RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Юрий Жуковский

01-07-2015 : редактор - Женя Риц





Ла Белла Вита

В паучий круг колотится война,
В экранах мечутся и музыка и пенье,
Вздымают нежность девочки Дега,
Летя на свет и осыпая перья.
Опутал темень беспощадный спрут,
Кресты солдатские полощутся в забвенье,
Пуанты хрупкость бережно несут
Сквозь уголь тьмы и пепла дуновенье.
Спускает парусник потрёпанная верфь,
На Бога подиум пришли мы без одежды,
Так холодно мы размыкаем смерть,
Сцепляя пальцы в оползне надежды.


***

Когда в камин отчаянье вползает,
Сухим кнутом на сомкнутых устах,
Безбрежность сил границ не ощущает,
И лапкой крысы лёд счищает страх,

Приходит понимание проклятий,
Неровность лет трясёт, кривит огонь,
Отринув предначертанность распятий,
Спешит за сердцем мокрая ладонь.

Не помещаясь в горловом сосуде,
Невыносимостью мгновения живые
Летят из жерл обугленных орудий,
Пожив с тобой, так и не став своими.


***

Люди пришли за прошлым,
В пасти сухих могил,
Люди пришли за ложью
Чёрных сырых чернил.

Череп еврейки Розы
Скомкал слюду витийства,
В горле застряли слёзы.
В будничности убийства.

Таинство первой ночи –
Бабочкой о стекло,
Жизнь прокурора – в клочья,
Камнем летит в окно.

Воздух мятущейся кельи,
Точнее Бога на тон,
Нежной спиралью Колтрейна
Высушит саксофон.

Навеяно фильмом Павла Павликовского
«Ида».


***

На поселении, на выселках,
На гениальной широте,
Сугроб просел следами крысьими
На сером, скомканном листе.

Здесь ты уйдёшь, как наваждение,
Забросан комьями зевак,
Оставив капли вдохновения
И рыжий шутовской колпак.

И на задворках чьей-то родины
Чуть вздрогнет юная звезда,
В просветах ледяной смородины,
Холодная, как красота.


***

Когда вижу я круженье узких улочек и шпилей
И слежу за плавным танцем черепичных красных крыш,
Я желаю изъясняться незнакомым старым штилем,
Что так стёрто пахнет клеем от оборванных афиш.

На большой воздушной сцене бледность оттисков трагедий,
В мерном колоколе ветра слышится протяжный стон,
И в колодце беспредельном провалившихся столетий
Дух разлился человечий морем солнечных колонн.

И печалью пахнет осень, журавлиным кликом горним,
Дарит гроздьями созвучья дальних предков языка,
И Polonia витает мостовых напевом вольным,
Всё хоралом покрывает праславянская молва.

Реки огненно пылают кровью в битвах убиенных,
Цветом глупости сражений в древней глине красных крыш.
Город, утро, солнце, солнце... погребенья плоти бренной...
И печальный запах клея от оборванных афиш.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah