| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Елена Георгиевская

печатать   Антагонистическая слюда
редактор - Женя Риц



Антагонистическая слюда

антагонистическая слюда

вырастает слой за слоем поверх истории твоих бедствий
расщепляется на листочки, но никуда не девается
беда образует породу

кристалл не покатится, будто шар скарабея, а наследники земли всё ждут
они перегнули какую-то реку, теперь им по колено море
переча реке, образуешь историю. она шар
но пытается быть двойником прорастания

но, если ты двойник, не укатишься далеко — подберут и расплавят
так закончится история твоих бедствий, начнётся история счастья
обернёшься стеклом, они будут смотреть сквозь тебя
своими глазами, не зная твоих. это их счастье. перемерли в какой-то реке
их деды и прадеды, а они теперь ходят и подбирают.


Виден ли отсюда наш туман

*
виден ли отсюда наш туман

*
присвоили туман присвоили свободные пастбища животных

*
смерть лежала рядом с капканом

*
поле-капкан, смерть-животное
животные глаза поля

*
читаешь но не видишь отсюда. присвоил

*
укрыться сваленными деревьями свалить отсюда

*
стихи тяжелее прозы как мышцы тяжелее жира
теперь я стал как свирщиньская я могу
поднимать тяжести которые поднимают сильные *
читаешь но не видишь меня отсюда

*
теперь я укроюсь сваленными деревьями — тяжестью,
какую поднимают сильные, разожму капкан
поля. коровьи глаза тумана
обводят меня словно тушью. я знаю, анна,
у тумана есть череп, он носит в себе
бунт.




   * Я сильная, я в состоянии поднять
   тяжести, которые подымают сильные.

    (Анна Свирщиньская «Когда просыпаемся утром». Перевод Н.Астафьевой.)


Новое злое ультраненасилие

надзирает вещественность

подарим её гонцам
новое злое ультраненасилие


Очередь высоты

Субъект 1


разжёвывая высоту
высоту
повторять не надо
тело о лярве поёт
не о святом
гибельные ули(т)ки
бе(г)лые камеры
нарастила врагов, снимает их как берёсту. пытается сжечь. они стали грамотой
(эру, а не кору? сила и мощь полуразбитого)
(нет)
повторять: поминутно открывается дверь, не одна, так другая
тебе есть куда выйти, проваливай
нарастили тебя на теле берёсты пламенные существа, а ты


Субъект 2

пытается сжечь. теперь его очередь. теперь моя очередь. очередь высоты
сила и мощь полуразбитого «нет»


Стёртые до дерева

отсыпаешься от смерти

та её половина стала зерном за кражу зерна сажают
стёртые не до кости до дерева их перевёрнутые руки

они думают их спасёт
изысканное потребление
микроскопический дьявол

отсыпали зерна в песочные часы сказали песок
не подумали что он будет застревать в горловине
отсыпаешься от смерти ненадолго придя в себя
они засевают черномраморным порошком перевёрнутое
поле
наблюдатели ожидая когда выберутся растенья не становятся деятелями
приходи но ты засыпаешь


Зеркало-разрешение

эта местность: красная вода и бесцветные мужики
зеркало-разрешение
куда они смотрят и видят
настоящую любовь, настоящую ненависть, настоящую жизнь
а меня срисовали с плаката на бумагу, порванную на сгибах

им не велели, понимаешь, а разрешили
каждый из них толкает шестью локтями
а мог бы лепить нам на стёкла шестиугольные звёзды
они смотрят в зеркало, видя не калибана
а настоящую любовь, настоящую ненависть, настоящую жизнь
а мы смотрим на них, друг на друга, как дураки
и не выходим на следующей остановке

меня сотрёт с бумаги каменная вода
а они остаются — бесцветные как стеклянные
солнечные лучи ударяются об их головы, отлетают
и просвечивают сквозь них настоящая любовь
настоящая ненависть, настоящая жизнь


Люди, под которыми проваливается пол

1.

озарить/опозорить
мережи
провалившиеся глаза фронта

опозорить себ сети, которые тебя стгивают/подстёгивают
кто тебя этому научил?

люди, под которыми проваливается пол
у них без гласных мережи читаются как мразь
пожа похожая на советскую авоську
есть люди, под которыми проваливается пол, и люди-картофель
пожалуйста, покройте меня саваном, позором моим

2.

крыловерхая сеть
без отдельного
узла для меня


Верёвка для битья

1.


Смотрит со своей быстрорастворимой кочки, будто с башни, будто изнутри слоновой кости, будто с огня, будто с воды.

2.


Что-то есть внутри этой кости, но не мозг, даже не гулкая белая пустота, даже не какой бы то ни было цвет. Не станешь ни нервом, ни надкостницей, ни эндостом, ни хрящом, разыскивая пустую комнату с гладкими стенами и потеряв выход, который минуту назад темнел перед глазами.

3.


Кто растворит пристанище быстрее? Они соревнуются, пробираясь сквозь донный ил.

4.


Наверху огня есть миллиметровая комната. «Огнять» как «обнять». Изнутри.

5.


Рёбра свободы висят, выдернутые, на верёвках, предназначенных для битья.


***

хотел, чтобы выдали решённик
но сказали: ты же девочка
выдали задачник
с одним-единственным вопросом:
«как тебе голосится, рожь,
когда тебя срезают?»