RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Виталий Зимаков

СТИХОТВОРЕНИЯ

28-06-2014 : редактор - Василий Бородин







http://brownianmotionfoundation.files.wordpress.com/2014/06/zimakov-poems.pdf














вот-вот и незнакомый кто-то
задетый за живое тут
случился под счастливой нотой
её подхватят и сотрут

законспектированный голос
неизрасходованный весь
на вырост колос птичий хорус
смертельная благая весть

на каждый день пустынной проруби
незавершённых кистью глаз
так пробовали были пробыли
так мало между нами нас




*****

не слушай аонид снегирь меняет почерк
забвенный адресат из прочих мелочей
цианистые дни в оправе правил ночи
в отраве травиат потерянных ключей

эпистолярный ритм тем более утробен
чем проще на вокзал мурлычешь ямщику
мой прыткий следопыт лишь сон правдоподобен
как некогда сказал и выдернул чеку

в гусиных перьях весь эпистолярный рим
метафору стряхни в подставленный стишок
от суффиксов до пейс мой ангел аноним
взломай конверт вдохни прозрачный порошок




*****

день который соргоцвет мы никак не пролистаем
этот город на просвет этот день необитаем

знаешь в чужом городе реминисценций
света звонарь пустослов россыпь
длиннот озноба левописание снов шорохи
бересклета лоскуты полости неба
полночи нёбо обратная матрица птиц
чуткий сполох диалога глупость
со смертью с красной строки остов
по линии сумерек рек осталось
немного по памяти снег дорисовывать
от руки




*****

моей сестрёнке Наташе

неогранённые гроздья грозы
выскользнут прямо на скатерть
почерк знакомый шептать стрекозы
трепет осоки в тетради
радиоволнами точки тире
лиственный сон в сентябре

там тридевятый смеркается вал
кто нас проснуться позвал
плюшевый рыцарь на белой стене
вроде кота в сапогах и пенсне
телеграфируй волшебный пилав
from lukomorje with love




*****

напомни виноградарь гроз
прогноз из государства оз
заката лепесток заранее
загадан линией цветений
сплетают из оттенков тени
мадагаскарские урании
картинки воздуха картечи
пролистан ливень лиственниц
со стёртых ласточкой границ
с часовен сов на склоне речи




*****

воздушный лабиринт
сокольнической ветки
сентябрь экзюпери
вернулся из разведки
предельного в окне
видение вещанья
посадочных огней
короткое дыханье
мерцает в мотыльке
на языке сетчатки
на птичьем сквозняке
сквозные опечатки




*****

речи сафической вечер сафьяновый
миморастущий мотив
нежишь гаррот через скомканный рваный и
раненный свой нарратив
что ли гашёную тянешь амброзию
сукровицей языка
нижешь себя перед сном или осенью
не выключая закат





*****

редкоцветений ряд
нотный листок под ток
тающих илиад
впрок колокольных строк

воздух шептать потух
горлица в горле пусть
только пунктиром вслух
только и снов что пульс

и в амальгаме дня
ива на тонком ветре
лиственного огня
от преломленной ветки

до перекрестка рук
та еще тишина
словно из мятных букв
словно она одна




*****

подземли ключевые слова
первый свет запятая отсчета
взрыв вербены седьмая глава
без пяти минут восемь и что-то

из прошедшего выткет точь-в-точь
в талом воздухе диптих дисканта
птичьим сполохом слеплена ночь
без пяти минут без вариантов

сон по цельсию в устье сезам
облачных светотени озер
слово гаснущее по слогам
и развеянное вот и все




*****

или про что еще мимо прочту
вам например из москвы
море волнуется рыбу-меч ту
к ней обращаясь на вы
спеть високосная ода (о да)
или знаком/незнаком
ветхозаветная слушать вода
берегу сномотыльком




*****


"Я любил немногих. Однако - сильно."
И. Б.

твоих командоров в фаянсовых мокасинах
по обесточенным звёздам лёгкая поступь
помнишь там за окном у оси росла осина
клара у карла украла воздух

что ещё было у карла красть в самом деле
соло для спящих свирелей домик бумажный
как облетел форпост в устье метели
помнишь это уже неважно




*****

1.

я не то что устал за лето просто схожу с ума
на ближайшей к тебе а там два парсека и угол крейсера
три созвездия базилик зира и куркума
или ломких молитв молний автограф-сессия
так на одном дыхании редкоцветений сплав
берингово amore мой шепелявый почерк
так вот и спим друг-другу в рамках пернатых прав
как логосил не помню автора этих точек

2.

так свежескошен воздух на дне циферблата смят
в перегоревших звёздах речных наяд

всё что с тобой рифмовалось пелось в горсти прости
пасека звуков завязь смени пласти

вспомни о шервурдской лете сказки в семнадцать карат
впрочем и этот ветер не вариант

в новом созвездии стерха вереск и бересклет
выбери себе эхо на вкус и цвет




*****

осень пасхи на острове тени
выцветших птиц
из света и фетра
из гимнов оптимизма от чорана
нож у подножия сьерры
рисунок наскальных
растений слоёного ветра
из-под ресниц
плюшевого робеспьера




*****

1.

в реке синиц немотствует журавль
сезам на поводке у языка
на той строке и рвётся с поводка
вдыхать потом залесский переславль
щепотку быстрорастворимых снов
где дым твой унижения так сладок
в тени иносказательных отгадок
и ломких несущественных основ
которые с начала повтори
наощупь вслух всё прочее забыли
день выцвел
г

сильфида в сепию
гимн оптимизма от чорана
конечной стансой alles не вопрос


в надводном куполе стожаров горизонт
день обездвижен вплавь за ахеронт

почти не слышно отраженный свет
пространства искажённый силуэт
гимны оптимизма от чорана
ф

позывные грозы голословных тенет
эти ломкие с каждым тише
с каждым ливнем отчётливей след на песке
серпантиновым шёпотом
выкипающей тенью (в развалинах нот?)
распылённых из пульверизатора
между выцветших строк
подслащённый ренклод и билетик





*****

сама не своя жизнь сама по себе
на пульсе дежурным так-тиком крысиным
прокофьева на водосточной трубе
всё утро играли нам к трём апельсинам

весь вечер шёл медленный свет за окном
никем узнаваем почти невозможен
сама не своя жизнь сама об одном
и том же




*****



что мне твои снотворные стиши
я список шиндлера прочёл до середины
пока темнили путеводные рутины
по сантиметру в год накрапывал самшит

пока досматривали нас позавчера
навязчивые сны неосторожно
о чём-то большем боже сколько можно
уж лучше молча бы et cetera

цитируя цикуту наугад
в прогорклый воздух загоняя гвозди
случайных слов обгладывая кости
нестройный хор просроченных цикад




*****

о границах винограда
что-то знали полиглоты
освежёванной эрато
садоводы пашут оды

этот шепелявый почерк
прочерк тающий подкожно
эхом вышитый платочек
воркованьем осторожным

день подробно обескровлен
без существенных осадков
крокусы сажает кроули
на своих оккультных грядках




*****

I. всё дело в одноклеточном письме
чем в лучшем случае был хуже но недолго
античная москва в твоём пенсне
про шелест ела юнкерс сбитый с толку

II. который час тем более рцы ферт
мы варвары для них мой стрёмный брат
на чёрной площади немотствует концерт
вброд пересечь нам жребий брошен мкад

III. дай слово мне потяжелей вон то
в порядке очереди плавился планктон

и песня выступала на губах
и песня:

"и было ныне слеплено комарье
виварий снов с отмычками-смычками
сплетут венок из нас иван-да-марья
за пазухою бога птица-камень
и переспевший дождь и вой сирени
и камень птицей в одно небо дважды

на небе или на небе круги
расходятся на западе темно
намотанная на веретено
гроза в начале мая от луки"




*****

(сквозь бессло-весной ставень
утро внутрь прокрустовой ложке
так и оставим
на этой вот части обложки)
редкий подвид героев
комнатное растение
плачь его видишь
смеётся тонкими иглами
играми тени и тени и
также дождя штрих-кода
также как звук падения
слова на дно колодца




*****


1.

выдохни полночь марта чистейший спирт
имя одно на двоих на твоих песочных
чем нас приветят слышится мирру-мирт
дескать не сбейся с курса валют восточных

марта с любой страницы озноб открой
тешься убогой жатвой пастух скалярий
что ещё здесь где по имени нас с тобой
словно покойника окликали

2.

не взгляда наполнены эхом кувшинки а тенью
как ты возразила примеривая оперенье
смешных экзерсисов по зигмунду фройду и фрейду
оставь захлебнувшуюся существительным флейту
когда просыпаться обратно за мартовским зайцем
не теми кем здесь привыкали напрасно казаться
надломленной болью мотивчик мерцал обездвижен
сон ветром смирительным гас в очертаниях вишен
в повторах повторов в изломах текущих наречий
отсюда не видно но вроде бы так будет легче
ты прошелестела склоняя сон к совокупленью
не взгляда наполнены эхом

3.

тень эвридики развоплоти потускневшим криком
шёпотом мальчик дождь прошёл стороной цикорий
в капле атлантики растворён гадаешь по книгам
вечнозелёным пасынок аллегорий

для путешествия охра и чуть кармина
в воздухе тает клевера лепесток четвёртый
сумма наречий и жестов правила серпантина
облачных след полозьев в озере зарастает

4.

и мельниц кофейный скрип
и вербное воскресенье
и вербное воскресенье
в созвездии певчих рыб
случайный расцвёл аккорд
нам солнце такое вредно
прозревшим от слёз посмертно
откормленный счастьем скот
кузнечики разночтений
и мельниц неважно что
и просто неважно что
и не имеет значения


08-28.03




*****

1

лишь речь в смущеньи прерывая
цвет гаснет слышишь гаснет цвет
как бы в смущеньи прерывая
мимотворенье разных лет

судьбы в объятьях костоправа
недозвучащего кимвал
лишь мусикийская отрава
съедает ржавчина слова

но речь прервав подобно крови
сна выкипающую ртуть
как бы подобно певчей крови
прощай вернись когда-нибудь

2

"стреляй меня не думай о рожденье"
Павел Жагун

из хвойных лиственных из прочих
не перевод а перелом
венками падаль ток отточий
хромал на правое крыло

земли и воздуха смешенье
речным нагаром ремесло
что словом в кровообращенье
последним губы обожгло




*****

Игорю Бобыреву


в твоей излюбленной книге зачитанной до немоты
буквы меняют свою расстановку и слышишь ты
безымянное слово сквозь шелест пустых страниц
на разные голоса перелётных птиц

впрочем о птицах ты знаешь больше взмахни крылом
и улетай за кромешный свет в позабытый дом
которого нет оглянись и станет понятно
что уже не вернуться обратно




*****


это как медленно
медленно сворачивать кровлю гирция
пока не взойдет вчера
и кровь твоя не отзовётся
эхо

перед закланием - читаю - мирра ладан
там в стороне от четырёх сторон
как будто воском криком запечатан
безмолвным криком день запечатлён

здесь землю кровью в октябре кизил
крапит
всё что напрасно после вспомнишь
межзвёздной тенью голос твой сквозил
вдаль за проёмом под названьем полночь




*****

(оплакана мякотью пламени вязь
слов громкость которых убавьте
и жизнь наступила и смерть уудалась
в типично тепличной неправде
в растрёпанной борзописи словаря
соцветий слепой дождь наощупь без поводыря
плетётся в толпе междоме..)




*****

m. m.


забыл строчку-лепесток
при выходе из вагона
это чужая вещь освежёванный глоток
метронома

выдохнул строчки гул
ивовым двуперстием
траурной упомянул
ветвью-вестью




*****

I

мёртвой воды от песчаной жажды
сестра моя жизнь притяженье ослабь
ты отражаешься в зеркале дважды
на нём оставляя рябь

ткань мелких трещин сюжетных линий
роспись паучья читай ничья
вся зазеркалье невнятных ливней
ложь пересохшая речь ручья

II

змеев бумажных в реки молочные окунали
чтоб не сквозило загладить заклеить швы между нами
вспомнили имя забыли что знаем что знали
падает в небо птица как будто камень

видишь круги расходятся врать-то будет
этот вчерашний город зови усталость
этот нелепый фон неужели люди
с фоном сольёшься барин терпенья малость

III

кораблекрушеньем чреваты воздушные волны
земного заёмного голоса так по привычке
спасётся никто если вдруг я забуду напомни
врывается вертер в закрытые настежь кавычки

[фрагменты отсутствия] тянет по-ангельски выйти
вон за те скобки голос - манок для огней
хором погасших - скажи полукровка что ты увидел
в неявственном отблеске кровотечения дней




*****

цедить ветхозаветное вино
полузабытой строчки нарастание
безмолвия лишь молнии клинок
обратной сокращает расстояние

в окрестностях черешневых колонн
ни имени тебе ни завершения дня
в стороне от четырёх сторон
должно быть светлого
не утешения




*****


листопад трилистника менестрель
день приправлен болиголовом
в перспективе стрёкот персидских стрел
виночерпий хвастается уловом
недобитых фраз разночинцы спят
на одном из наречий твоих свят-свят
прорастают стаи зыбучих мисс
день заправлен за южный полюс
корабли бегут от портовых крыс
на губах не обсох прополис




*****

II
к пирсу твоих засекреченных каждое утро/день/вечер/ночь/яблоко( и вовсе не червивовое)
осень не время пространство осирис
контуры моря листая светом осколочным
знаешь ли медленно так будто в лифте зеркал без
в межэтажье где знаешь не знаешь о смерти
что о тебе она знает

II

закадровых руин совсем не больно
расплесканные мальвы ли проросших молний роща
вдоль берега сна острклювых букв
проросших молний - повтори это и сглотни
ну а что там что в самом деле
жимолость остролист
радиорябь адорно сырой эмалью

I
то ли со склона вниз
в сперме засохшей правды
улица третьих лиц
что мы оставим завтра
черновики зегзиц
сточные многоточья
что тебе их любовь
дольче ебать как дольче
это совсем не бо




*****


ты же взрослая девочка пора бы знать
сбудутся дикорастущие сны
позывные грозы голословных тенет
предрасcветные всполохи линий льняных
на песке где там небыль в алмазах
с каждым ливнем тех самых
забытых под утро отчётлевей след
тех самых что серпантиновым шёпотом
выкипающей тенью в развалинах нот
распылённых из пульверизатора
между выцветших строк подслащённый ренклод
взрослая же девочка в самом деле




*****

довольна волнами креплёного крещендо
гимн оптимизма от чорана
я назову тебя моя осанна
мы трепетно займёмся чем-то
на отмель с видом влето присно ныне
когда звезда в условиях дано
а вправо поле зрение полыни
осанна в сепию так далее темно
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah