RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Светлана Богданова
|  Новый автор - Юлия Подлубнова
|  Новый автор - Виталий Аширов
|  Новый автор - Андрей Родионов (СПб)
|  Новый автор - Рамиль Ниязов
|  Новая книга - Татьяна Нешумова. Надежда есть, но ее не существует.
|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Дарья Морякова

поэт морякова покупает чурчхелу

09-07-2018 : редактор - Антон Очиров







several poems from the time when I really cried a lot
___________

В красном блокноте Эскалада
(прорезиненная обложка, синтетическая лента-закладка):
скелет тополиного листа,
80 турецких лир,
один билет из аэропорта Схипхол в Амстердам,
один билет на «Призрачную нить» Пола Томаса Андерсона от 16 февраля,
один билет в ММОМА от 17 июня,
одна цитата из Джони Митчелл,
одна цитата из Шэрон Робинсон,
шесть цитат из Эрики Джонг,
одна зарисовка моста Пон де Сюлли,
много чёрных мыслей,
несколько светлых мыслей,
три железные скрепки из дедушкиного ящика.

___________

Я вижу тугие зелёные струны,
растущие во все стороны
на крепко скрученном стебле,

я вижу
остроконечные сиреневые бутоны,
напоминающие кончик
кошачьего хвоста,

я вижу
сердцевину сливочно-малинового
шиповника,
мягко-жесткую
после дождя
будто волосы
на мокром лобке,

я вижу
стройную армию
бархатистых горошков люпина,

я вижу жёлтый вербейник,
сияющий у провала бордового
металлического забора,

я вижу
белесого мотылька,
бьющего в стекла
пыльной Тойоты
своим хрупким телом,

в конце концов я
вижу сизый лохматый туман
над далёким
двухъярусным лесом.

Что ещё здесь?
Я вижу себя -
в окнах заброшенного
кособокого дома.
И я вспоминаю себя.

Комариных укусов
красные лампочки
по одной зажигаются -
там и тут.

Считаю оттенки и формы травы,
опускаю в рот жимолость
и опять забываю
своё беспокойное сердце,
рефрены невзгод
и бесперебойно стучащие
молоточки отчаяния,
пробивающие себе путь -
ко всему цветущему
и отрадно зеленому -
изнутри.

___________

было не только темно, но и шумно: 
дождь извлекал звук из всего, до чего мог дотянуться.
дорогу с утра раскопали, везде валялись ошметки асфальта
и еще какие-то мокрые комочки «полифепана», 
(лекарства из детства, чернеющего на дне стакана
и волнующее до сих пор своим понятным земляным вкусом).
я была в белом хлопковом платье, 
купленном зимой для воображаемых 
музыкальных фестивалей летом.
в белом коротком платье с пушистой бахромой на подоле 
казалась себе почти что грейс слик на вудстоке,
дождь и грязь смешались в замшевых балетках,
пальцы ног считали крошечные камни,
принесенные брызгами луж (в которые как и в бездну
как известно вглядываться не надо,
а то будет хуже).
я шла и я знала, что скоро дома будет горячий душ и все прочее, 
вот уже мой поворот, единственный не освещенный участок дороги, 
дождь гремел все сильнее, поэтому я не просто 
приглушила здесь музыку, как обычно, 
а даже вытащила наушник,
конечно это мало поможет, тут все равно слышишь только 
вой сирены и воду, 
в одной руке – хлипкий зонт,
в другой – телефон с вермишелью наушников, обмотанной вокруг пальцев 
с маникюром, сделанным перед поездкой в европу пару недель назад,
но все еще выглядит свежо и элегантно, – ах, простите за слово,
но такая уж я, элегантная в своем белом платье с тонкими запястьями
и грязевой ванной в замшевых балетках, а впрочем
как мы будем защищаться в случае чего, ты продумала?
да, продумала, вот ключи, это смешно, но все же 
с зажатыми в наманикюренной руке ключами чувствуешь
себя менее unsafe. 
unsafe, да, хорошее слово. и здесь уместно;
мне вдруг стало как-то удивительно приятно, 
потому что физическое unsafe совершенно слилось с unsafe inside, 
зародившемся во мне в ту секунду, когда замечательная 
девочка соня из санкт-петербурга, пишущая здоровские тексты, 
написала вконтакте, что мою подборку опубликовали среди 
прочих подборок финалистов на сайте конкурса (сами знаете какого).
в этом, конечно, не было ничего неожиданного, 
как и в неостроумных комментариях под ними,
задевающие правда тексты - мои и остальных конкурсантов (тоже так себе слово)
только косвенно, как бы приспуская очки на кончик носа. 
но как в белом платье посреди ливня и разъебанной дороги
(дальше развернутая метафора, ради которой все это писалось) 
так и мои стишочки детишки
оказались хуже чем голыми – приодетыми в шрифт, 
не подобающий случаю и пафосу высказывания, 
обмотанные китайской синтетикой кривой верстки, 
выставленные под майский ливень мимо-проходящих и 
-пробегающих глаз-водомерок

вчера мы гуляли с сережей, он сказал даша, вот только не надо этого эгоизма
есть ты и есть твои тексты, вы вообще можно сказать никак не связаны,
то есть не надо много на себя брать изначально, чтобы потом не расстраиваться,
рассказывал мне что-то про тома уэйтса, как он, том уэйтс, вел машину, кричал на бога,
мол не сейчас, придурок, не видишь, сейчас я занят?
и действительно, не надо вот этого, за дерьмом человеческого костюма,
то есть помимо белого платья и черных туфель, люди почему-то
забывают, что это вот тело – главный в общем-то элемент человеческого костюма,
и за дерьмом его есть Бессмертный, я повторяю, Бессмертный Столп Света,
тексты – хороший повод к нему пробраться 
или хороший способ внутри прибраться, 
то есть подчистить весь этот мусор
рифмы лопатой, нотной тетрадью, какой-нибудь там акварелью, театром –
то есть берись за орудие, воин, не мешкай!
что о тебе там напишет запойный критик
кто там послушает и на айтюнсе скачает
где над каким камином тебя повесят
это неважно, ты слышала, это неважно,
так что по черной дороге в штанах или в платье
прыгай танцуй и как маленькая будь отважной

___________

вечером ты встречаешься с другой девочкой
ты всегда говоришь про них «девочка» 
впрочем они действительно достаточно юные
говоришь у неё огромные сиськи
знаешь как бить по больному
моё-то больное нащупать нетрудно
сказал бы лучше что она смешно шутит
а что сказал бы -
вернёшься домой и с порога,
наверное, скажешь

я тоже переписываюсь 
с одним молодым джентельменом 
из сан-франциско
он заботлив и вообще
как я люблю говорить
treats me like a damn princess
вожу его по городу,
так сказать, показываю столицу,
как их там тренируют смотреть в глаза и улыбаться
я не знаю, но это не может не нравиться
ты понимаешь, о чем я?

oh i wish i wish i wish i was born a man
марта уэйнрайт в одном из эпизодов сериала
большая маленькая ложь

везу домой эклеры
пыталась найти её в инстаграме
шифруется падла
что меня больше всего расстраивает 
в контексте этой истории
так это собственная озлобленность
на девочку, которая просто хочет
хорошо провести время
покататься по ночному городу

быть этой девочкой несложно
все мы тут любим кататься
родиться с большими сиськами
тоже невелика удача
ты сам любишь повторять
«милая, но ведь поэтому ты такая чувствительная,
поэтому твои стихи могут задеть за живое,
а они что? они куклы -
выебешь и забудешь»

о, что за нахуй жить с таким шовинистом
о, что мне, еврейской принцессе с московского бронкса 
(согласна, звучит охуенно)
твоя маскулинная честность
твои неизмены, 
наша новая околополиаморная реальность,
о которой не расскажешь ни матери, 
ни подругам 

надеваю что-нибудь в стиле долбаной кэри брэдшоу
(в неё не влезает внутренний грегор замза, но к черту;
к черту все, когда существует розовый шёлк 
и замшевые ботфорты)
и иду куда-нибудь в центр
снимать воспаление сердца
лютым джазом и вермутом
(в Америке, кстати, 
ударение на второй
слог)

___________

вот я сняла брелок с ключей
и фотографии со стен
вот я открыла чемодан 
и разревелась на полу

вот ты вернулся и сказал 
что не отпустишь никуда
вот ты прислал мне нежный смайл
а значит горе не беда

вот липа пахнет и дрожит
листочком легким на ветру
вот мы на патрики бежим
чтоб на веранде есть икру

вот самолёт над головой
в нем кто-то спит, а кто-то пьёт
вот начинается пикник
сейчас земфира запоёт

вот одинокий старичок
торгует книгами с лотка
вот дервиш пляшет как волчок
и мы едим лукум рахат

вот теплоход плывет под нас
а мы любуемся с моста
вот башня светит прямо в глаз
и я кричу, что ты достал

вот рыжий пёс лежит в углу
и смотрит на тебя с тоской
вот на шампур ты нанизал
шашлык уверенной рукой

вот льётся из колонок джаз
ведущий шутит невпопад
вот плачу в сорок первый раз
заметив вдруг холодный взгляд

вот открывают новый клуб
твои известные друзья 
вот ты зовёшь моих подруг
танцуют все, но где же я?

вот два билета, первый ряд
и можно надорвать живот
но ты не весел и не рад
и пишешь мне «скучаю, кот»

вот чей-то дедушка в гробу
лежит спокойный и сухой
вот я плечо твоё сожму
и мы отправимся домой 

вот скоро осень; в первый класс
кому-то может, но не нам
вот ты напился и поёшь 
«я за тебя калым отдам» 

вот палец водит по стеклу
пока садовое стоит
вот женщина трясёт метлу
я говорю: «сейчас взлетит»

вот это все вот этих нас
несет куда-то карусель
ты утром открываешь глаз
и снова светится постель

и разливается внутри
густой малиновый кисель
вот так вот, милый, раз-два-три
считай, что это колыбель



*
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah