| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Пётр Ликин

печатать   Северный дом
редактор - Женя Риц



От автора.
В данной подборке представлены тексты 2007-2008 гг. с некоторым позднейшим редактированием.



* * *

Я ошибся. Гипсовый Египет
Невозможно формой победить.
Но, когда из дельты август выпит,
Ночь способна детство повторить.

Возвращаясь внутрь, Психея вспомнит
Северное белое окно
И болезненный орнамент комнат,
Где всегда безвременно темно.


* * *

Вечереет смертная земля.
Тени гладят смутные предметы.
Солнцем умирающим согретый
Белый пар считает тополя.

Детские цветы. Дрожит роса.
Пропасть взгляда. Бабочка мерцает.
Долгое затишье отрицает
Одиноких веток голоса.

И уходят миражи. И вновь,
Жертвуя мгновенными веками,
Имя, сомкнутое облаками,
Повторяет медленная кровь.


* * *

Зеленоватый остров в юных дюнах.
Морская графика. И облака.
Издалека арабский свой рисунок
Подводят кожей тёплого песка.

Родное солнце милосердно к формам.
И, как являет детство стрекоза,
Вневетровой восход над чёрным штормом
Возвысила прелестная слеза.

Теченье безболезненно, и полный
Незыблем перламутровый покой,
Пока полифонические волны
Пленяют созидательной тоской.


* * *

Оловянный октябрь мне заменит омегу,
Скорбный город мостами разгонит молчанье
И ручьями свободы по серому снегу
Растворится твоё световое дыханье.

Тротуарные камни и карие крылья
Тёмных птиц, и слова, и сердца восковые
Очарованы вкрадчивой спицей бессилья,
Словно двойственность их проявилась впервые.

Пусть пустыня нема, пусть отчаянно долог
Многозвонный мороз, но последним спасеньем
Благосклонной вселенной бесценный осколок
Остаётся во мне, соответствует теням.


* * *

О дымном городе другом,
О самом маленьком уюте
В двойной доверчивой минуте
Вздыхает пробуждённый дом.

Утраченного царства горсть.
Чудесен несерьёзный перстень,
Певучий ключик неизвестен,
Цветочный подоконник прост.

Белковой наволочки плоть
Очерчивает мой затылок.
И выпуклый протест прожилок
Намерен время проколоть.

Ушные раковины звук
Встречают с лёгким раздраженьем
И вспыхивает снежным зреньем
Громоздкий плоскостной паук.


* * *

Ржавые листья в небесной воде.
Слабые контуры – сумрачный шорох.
Воздух неузнан, рассыпан везде-
Горькие вздохи в живых разговорах.

Верность восходит свинцового дня.
Отсвет холодный рябины неярок.
Светится сон, невесомость храня.
Я принимаю осенний подарок.

Около сердце, блаженная боль.
Напоминаний напев отражённый
Тихо уходит, теряя контроль
Над сокровенной загадкой иконы.

Изображения в мёртвом саду
Переплетаются временем влажным.
Меркнет сознанье как в милом бреду
И покрывает покоем протяжным.


* * *

Вчера мне казалась родней
Печаль ожидающих окон,
В бесчувствии зимних огней
Свивающих пасмурный локон.

Безмолвное поле пришло
И мысли ответили белым.
Уже убывало тепло,
Мирилось страданием телом.

Боль вдоха. Покой на дворе.
Опущенных рук треугольник.
Лелея обман о добре-
Желанной свободы невольник.

Вчера небо ближе. Вчера
Мне виделось северным домом,
В котором прозрачны ветра
С шуршаньем, извечно знакомым.