RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

Ваша личная диета -5-7кг здесь - похудеть без диет. Хочешь похудеть Подбери диету. | Check out information about Max Polyakov here
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Сицуно Арисава (Дарья Сильченко)

13-07-2009 : редактор - Женя Риц





Родилась в 1989г в славном городе Кемерово, где проживаю и поныне. Учусь в Кузбасском государственном техническом университете. Достижения: печаталась в журнале "После 12", альманахе "Кемерово--город Поэтов" и "Небо на ладонях". Участвовала в поэтическом состязании "Кузбасс--точка роста". Пишу стихи и прозу.


Лепестки облаков

Летом
Солнце смотрит со всех сторон
И не одна травинка
Не узнает собственной тени.

Даже в городе
Воздух настоен на травах,
Словно тягучее снадобье—
Хоть черпай его цветами мальвы ,
Похожими на лакированные чашки
Из императорского дворца

Кошка
Ромашковой окраски
Поворачивается на мое «кыс-кыс» и смотрит мимо—
Я для нее прозрачнее, чем мурлыканье ветра.

Забыла закрыть сумочку—
Теперь в ней живет
Японский ветер,
Который даже в непроглядную жару
Пахнет тысячелетними снегами
С вершины Фудзи.

Летнее небо—это витраж
Из тысяч бабочковых крыльев

Летние сумерки не выползают из углов—
Они вырастают на ветках,
В перепле-
тени-
и
Листьев, а потом опускаются,
Не сдвинув ни пылинки.

А ночью—будто на дне морском
Извиваются томные лилии,
Фонари-анемоны растут ввысь
Да проплывают над головой
Темные рыбы облаков.

Один меч на двоих

У нас с тобой один меч на двоих—
Наши пальцы сплетаются на рукояти
из розового дерева,
В боях истершейся так, что ласкает ладони.
Остаются только стрелы и струны
поющие в один голос:
Забытая арфа в разрушенном городе
Дышит из последних сил…
И не вспомнить, на чьей стороне зло,
И кому принадлежит лиловое знамя,
Которым мы укрываемся под лунным дождем,
Когда пушистой траве,
Израненной подковами боевых коней
Снится мягкая лисья поступь.
Уже не найти славы в сражениях—
Мы не знаем, кого должны победить.
Но на каждый удар сердца отвечаем ударом меча
А если падем, то от одного клинка

Снайперский прицел луны
Таращится в зашторенные окна.
В это время ни шагу из дома,
Если есть при себе сумка, телефон
И иные ценные вещи---душа и серебряный перстень.
А днем, наоборот, сверкание лезет в глаза.
Солидно проползают жуки-мерседесы,
Сверкая металлическими надкрыльями.
Я не люблю пронзительно-прямые проспекты
За леденцовый блеск витрин,
Облизанный взглядами.
А ты—за шум, который царапает уши,
Будто искусственными ногтями
гладко-глазурных красоток.
В их зеркальных глазах я вижу свое отражение,
закованное в рассветные латы.

Ты любишь стоять у распахнутого окна,
Когда ветер перебирает листья––
Самые обычные листья, но они заклинают.
Их шорох напоминает голос забытой арфы,
Смешанный с голосом стрел.
А я стою рядом, не выпуская из рук
Подаренное тобой зеркальце,
В оправе из розового дерева.
И лунный дождь отражается в нем
Так же, как отражался в одном клинке на двоих.

Тоньше летящей стрелы

Когда за изломом неба не остается солнца
Тяжелые стены домов начинают дышать,
А в воздухе, не по-весеннему стылом,
Остаются только бродячие сумерки.

Ты хочешь видеть меня
в одной цепочке,
А я неминуемо мерзну
В лиловой куртке, которой
не быть боевыми доспехами:
Слишком тонкая,
не остановит даже взгляда.

Улицы, затемненные доверху,
Становятся извивами змеиных нор
Адепты ночи высматривают добычу—
Незримо блестят в темноте глаза-прицелы.
Нож, насмерть зажатый в моей ладони,
Настороженно вслушивается в каждый шорох.

Пробиваюсь к тебе через стены теней—
Насквозь! Я тоньше летящей стрелы.

Бледный полумесяц над крышами
Широко ухмыляется
Белый запах черемухи давит на плечи,
Тяжелый, как отчаяние.
Ворота заперты, хоть бери их штурмом,
Но открываются тише, чем падает лепесток

И вот я перед тобой в бесконечно-лиловом.
Ты просишь остаться провести ночь,
А я пришла
Провести с тобой
Вечность…

Весенний ветер

Белое небо оседает на пальцах
Капли дождя, обожженные оконным светом
Проносятся перед глазами.
Ветер с когтями
Царапает прозрачное лицо вытянутой лужи
Иду, расставив руки, едва удерживаясь
На стеклянных отблесках мокрых крыш
Под ногами.
Рукава полные дождя
Ветер в тонких ветвях рассыпается—
Его уже почти не видно
Среди вылупившихся листьев.
Бабочки-мерседесы у самой земли
Солидно парят на промокших крыльях.
Ночное небо не скоро еще
Бросит глубокую тень
Но облака уже почти оплавлены ветром.
Недавно крупные снежинки
Садились на листья, едва сделавшие первый вздох
Прозрачно-белое над прозрачно зеленым—
Словно поля, врастающие в туман.
В пурпурных чашечках мальв
Растаявшие снежинки
Пахнут свежим чаем.
Спускаюсь с крыши—
Осторожно, как выскальзывает из кокона
Бабочка с еще прозрачными крыльями
И усаживаюсь рядом с уставшим весенним ветром
Пить чай с ароматом дождя...

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah