RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
|  Возможность комментирования убрана ввиду невостребованности.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ангелина Сабитова

Коллекция насекомых

18-06-2018 : редактор - Женя Риц







мой сосед по парте увлекался хендмейдом 

он продевал булавки сквозь бабочек 
и прикалывал их к бортику пиджака 

каждый день он приходил в школу с новой брошью 
сегодня с капустницей 
завтра с лимонницей 
послезавтра с пожарницей 
иногда с более редкими видами, там, с махаоном 

его обступали все девочки нашего класса 
и восхищенно и немного сочувственно смотрели 
как насекомое мучительно трепещет крылышками 
почему-то оно никогда не умирало 
только истекало кровью 
правда, настоящей человеческой кровью  
его костюм уже не отстирывался 

когда он отловил всех бабочек в городе 
из нашего класса стали пропадать девочки 
одна за одной 
а на его пиджаке стали снова появляться насекомые 

я осталась последней 

однажды мне снился сон 
что меня накололи на булавку 
и поместили под стекло 
кто-то дышал на него а я пыталась поймать это дыхание губами 
руками 
ногами 

я очнулась отчаянно трепеща крыльями 

*
однажды в детском лагере 
пионервожатый принес нам дождевого червя 
и разрезал его на две половины 
которые как две пуповины 
обвивающие друг друга 
до удушья 

мы разглядывали его под луной 
под лупой 

смотрите 
он так страшно улыбается 
каждой своей половиной 

и мы тут же поняли 
о чем была его улыбка 
  
обо всех тех кого раздавили 
кому оторвали лапки 
и крылышки 
и усики 
о тех кого смыли в раковину 
и о тех кого прихлопнули с размаху 
о тех кого отравили 
и не дали житьжитьжить 
весело летать над цветами пить нектар и ползать по траве и песку 
обо всех тех жертвах 
погибших от руки человека –
вот что было в его улыбке 
ухмылке полной издевки 

нам запахло костром 
возмездием 

за рекой поднимался жужжащий рой насекомых 
над нами уже парил шестикрылый жук 



***

случилось  
это случилось 

сначала снилось 

каждую ночь  

и тебе тоже – ты плакал во сне –   
тем самым себя выдавал 

и наконец сбылось 

озеро для которого мы рыли всю жизнь котлован –

(когда он достиг размеров земного шара, 
когда планета превратилась в результат нашего труда, 
когда мы несколько раз полегли за работой и возродились снова, 
только тогда мы напоили его водой,  
только тогда смело сказали "живи вместо нас")  

оно обмелело 

как мои губы  
как мои руки 
как мое тело 

оно пересохло 

как твои губы  
как твои руки  
как твое тело 

превратилось в лунный кратер 
мертвенную впадину 
просуществовав совсем недолго 

но мы знали это с самого начала 
я помню твои слова о том, что любые наши действия –

это вмешательство в природу 
и что ничего хорошего из этого не выйдет 
и что только сидеть сложа руки – во благо этой планете 

когда озеро – плод нашей многолетней любви – пересохло 
у тебя больше не осталось слез 

но ночью нам по-прежнему хочется плакать  
когда оно смотрит на нас, подсвеченное, с луны 

кто из нас теперь искусственный водоем? 
мы вдвоем 



Автобусный рай

интро 

на коленях у инвалида ребенок смотрит в отсутствие стекол 
живой-неживой кондуктор закрывает единственно верный выход 
не обращаю внимания на погасший свет 
на руки облепившие поручни 
на женщин смотрящих в зеркальца на других женщин 
сквозь чужой сон слышу свой собственный 
сквозь собственный сон ничего не слышу 
автобус мчит мимо леса потом кладбища 
где все спят потому никогда не спят 
пассажиры знают что автобус не остановится 
но новые влезают в него через любую щель 

1

 
во тьме сама себя не обнаружишь 
как ветер бьет в лицо 
смешались как тела во тьме 
что путаешь себя с другими 
как женщины как дети – зеркальца 
поцеловать того кто близко 
пока не рассмотреть лица 

2

скорость автобуса 
это наша пассивная скорость 
это медленный огонь 
обнявшись сидим на местах с подогревом 
радуясь общности целей и интересов  
не успевая почувствовать одиночество 
и понять 
что некого во тьме 
поцеловать 

3

сидения подкинем в воздух 
нас тысячи таких 
плечом к плечу в наш внутренний час-пик 
зависнем в воздухе 
и никому из нас (зачеркиваю) них 
спасение (зачеркиваю) смерть 

4

выдернуть шнур выдавить стекло 
стекло прямо на грудь легло 
выдавить бы слезу 
и упасть из окна 
по ту сторону горькой страны 
где я вышла из ряда вон 
из ничьей глубины 



Охота на лебедей

*
если твой сын спросит тебя про выстрелы за окном,
соври ему, что это охота на лебедей.
но ты сам как подстреленный лебедь,
след от пули на твоей шее 
смотрится, точно укус.

попробуй обвить свою шею вокруг ружья -
как вьюнком или растением-паразитом.

*
я смотрю пейзаж за окном как красивый фильм
с открытым финалом,
и мне кажется, что выстрелы ложатся 
на чужие тела, как нежные поцелуи, 
и что люди падают замертво 
счастливыми, вожделеющими.
потому что война это тоже в своем роде любовь,
потому что нет ничего, кроме любви,
но нет ничего, что можно назвать любовью.

*
твой сын спросит тебя про укус на шее,
что ты ему ответишь?
ты только посмотришь с опаской 
в занавешенное белой простынью зеркало,
а отражения из зеркал не выходят наружу, 
если их не злить, как дворовых собак, 
если не трогать их потомство 
и не разорять их гнезда.
но тебе не следует бояться: 
твое отражение тяжело ранено в шею.

*
твой сын никогда не спросит тебя, кто его мать.
я хочу быть ровней тебе, 
я выхожу в окно, в красивый фильм
и встаю спиной к выстрелам.
спиной – потому что все еще малодушна.
но пули меня не трогают,
как будто на мне есть бронежилет,
как будто я слукавила, подставив под пули спину.

*
ангел-хранитель стоит за спиною как смерть
и нежно целует мою лебединую шею.



***

она говорит мне
ты моя любовь 
гниющий цветок в моей груди

и засыпает всем телом

и не засыпает 

когда твоя рука холодная как смерть 
касается моего затылка
когда я думаю что ты останешься навсегда
ты успокаиваешь меня:
это озноб травы
(роса ручьями стекает со лба
застилает глаза)

крики исчезающих звезд становятся громче
скоро услышим истошный вопль последней
думай что это море
чайки 

утром когда ты не проснешься
твоим телом укроют землю 
распотрошенные цветы
и птиц клюющих их внутренности

она говорит
я твоя любовь
и вынимает из моей груди
дурно пахнущие цветы
наш смех стелется по траве

когда я в безлунную ночь 
вижу падающий на ее лицо
на ее рассекреченное тело
свет
мне становится жутко

она смахивает его с лица 
как капли пота
и просит не смотреть на нее так



Воздушная акробатка

переходя веревочный мост
от окна до окна
опрокинь свечу
фитильком вниз

ожог догоняющий ступни 
принесет только радость
как тлеющий уголек зажатый губами
переданный при поцелуе

жонглируя яблоками истекающими кровью
выпусти их из рук и обнаружь:

реален только фрагмент лица возлюбленного
отпечатавшийся на стекле 
как переводная картинка



9 мая

вчера, девятого мая, в нашем городе был листопад.
странно,
совсем молодые листья за одну ночь пожелтели и начали осыпаться. 

люди в этот день шли на войну, 
забыв о том, что идут на парад в честь дня победы.

(можем повторить
можем повторить
можем повторить?)

и война повторялась снова и снова.

то ли листья, то ли мины взрывались под ногами,
и в воздух взлетали пилотки, гвозди́ки, георгиевские ленточки
(означаемые, за которыми нет означающего). 

странно, но разорванных тел не было. 
ни крови, ни вывалившихся внутренностей,
ничего такого,
чего бы никому не хотелось знать и видеть.
люди исчезали бесследно, стерильно. 

к вечеру, когда число исчезнувших достигло нескольких сотен тысяч,
листопад прекратился.
во всей округе осталось только одно зеленое дерево.
оно стыдливо стояло среди трупов других деревьев. 

так каждый из оставшихся в живых чувствовал жгучий стыд 
за то, что остался в живых.

когда кто-то из них сказал слово "мир",
люди так и не смогли его повторить. 

не смогли, не смогли, не смогли.



День исчезновения

смотря на фото в школьном выпускном альбоме,
я вспоминаю:
разговоры о том, что если мы больше никогда не увидимся,
то останутся фотографии,
о том, что это – память. 
в общем, обыкновенная регистрация факта нашего существования,
иначе никто не поверит, что мы были

когда фотограф направлял на меня камеру как нож,
было некуда отступать.
здесь и сейчас, думала я про себя, 
здесь и сейчас свершится моя смерть.
и камера встала меж нами как орудие убийства.
и тогда я поняла,
что смотрю смерти,
запечатлевающей факт моего исчезновения,
прямо в лицо, 
и тогда я рассмеялась этому,
потому что больше нечего было бояться,
и  тайна была раскрыта.
в тот момент, 
когда вспышка окропила мое лицо, одежду, руки
красным светом,
я почувствовала острую боль в сердце.

до сих пор, 
смотря на свое фото в выпускном альбоме,
я вижу пустой фон, 
день исчезновения, 
невозможность памяти.



Ремарка к несуществующей трагедии

они целуются, не касаясь друг друга ни одной частью тела.  
поцелуй возникает меж ними, как посторонняя субстанция 
как инородное тело в гигантском слаженном организме. 
чувство, которое они испытывают,  похоже на удивление от обнаружения болезнетворных микробов  в совершенно стерильном помещении. 

они беспристрастно наблюдают,  как поцелуй с силой ударяется о землю  
и отскакивает от нее, точно резиновый мяч. 
так происходит несколько раз, пока их внимание не рассеивается, 
пока поцелуй не скрывается из поля зрения. 

они принимают молитвенную позу в ожидании нового поцелуя,  
приравниваемого теперь к телесному наказанию.  
когда он спонтанно возникает меж ними,  их глаза обращены к небу.  
они падают замертво.



***
"...в следующем дворе за железной оградой цвели розы, серебристые, 
словно припорошенные лунной пылью; под сенью этих роз в былые, славные для этого дворца времена спали прокаженные..." (Г. Г. Маркес "Осень патриарха")


это мы – прокаженные, спящие в кустах роз. 
мы одни в этом лепрозории, в этой райской стране, 
снедаемые безответной любовью к ней, 

снедаемые ненавистью к нашим юным прекрасным телам.

мы похожи на обнаженных подростков с фотографий Стерджесса, 
чьи тела тоже созданы для ненависти. 

спросонья я протягиваю тебе белую розу, 
но не смотрю на тебя.
нагота – это то, с чем я не могу смириться, 
то, чего не могу принять в тебе (в себе). 
мне стыдно за наши тела перед этой страной, 
научившей нас безответной любви и ненависти, 
что суть одно и то же в данном контексте. 

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah