| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Внимание! В связи с неполадками на стороне хостинга добавление произведений временно не работает! |
Новая книга - Остап Сливинский, Орфей. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Юрий Рыдкин

печатать   ГИПЕРССЫЛОЧНЫЙ БРАСС
редактор - Женя Риц



Ю


если вы
не даёте мне интервью,
я возьму
его у вас сам;



тетивы
натяжение против Ю
потому,
что буква – ням-ням)));



а слюна,
вытекающая извне,
отдаёт
приправой «Сезам»;



я и та,
приседающая на мне,
водомёт
поручим слезам;



а вот вы,
прочитавшие до конца
моего
субъекта а-ля…



от Невы
до вывернутого яйца
ничего
не скажете для ..?



юнион
гулиляя по шкирандо
сычит пех
прекария и



не омон
произносит в строке «а то!»
бо для тех
існуе «вісі!»



до покаянной рвоты
мыслю во все бока,
только в вопросе «чо ты ..?»
недостаёт куска,
он потому что прото…
он потому что пост…
вот вам напряг чего-то,
что затянуло тост:
За против!




неВеста


…ну
я
ж
толкую
если
только
это
в
кляре
и
инкрустировано
чем-то
вроде
ряски
тогда
выходит
что
попытки
быть
в
ударе
сродни
потугам
встретить
ласки
через
каски



от глоссолалии зашкаливает трезвость,
и вот уж Я погребено под тупиками;
пол-литра залпом – и вверху сверкает местность
кольца разорванного острыми концами



сыгена
выпала
из
шворина
и
этим
сподвигла
ёхана
на
трение
о
гения
что
безусловно
было
ветрено
но
бредим
мы
не
от
этого
а
в
силу
эпителия



тяжёлая кожа
сползает, как тесто:
к подножию – ноша,
а к верху – неВеста;
разодран перцептор,
и то, что зияет,
как типа коллектор,
своё изымает



в
сегменте
ядерном
куражится
округлость
она
же
около
мерещится
побочной
а
мы
сплюсуем
полюса
и
эта
смуглость
залётной
женщины
послужит
мерой
точной



истошный «ах!» отстыковался от влечения,
а мы попробуем освоиться в разрыве;
итак, задача: осознать момент течения
во всесторонности и в выловленной рыбе



гарнету
выкопали
рядом
с
проштикуром
в
изводе
эдаком
нам
впору
счесть
пристойным
попытки
белочки
на
зависть
прочим
дурам
влезть
в
многострунное
став
чем-то
многослойным



суверенность объекта отбита
у рабочего вместе со сном;
словно лава хрущёвского быта
обтекла планетарный объём;
аннексированные пингвины
в уши мёрзлые клювы суют,
слуха слышимые половины
затекают в пингвиний уют;
«и она, и она» – не Иона!
в нестыковку проник рыбий мрак,
а внутри на поверку – ни тона;
мы качнёмся и спросим: «а так?»




СКОК-СКОК…


…при
кругозоре
этом пройма мелких планов
нианивону
затевают
сегментарно
они
планируют очнуться между кланов
которым впору поучиться
статуарно



непрестанно плотнеет сосок,
может, даже – сосковый коллапс;
энергема в изнанку скок-скок…
что угодно сегодня для вас!



в
таком
отсеке тоже можно
кобылиться
поскольку среды разухабилися в
сфере
она исторгнута из ёнии
и ситца
недостаёт для вентиляции на
хере



на поверку – период сжатия,
обступает тупик,
расширяется неприятие
до размеров улик;
незаметно вхожденье друг в друга –
объектарный перепихон;
для другого такого же звука
мы построим Иерихон!



и вот уж
вынікі других конфигураций
грозят материей
которая не в духе
и нам приходится
кузыцца возле акций
в
поддержку
этого
и
этой
в
повитухе



что-то длится по ходу рядом,
даже если идти к нему;
нарисуй треугольник взглядом,
чтобы встретиться на углу
с уфологией не-субъекта,
пролетающего за ним…
посмотрите, как спицы спектра
вяжут мне виртуальный нимб!



але
ж
размова пачынаецца адразу
яна
як нешта зразумелае і толькі
скажы
навошта ты імкнешся піць заразу
калі
і
так
хапае
гэтага
настолькі
што Я во всей красе)))



дефибрилляторные clickи
оживляют текст,
за мной следят электрошпики
и один the best;
нет ни я, ни они, есть внимание,
меняющее число;
с вами, блядь, говорит мироздание!,
включающее музло…




ВНЕВНЕВНОЕ


А давайте с этого момента откажемся
от замаскированной феноменологии прямого высказывания
и от такой же экспансии перлокутива!
А вместо этого сплошь покроем повальную матрицу
латками собственного вымысла,
поскольку если симуляция неискоренима,
то давайте хотя бы станем её хозяевами!
Шучу-шучу… это уже было…
именно с того времени я даже не улыбаюсь…



валера валера валера валера валера валера валера валера
валера валера валера валера валера валера валера валера
валера валера валера валера валера валера валера валера
валера валера валера валера валера валера валера валера



по часовой кружит продукт, а прибыль – против,
гипостазированное поверит Бруно,
бо результат такого трения – Иосиф,
тысячекратно перемноженный на uno



вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим
вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим
вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим
вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим вадим



наша слабость пока ещё в силе
(хоть «неделю», хоть «гимн» запой),
мы в мигрирующей могиле
обрели ходовой покой



витя витя витя витя витя витя витя витя
витя витя витя витя витя витя витя витя
витя витя витя витя витя витя витя витя
витя витя витя витя витя витя витя витя



просыпайся поскорее!
и засни же наконец!
саркофаги… топит… Шпрее…
под-мы-ва-я ле-ди-нец…



вввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв
вввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв
вввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв
вввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв



перепутал консенсус и коитус,
чую чирканье противоречья;
будто габитус выполнил Мёбиус,
но уже во вневневном предплечье
моё



11111111111111111111111111111111111111111111111111
11111111111111111111111111111111111111111111111111
11111111111111111111111111111111111111111111111111
11111111111111111111111111111111111111111111111111



нежданный оргазм на подходе…
и, судя по семам, не мой…
сквозь щель в гомерическом доте
познаю внезнаковый зной…




САМОЕ


ну что ты ходишь с выключенным светом
в башке? наощупь мысли ищут яз;
в твоей вагине шарит пистолетом
тот, кто сейчас ведёт ко глазу глаз



а сколько…
скажи, пожалуйста, в каком…
в сегменте эдаком полно…
а то и вовсе посмотрю…



отдаляясь друг от друга, возрастаем;
это значит – сбой в системе восприятия;
мы попробуем на цыпочках и краем
удалиться из взаимного изъятия…
короче, тут ещё долго можно растолковывать, расталкивая



ещё немного и…
смотрите в оба, муда…
не факт, что выполним…
конечно, рядом ты…



я хочу распластаться под ласками,
до другого расплывшись в себе,
там огромные сиськи под касками
тоже куполы видят во тьме



когда бы только навсе…
и где же сме…
поскольку около не…
лакейские лайки…



сквозняк из бездны безответности,
к нему прикладываю глаз
и вижу ………… ……………сти,
а также самое и вас
прямо сейчас




АМБИ…


…но это если забегать
за бег как таковой
тогда быть может и кровать
застонет под тобой



выпадать из возможности выпасть,
для того чтоб куда-то попасть,
например – в голевую открытость
или в чью-то зевотную пасть;
можно кануть в три области сразу,
если 2 состоит из трёх букв;
что в итоге достанется язу?
тишина, панорама и звук



перетасовано пространство до не помню
отныне вытянуть её уже не можно
но мы попробуем уйти в чужую ёмню
и где-то высунуться с блеском как из ножных



тошнит от нехватки, и в амби…
мечется ваше не-ваше,
оно устаканится в камбий,
спрячется в чьём-то пейзаже…
и вот тут-то обступила вас нехватка!
вы пытаетесь, clickуя, снять осаду:
ткани нет, но это нет идёт как латка,
за которой и с которой нету сладу:
отстыковка светит пристальному взгляду



трихому около не видно ибо явно
но асимметрия мышления в фаворе
а потому любая стяжка естся жадно
и в разговоре и в обратном приговоре



разорвался рядом снаряд!!!
мир подогнан под статику ног,
пробую на зуб всё подряд,
быт никак не войдёт в обиход;
теперь мы стали инвалидными ногами
и ощущаем в пятки загнанное время,
оно идёт семиомильными шагами,
идём не в ногу и с собою, и вон с теми;
по ходу – компаративистика:
направо, налево и внутрь;
”пиздец! – заключает баллистика, –
«я» есть удалённая удаль!”



но крандоверки не присунут пикитоху
они и так разобщены до дальше некуда
круляши ходором везут объекты к лоху
а тот собака ни бум-бум рифмует рекрута…




VOILA!


…нейроgirlянда
караулит асимметрию
в зизоях эховых
которые в ландшафте
а мы с тобою проповедуем электрию
пока материя готовится на драфте



куда ни кинься – всюду я,
повальное яение;
по ходу выйти из себя
= из окружения;
на первый раз сойдёт коллапс,
а дальше – как получится;
есть шансы вывалиться в вас
и заново отмучиться



объектолехия
повсюду и поодаль
крутните это пару раз
потом в обратное
теперь пропойте или нечто или йодль
и яд текстот оборотится во всеядное



трясётся в сумке-кенгуру подкидыш-будущность,
до позабытого взболтали перспективу;
вагина времени: внутри мерцает будничность;
теперь нас двое: я в субъекте и противу;
Патонг? пинг-понг: один зрачок на оба глаза,
и вот они уже меняются местами,
в недоумении напротив – та же маза,
и нам под силу перекинуться слезами;
виртуальный слезоворот
угодил читателю в рот
и теперь через всю страну
clickом гонит его слюну;
проглоти её! это секс!
рефлексия вошла в рефлекс!



урноху выпили
до самого
коллапса
потом ещё чуть-чуть
и вот уже визана
она такая же как те по части шнапса
но сегментарно претендует на сезама



ушла в воронки колёс
моя былая трусца,
и я качусь под откос
туда, где все – ца-ца-ца…
тот и этот – напёрстков вихрь!
серединой… засосан… взгляд…
переход… почему-то… тих…
кто ещё из строки изъят?..




ЭМОТИКОН


”…кокниги ходят то порой то постоянно
и это бляха напрягает если спихо
проклады можатся до пельки и до яна
а тот цыган но тихо тихо тихо тихо



мой рот берут на абордаж пираты в мозге,
губоуглы грызут багры, ныряю в ступор,
где я навскидку отношусь к себе как к тёзке,
и вот уже на языке змеится волос
неотбиваемой супруги, а мой голос
с камнями Крыма перемалывает рупор:
«Не заплывайте за крюки!»



асцижа габает и только по ивену
но разве можем мы настолько целоваться
чтоб забывать про габаритную гангрену
и про левилогуздоватного паяца



семья на откуп отдана контрацептиву;
я трансформируюсь локальной текстотою
и стану тою, что посмела стать не тою,
когда концом загромоздила перспективу;
пусть испытает, каково с фантомом хуя
искать возможность возместить ущерб избытком;
она наверно потеряет счёт попыткам
пробиться в зеркало, меня к себе ревнуя



знадры мримоют цивилиды горовою
ей тоже хочется кувмыжить на перроне
таким же образом васада с яровою
геронесует покатуху в либероне



107 кругов, и я спустился с карусели;
попал в роддом, иль оргазмические чайки
в открытый голос возвратиться не успели?
я всем подряд напропалую ставлю лайки,
и это признаки прощания



ням ням тихоз посылит ылки на регуде
чаму ж тады па-беларуску не абмовіць
ильма фисона сылит хованку в принуде
бо шышу гужаму бульбашына адмовіць



а если серьёзно, то:
ты любишь жизнь, а я – тебя,
несостыковка;
мне светит братская война
иль уголовка”.




ЗАБЫЛ НАЗВАНИЕ


”…гэбэ бубонно нумерует имярека
в клинине энной а при допыце эгидной
где подколупывает калева калека
то ль с формой фирмы то ли с форою сульфидной
ардас навольснин головится как алуска
в оппозитории магчымае загіне
як да касцей абрабаваная зулуска
што ўсе каштоўнасці хавала ў вагіне…



до войномыслия донянчился с бездетностью;
я лысый или сняли скальп с меня, как краску,
чтобы покрыть боеголовку человечностью?
иль это каска не пускает чью-то ласку?
иль то Полесье по всей видимости сбритое?
и если волосы есть вьющиеся мысли,
то – пол меняют, выпадая в позабытое,
и вспоминаются потом уже как мысы,
а то и айсберги – врасплох и осязаемо,
глубеют или же всплывают как подлодки
в Соже, в бассейне, в ванне, в центре Николаева
иль между ног непререкаемой красотки…



зачеши клонятся ко сну неимоурно
в задалиминдо кошенашат галиферы
ары наганкою секилятся гламурно
декобелируя очечье чьей-то сферы
ельен отряненген принырит в хотовиху
и не занинит на веснарию щепотку
поскольку пыжится хуист попасть в барвиху
и во все стороны познать лесную готку…
https://www.youtube.com/watch?v=Hnuacm_kCQk



разведённая
соседка жалуется: «Он нас заливает!», –
а я теснюсь среди чужих в могиле братской;
то потолок мироточит её, бывает,
когда безудержно торчишь в квартире блядской
(что таковая и для рифмы, и по факту),
как в инфернальном фуэте без права в угол
приткнуть колени и хотя бы выспать вахту,
в нибудь которой я, до глюков муча Google,
себя шукаю, чтобы найденному крикнуть:
«Спустись с небес! или хотя бы с верхней полки,
каб ты во взрыве том успел хотя бы пикнуть
и верить, что гипотетические волны
прибьют твой звук к её айфону или к стону
по кайфофонии отхлынувшей, а в оной
кишат цитаты из услышанного в фильмах
и из подслушанного мной, когда я ползал,
ушами красными топчась по рёбрам пола…»




жмагара кубарем раззодит обирачи
покуда вылное изнарится на лухах
а попривожное не ведает о сраче
ни в паневежисе ни в панне ни в потугах
бо гэта быццам бы і можа быць як-небудзь
калі не мець на ўвазе лёс ляснога леса
дзе курвы жожацца дагэтуль халібэбуць
а побач родные чарнеюць як адэса…”




БЕЗ КОНЦА


Кто в ответе за наши оргазмы?
Кто в ответе за старый их рай?
В пограничье начавшейся астмы
неувиденное вспоминай.


Или:


Сурдоречью пора заняться,
бо доносится лишь тык-мык.
Что мешает в любви признаться?
Эрегированный язык.



«…брессано нискала приталенное эхо
гратидногнидно кднадно сткутковая шмытка
у рта излишит междуножная прореха
в носу аромтерапевтическая пытка
сляката кптыткова платклыкана в клуклуде
хратькитка ранганга фрукшнета кинглисмномно
армада ада адамант мандует в муде
по-белорусски по-украински укромно…



гляди!, штурмуются цитаты-цитадели
очередями закавыченных кавычек,
что парти-заново легли не в самом деле
на плечи в качестве наколок или лычек;
в краю у нимфы конфискованного …изма,
недотела прикрыв щитами-зеркалами,
без боя взяли мы столицу Нарциссизма,
те, чьи защиты не еб……сь поплавками



из хартниктнотны штратрикотровой вирткрольной
свакледа шраткраин жджажджижджа экэлеле
не получается по версии парольной
им оказаться на таком просторном теле
каб не форсировать захват чужих оргазмов
в разгар зачатия бессмертных патриотов
наперекор худлу адлавоных кишазмов
из перекрашенной икры искариотов…



мне
под гомофобною Сапфо хватило в кейфе
металлолома бомжевого для антенны,
поймавшей волны, на которых, дрейфя в дрейфе,
дивчина («Минет минёт её, а может быть, и мина, если на службу не пойдёт со ртом разинутым! Опасно к телу примерять конец Амина! Куда живее притирание с резиновым!»)
мечтает губы подогнать под лабутены
и накачать их на манер шаров воздушных,
чтоб до конца доцеловать фигуру хлопца
из недоделанных героев иль бэушных;
фантастку сбили… сбили где-то возле солнца…



прыйшоўшы воблакам туды дзе не чапаюць
дзе пачынаецца сапраўдная пашана
ажына кажыцца і гетманы гуляюць
от дня бобруйского и до биробиджана
последний шаг от мовы и до моветона
совместно сделали і зробім асабіста
на подоконнике оставшись без поддона
к ногам смотрящего из окон онаниста
капаем…



я к иностранному дождю себя ревную,
мне стать бы памятью под душ, пока сиеста;
и слёзы дали задний ход напропалую,
смывая с данного листа концовку текста,
в которой женщина в отъявленной спецовке
от пистолета длинноствольного кончала,
крича, что в тексте этом больше нет концовки,
поскольку – длинная и спуталась с началом…»




ЧИК


ко взору грузило и – в омут
отпрянуть в отпрянутом от…
поймали мы вымытый момант
и взяли в разинутый рот


или так:


конца
опустошённая бутылка,
лица
неаппетитная отсылка,
маца
неудержимее обмылка,
яйца
обетованная памылка…



…так я ж толкую герменевтику! что тоже
интерпретируется всяко и не всяко
мне б это как бы не обидеть бо не гоже
не целоваться после первого каяка
https://www.youtube.com/watch?v=u5VcBQjoDZI



я – в труне… право, экая цаца!)))
а обапол – прильнувшие к скрипу
не глаза, а вагины слезятся
и дают волю трипперу-трипу…………………………………



опять же слыли на подобном только разом
и это дарит преференции и проче
таким макаром мы сраслися с водолазом
и он нас вытолкнул оттудова короче



кондом удавом поглотил от ног до рога,
спермоаквариум подвижный штырит ступором,
но по инерции уж тянется дорога
всё больше кубарем и кубарем, и кубарем…



и да они не понимали этой репы
не в силу только лишь одних ангажементов
а по причине улыбающейся скрепы
что непредвиденное держит без агентов



ну ты-то чуешь расчленённое как будто?,
где ничего чревато собственным наличием;
нам промах націска уже рифмует УДО,
мы лампой щёлкаем, бравируя почтичием:
чик-чик…
чик-чик…
чик-чирик…
чик-чирик…




ESCAPE


«…муами тоже жиковарок бросит эхно
куда-нибудь а то и дальше немогухи
когда-то музыка звучала в стиле техно
тыц тыц тыц тыц припёрлись аховые духи



хлебни из Дона и гримасою дай ссылку
на век, где ты сослалась смехом на сегодня;
степная мысль туда-сюда исходит вилку,
и когнитивный диссонанс заменит сводня



тажмыном держится вижуха и кажана
за что-то липкое и дикое как мясо
врилатовидное кукожится для жана
а тот собака страстно прыгает на прясло



но сцала Смерть при виде киборгов и Swayze,
а я успел подставить флягу ей под юбку;
и что вы ждёте тут от рифмы кроме crazy?,
который впитывает уксусную губку
впику Павленскому



закашка линзнанзно загредовала оху
что так сказать не очень радовало аху
бо трампледария уяжит только моху
согласно классовой борьбе не дать бы маху



куда мне спрятаться от пуль?!.
рябь Иордана, как бы ставшего купелью,
дошла до кожи через Сож и чашку чая;
серьга дрожала, колокольчика алкая,
чтоб миниблаговест звучал над колыбелью



юминованна тянет точечку и кочку
к которой тянется полжизни чья-то туфля
какая линия уткнулась в чью-то мочку
где перспектива для серьги а я не пью бля



а ночью мысль,
пока по пьяни НЛО не спутал с краном,
чертёжит нимбы по следам моей сильфидной
и мне, побрезговав мавроидным тараном,
колёса крутит под коляской инвалидной,
надежду доит,
что не эллипсоид



краланда ычет возле самого фагота
зачем же эдакую вязь спустили в урну
когда могла бы это выбросить блевота
на эшафот в тюрягу или просто в дурку



после неё
оргазм всю жизнь не проходил, не отпускало
и с той, что странсная, и с тою, что важнее…
скорей бы суд! скорей бы суд да пострашнее!
приговори меня к тому, что с нею стало
после меня



наўмысна мроіцца табе апошні волат
ён дзесьці побач толькі ходзіць падла ціха
і паміж ног яго тырчыць пратэстны молат
каму на шчасце паўстае каму на ліха…»




О


– Скажи, а к тем, кого оставили в покое,
какое всё это имеет отношение?

– Да никакого, то есть самое прямое,
бо в отчуждении свершается сближение…

– …где из зарядника вываливалась тяжесть,
как из халата распахнувшегося похоть…

– Сейчас опять начнётся «я же… я же… я же…».
Пора поохать, обнулить, пора поохать.


– …




«…тар бат э нон фо ми ту лы ла ке ре бу то
в застен упрята мозговино темпо люсница
там под столицей и реально и как будто
по политическим мотивам вянет узница!



вот – ё-моё!
вот – я-моё!
вот – ё-её!
вот – я-её!
да, я её… во всех смыслах…



есть безошибочное в этом заблуждении,
не тёмный лес и не деревня, а лесничество,
где можно Я заполучить за счёт количества
негаций, собранных построчно при падении
в самость



ристолло редковое княжит и по праву
поскольку только таковому и научено
а на базаре между прочим мнут ораву
каких-то брызг из за ко зу ли су пар ту че но



Ничто повальное Авось меняет в Нечто
за счёт болтания искомого в авоське,
уже динамика к концу взывает Вечно,
и мысли вьются не впустую, а на оське
твоей невидимки



катан шишонный снова бяжит для проскуры
ну сколько можно издеваться над периной?!
ведь хаванелла не укрянет до халтуры
и всё закончится фланом и тиктиктиной,



где с криптоскрипом и до времени песочного
внутри своей вакол твоей кружусь ротонды, –
непредсказуемое зодчество заочного,
и КСВ застал врасплох постгоризонтом



чумачычу ізноў прыйшоўшы да высновы
яшчэ імкнецца далучыцца і да выніку
а недзе заўтра гуртам кацяцца галовы
ў таемны клін а ў лепшым выпадку – у клініку



любой избыток друготы ведёт к ущербу,
гарем поэтому грозит затыкать яканье;
в моей груди трепещет только мускул Щербо;
томясь от цельности, по лбу себе, по статуе
по-сту-ки-ва-ю…»



– Ты слышишь?




ЭКСОТА


…поскольку птица в осязании есть птичность;
нам покоряется не верхнее, а нижнее;
сама погоня есть ближайшая наличность;
начните ближнее любить, хотя бы ближнее,
особенно в одиночках
внешних и внутренних.



”…елея гаевого уйма и как минимум
улайя ёхает на онике елонном
под некой точкой нежно колется континуум
ау ау и забывается на оном



ты и подаренный тебе прилив акаций
напропалую состояли из негаций,
но было можно в позитиве отрицания
коснуться целого, коснуться целования;
когда познаково сгустились вести в веси,
я шмыг оттуда, где в тонах томятся тонны,
на плечи личного, которое не весит;
взор глаза левого на взводе, правый – сонный,
его поныне отвлекают инопятна;
тотализатор разорился на «кто дальше?»;
когда один на полпути, второй – обратно:
«там не она! а на другую нету фальши!
в палатке века эксоту крести прицелом!»
но это я толкую с вами и не только
как офицер, намедни взорванный, а в целом
картина мнится как проглоченная долька



штрапнап трепотный троекратно вылез в аут
во внеположное а значит и вовнутрь
трандуля дулит и не менее чем скаут
скальгин цюльними заполняется под удаль



"я – там, где кончилась строка, я – всё, что после…
а также до… за мной остались и пробелы;
закрой глаза и внутрь выгляни: я – возле…
я – снег, представленный тобою, но не белый



********************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************************и не этот…”




ДОСЕЛЕ


Тьма повального света
окружила меня.
Или рядом комета,
или с вами не я.



«…доселе тмарое выходит на гушену
во имя имени безмена безымянного
куда же деться нам с тобою и дьюшену
который кстати люмит труга гришкуганного



твоя инаковость есть совершенство пшика,
а значит аншлюса не будет, можно якать;
бегу расхристано – без оклика, без ика –
и жру на вырост то ли воздух, то ли мякоть,
не пе-ре-ва-рен-ну-ю кем-то



ельми дикрудой котофуйковой по стону
и он не будет ни ослиным ни приблудным
потом откланяйся но так чтоб не на зону
засим ретируйся под судно иль подсудным



мяч баскетбольный аннексируют пупырышки,
они пособники ладоней в деле рвения
(бля, вспомнил детство и оторванные крылышки),
иль это дрожь на шаровидной бесконечности?



швага дырлявая опять манежит худы
за сто же это накрувилось на агаты
ведь даже юхалке понятно кто из хунты
а кто манирует бубонные парады



"крестом прицела я покудова не пойман,
крестом могилы я пока не перечёркнут;
я стал принюхиваться к снам – мне нужен Ройзман!,
бо нет гарантий, что они меня не торкнут
в бок Рыбака



кужвыш нахохлился а надо бы пресмыку
включить и выключить тогда когда напьются
подумай как тебе щекой прижаться к смыку
и фиге грота варфогуги скажут сдуться



два – лево-право – или-или – отвлечение,
я к суверенности твоей ревную Бога;
войну прошёл, но как же мне пройти лечение?
а без него сам для себя я недотрога



тык-мык прыйшоў і мовіў нешта пра пашану
бо не хапае нам ні ступару ні руху
а справа ў тым што дрыгвароднаму дюрану
пришла пора прижаться к собственному брюху



блюду войну на поле бокового зрения,
нитонисё моё – в тандеме с откосившим,
які декадами твои ворует бдения,
а в сноключениях я числюся почившим
доселе…»




ХУЛІGUN


За какой из краёв болеешь
и насколько неизлечимо?,
если ты, сателлит, лелеешь
волковидное наше «мимо».



…агу агу орладо клалия на оху
блинклин авосится за крлиндами эхайки
в ладонь ветвистую подкладывают лоху
ту именную рукоятку от нагайки
что кулаков нутро мозолила в темницах
извилин прячущихся в стропах парашюта
а также в гайках на страховках знаки в лицах
чу приближение детсадовского зуда…



от гоп-ударов по коробковому Бресту
в цепи событий саботировано прясло,
где шла забрать меня на родину по месту
прописки мамочка, шагам её всеглазно
я внял, в песочнице вылепливая тортики,
и перспектива троекратного уюта
авансом вылилась в вельветовые шортики,
девчачье личико поморщив до капута,
поэтому сегодня –
передний хвост торчит, набит эдемом детства,
им аннексирую дождливую столицу
какой-то задницы, живущей по соседству,
из пиджака я эскапирую в петлицу,
где где-то гдезится по-гдетски и гдетально,
напоминая приступ сна вдали от дома,
благоволит общенью с вербами вербально
антоним «комиками комканная кома»…



карнан анин илина фейковая фифа
юмина классовая флязана из феи
в идеологии отъявленного мифа
ищи ничем не перетянутые шеи
клади за щёки супостатского баула
паветра воздух завоёванный свободой
авлы цыкында зызы аза и аула
шаган ыуховый купируем блевотой…



бытует страсть, в ней точка А уже за буем, –
в окно на первом полуночной Константиновки
не попадёшь простым воздушным поцелуем,
когда размазан ряд окон с размахом выставки,
до желтизны размазан чем-то скоротечным,
когда ты сам сидишь во встречном, не моргая,
иль распластался пьяно встречным-поперечным,
гудок игрушечный улыбкой узнавая…



сос-каль-зы-ва-ю…
поскольку… в девичьей… норе… цепляться… не за что…
и негр… ночью… сотрясает… мрак… мараки…
в анархиозе… меж времён… тошнотно… ветошно
маляки-ляки… мозговни… сгустились… в хаки:
под зад каких размеров и происхождения
на снег стелить остатки собственного плюша?
туда, где пот его в процессе испарения
помог узнать ей забинтованного мужа
не то отечественного, не то гражданского!..
текстую город нарисованных гадзіннікаў,
по площадям во время часа комендантского
передвигаюсь незаметно, невидимкою
в хвосте из девичьих волос, хвосте, торчащем
из крупа загнанной лошадки на колёсиках;
белорисуюсь в списке без вести молчащих,
если, конечно, я не пойман на наркотиках…



(Автор вышеизложенного текста просит прощения за допущенную в нём неточность. На самом деле в украинском городке Константиновка трансляция телеканала ОРТ приостановлена на неопределённый срок).




Б/\/\/\/\/\/\/\/\И


«…звистомигундовая оперная плошка
она похожа на забывчивую юху
когда покажется прилипчивая мошка
сосуд натравит на неё большую муху



не то пошло от приблудившегося Nextа, –
не с телескопом коротаешь, а по Брайлю;
я не смогу надежду вычленить из текста,
почти до точки депрессованного далью



сплатыка герует в какого-то билюка
вот только нет на это точной оговены
отсюда вывод: доминантная писука
не позволяет не добраться до геенны



зачем меня какой-то левою бинарностью
из помещения выталкиваешь в память?
ладно…
дверной глазок пусть будет пупом-сингулярностью
для кругозора в одну сторону, где сляпать
из ностальгии можно призрака такого,
які со стенами обходится иначе;
вернусь!, подмигивая мимикой другого,
его придётся по щекам хлестать до сдачи



чкакара кряжится в такую ипохундру
что даже тежное не в силах стать на руки
такое моево грозит вломиться в тундру
и жимонардовую ёшь обречь на глюки



опять, опять на сердце ПРО, начнётся проблядь;
одна надежда на спасение – забвение
всего того, что после стопки можно вспомнить;
я по звонку бегу к тебе, идёт падение
параллельно земле



наринга тродата слагеда тоже адит
на здене лиховой опять плывут гирлины
теперь никто ни с кем без морока не сладит
тика дарада променада гугли глины



легко гражданскому, особенно непьющему,
себя, такого, соблазнять самим собою;
любой последующий – ссылка к предыдущему,
внутри другой придётся встретиться с тобою



гляжите люджи! это виховая каха!
в которой гружу начинают на нибиру
где мозгосвинство не проветривалось бляха
с момента ховерного лябата к игилу



дрожит кромешность… это свист влетает в ухо…
свистит снаряд?.. усыновлённая босота?..
не на носочки, а подпрыгнуть надо духу,
чтоб только зыркнуть из глазницы, как из дзота



эльбада чмохает на бирду овениги
и не заботится о плановой ютилии
послушай Пшика поздно сбрасывать вериги
когда не дарят а врифмовывают лилии…



до света
ни Исинбаевой, ни Бубкой не достану, –
тяжёлый жах, тяжёлый Жак с погон не слезет;
из темноты я в текстоту впаду иль кану,
закрой глаза и эксгумируй сколько влезет



крошид жимон джабадагё цыбера дора
тирка дадо литын нахат верумби дура
ликладу монную спасает от позора
почти какое-то легендовое Юро…»




                        ОТСЛОЕНИЕ ССЫЛОК
.
                                                Обычно я не умираю…


                «…рмаснеса клитка восе нана прандлабанда
               карвашь ыхен протолиралия гусницы
               арбан авелка каплявека или ванда
               шчакака бутока рубаталинка ниццы…



               не время memory заканчиваться вэрхалам,
               бо в текстоте остались выжившие со смеху;
               вот шарик теннисный меж памятью и зеркалом
               летает, радужно размазанный по воздуху;
               по ходу ты – хвоста кометного оттенок
                (согласно первым показаниям наития),
               пока люстэрка медлит плавиться от зенок,
               покуда стук в него не делает открытия…



               куснится плавия бесновая на веле
               бульбашат пискалки по беглому гороху
               акупунктуру ладят ели еле-еле
                                             светлица-птица светом светится патроху
               а жижа жмажная валынится в надалье
               на звалку кранкава юбканит возле фины
               и проповедует кабальное ебалье
               гогочет шкурами под панцирем афины…



               эй, вы!, окликните меня!, ударьте током!
               иль свистом!, чтобы под прицелом окончания
               тебя увидел разрывающимся оком
               пупка на теле между зовом и прощанием…



               алиска блястится на громинке в газвездии
               шабашка шашится прокладывая пизы
               давно закончились последние известия
               во мне и вне ведутся рупортажи шизы
ці сон ці сонейка смяецца ці вавёркі
               аврал и мралда караванят хуки хунты
               в штанах шушукаются шалые шестёрки
               с либидо диким, – легковесные, как фунты…



               я на пути к тебе раскалываю ссылки
               углом лица иль стыком профиля и фаса;
               в трюмо ли трюме разморзянились бутылки;
               я пассажир и инвалид второго класса;
               со мной @-поводырь, – нутро откусано, –
               равна дистанции от повода до повода;
               всё без примет распознаю, а что не узнано, –
               проименовано альбо пронумеровано;
               без лобной бабы уголовного убора
               передвигать начну, подначивая ноги,
                бесколёсное «откуда?» до упора,
               до восклицательных вопросов на дороге…



               сахряж девах женщенит полой позой кена
               кулак гдежинка раскровавила в нутряни
               а стенкой ойкает, лакая, ойкумена
               не отодрать мясные драники от дряни
               рбалыха лихо эхоманит возле уха
                                             каханне ціхае пасхальное за пазухой
               драконограммы появляются, не пруха,
               глазные яблоки мне ветер вытер насухо…



               гля-жу в у-пор на при-сно-па-мят-ну-ю ми-ми-ку,
               лик рас-па-да-ет-ся на час-ти от у-чи-лок;
               бусловым клином вышибаю клинья клиники,
               лечу по стрелке, закружившейся от ссылок,
               в пространство южное, нагретое тобою,
               чтоб на коленях покалеченным фонтаном
               стоять до Патмоса перед самим собою,
               сие записывая пальцем безымянным…»




ОКНО-ОНКО


«…ба-бах! и прутины укронные селфини
бу-бух! и кралия летальная пристала
поскольку дольку хороводили у лгини
которой впору раскоровиться от сала…



короче говоря,
демаркационная линия была
как раз по мне проведена, и я, двунекий,
блюл полосу немецким волосом дотошного,
и от ребра до сослуживца-друга Жеки
прошли навылет пули, как и дуры прошлого,
где щипачом в карманах век и там… под платьями…
шукал шуршание, желал нашарить шорох,
но был до ручки доведён рукопожатьями;
где вор нащупывает «ох!», там будет ворох



от блиды кунковой до самого до бука
в роготомалии хуленина папира
что до херни противоречит силе звука
гу-гу ду-ду жу-жу зу-зу ку-ку ку ми ра



окно с обратной стороны залито красками,
не даст прозрачности от здешнего усердия
и не отмоется мозолистыми ласками,
покуда палец не провалится в отверстие
ногтевое,
а там – салют ко Дню Победы надо мною



фей верх ахит бадан кажиновый и ухо
разлокатует в обе стороны от лиха
пока под женскими подмышками не сухо
вам не приходится рассчитывать на тихо…



в памяти
все зеркала – лицом к лицу, и если топот,
то – ограничен каблуками иль копытами;
спустя почти что …надцать лет я вижу шёпот
и буду быть, покуда помню про забытое



бардаж жавит наколен прямо в такиэбту
же там и клежы подоспеют из адапта
я мару мову неяк вывучыць для шэпту
бо ўсе астатнія для гэтай справы надта…



моя коляска – это повод к светской келье,
так приходите же ко мне на новоселье!,
когда я сделаю шатёр из одеяла,
что срамоту неоднократно прикрывало
подобно этим вот кавычкам».