RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
|  Новый автор - Алексей Упшинский
|  Новый автор - Настя Запоева
|  Новый автор - Светлана Богданова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Геннадий Каневский

Virtuti militari

02-07-2018 : редактор - Андрей Черкасов





[***]

читали виртуальное с фронтов.
везли на санках — хоронить как будто.
ещё до наступленья холодов
продумывали сцены неуюта.

нырнув во тьму свежеотрытых нор,
припрятывали ледяную малость.
и всё, что было целым до сих пор,
на мёртвые волокна распадалось.


[***]

тут есть, — сказали, — всё, что надо:

инструкция на всякий случай,
листва над узкою тропинкой,
рецепторы в глубинах кожи,
два-три отверстия для счастья,
карманный заменитель неба
на случай пасмурной погоды,
комплект белья на верхней полке,
утюг — на средней,
а на нижней
живёт лохматая собака.

погладь собаку перед смертью.
погладь рубашку перед смертью.


[***]

они были золотом из-под стражи
квадратных родственников, и даже
нетрезвых свойственников, и всё же
доныне — всего дороже.
они были шорох за занавеской,
запретный двор в голубином плеске,
ночной фонарик под одеялом
и путь капитана блада.
когда пришлют одного с рогами,
двух — с опереньем и сапогами,
и скажут медленно обернуться 
и не захотеть вернуться,
в крылатом сонме — моих соседок
покажешь в щёлочку напоследок?
кого тут так возбуждала нежность
и неприспособленность к жизни?


[измайловский парк. закат]

тёмное, — с колеса обозрения, —
с дождями-стрелами по краям,
освещённое зло и резко
солнцем из междомовых ям —

всё в этом воздухе поёт о жертве,
всё призывает к себе москву.

ангелу лаодикийской церкви:
готовиться к скорому торжеству.


[***]

                                и.в.

в первом — громкая музыка
во втором — толпа
надо найти
третье где никого
кроме нас не будет
чтобы там позвонить
на затерянный в недрах сумки
телефон
с отключенным звуком
назови мне номер
к которому
не подойдет никто
я послушаю паузы
между гудками


[***]

лечь притвориться
мёртвым йодом иудой
йодлем и не дышать
стараться и опираться на три
внутренних точки чувствуя
как подросток с постным
но нежным ликом сдвинет
тебя стараясь ключ
отыскать от шкафа слыша как
входят гости не зацепляя
взглядом труп и при этом
рядом — тварь! — и где его
утварь?!
встанешь когда
захочешь к их изумленью к
свету ко представленью 
эха к следующей 
эпохе день перевернут
кверху нежным дрожащим
брюхом твердым панцирем
книзу честная черепаха жук
половины мира чтобы идти
по небу словно стоишь
на месте


[***]

сумрачный заводик картонажный,
облачный закатик побережный,
малый пароходик каботажный,
тем лишь остановленный однажды,
что господь свои закроет вежды.
он когда-то здесь шатался с нами,
мелкими кривыми фраерами,
меж блядей портовых и училок.
кто же знал, что станет он как пламя,
говорящий новыми устами
сразу после выстрела в затылок.


[***]

             елене фанайловой

и фризы, и метопы
над городом летели
(за город мелитополь —
«виртути милитари»),
а между тем, за прошлый
ещё не заплатили
(поджаренным на сале — 
из сделанного в туле).

но никогда не думал,
что доживу я, мама,
что прежнею печалью
день будущий оболган.
не этот жребий вынуть
бы потными руками,
а муторное зелье,
а мыло и верёвку.

кто человек витрувий,
распятый в этом круге,
кто голем двухметровый,
умытый кровью идол? — 
да все мы понемногу, 
считаясь муравьями,
по малому словечку
сметали эту кучку.

один — когда заткнулся.
другой — неаккуратно,
а третий, самый юный,
с возложенной надеждой,
с достоинством навылет,
с резною рукоятью — 
когда бомбил воронеж,
когда хотел вернуться.


[***]

снилось:
чем ближе к земле,
тем холоднее воздух.
свет огибает углы
и проходит мимо.

снилось:
пауки заползли
к тебе в сумку,
ткут в ней саван
членистоногого лета.

снилось:
мозаика на заводской стене
сорвана ветром,
летит над рекой,
осыпаясь в воду.

(СНИЛС
требуют наши сердца,
требуют наши глаза
и фискальные органы чувств)

снилось:
за открытым окном
первого этажа
любят друг друга
болельщики и стюардессы.

снилось:
конец уже близок.

снилось:
ты стала железом
стоишь и поёшь убивать.

не становись
железом.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah