RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
|  Новый автор - Алексей Упшинский
|  Новый автор - Настя Запоева
|  Новый автор - Светлана Богданова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Василина Орлова

Мажордом мировых пожарищ

16-07-2015 : редактор - Женя Риц





Почему

почему синеет море
фермопил деревянное небо

молчание было им ответом

что как не сойка, вскрикнет
и нырнёт с башни суэца

молчание было им ответом
молчание было им ответом

во дворе-колодце со дна бетона
мы смывали кровь обычно садовым шлангом


Проходите

Велимир Казимирович, здравствуйте, проходите,
Не хотите ли чаю, сладостей, папиросу, ну что же вы ничего не хотите,
У меня теперь, знаете, одни кошмары,
Сны комиссара, так и не увиденные комиссаром.

Ну так, мелочи всё, мелочи, вам не может быть интересно,
Вы ведь воскресли, хоть и не весь, — весь, говорит, не воскресну;
Тук, перетук, стук, перестук железнодорожного состава,
И как со влажным щелчком выходит рука из сустава.


Ретро

Городская мазурка,
Мазурики в Петрограде, товарищ маузер
Не слышит, и, может, и слава богу,
Кожанка только потёрлась, а так ничего —
Э-по-ха
Дворца штандартов алкала,
В шапочке лыжника с развевающимися хвостами
Слегка набекрень
От деревни альпийской до предгрозовых мажорий
На лыжах прошёл, посекло щёку снегом, и на поезд в Женеву успел,
Я бы представился мажордому мировых пожарищ,
Но передумал, знаете.
Как-то не захотел.


Недурно

Недурно… Мне подали блюдо — сурка
И бритвенный тонкий прибор.
Гарсон! Как румянится ваша щека,
Лоснится прилежный пробор…

Сквозь лупу гляжу на господ и на дам,
Поскольку утерян лорнет.
Я верю всему и во всё, даже вам,
Но в эту реальность — о, нет.

Мутит от скользящих улыбчивых уст —
От устриц, наверно, тошнит?
Да, я понимаю, как мир этот пуст,
Но сколь убедителен вид!

Уродует песню тапёр, жмёт педаль,
Наглея в бесстрастии ламп.
Он бьёт благородного зверя — рояль —
Наотмашь по белым зубам.

Сюда нам хотелось, в прелестнейший ад?
Так вот он, ура, наконец.
Оставьте рояль, он-то чем виноват?
Не слышит и лупит, подлец.


Век двадцатый

А век двадцатый нас не сцапал.
Он нас когтил, он нас царапал.
И на земле леса шумели,
И под землёй каменья гнили.
И зрели винограды винные,
И свитки древние свирели.
Мы были теми, кем мы были.
Мы были с теми, с кем мы были.
И там по небу тучи плыли
Волнистые и голубые.
И там по небу сны летели
Орлиные и голубиные.


Набоков

Набоков
составлял слова из буков,
упавших набок.



Воспоминание

уходила с утра в поля где между облаком и землёй межа
и до самой вечерней сени
предавалась ничегонеделанию созерцанию и стихосложению
томик в мягкой обложке под мышкой зажав

облака
закипают в бледной реторте
в пыльную амальгаму пруда глядеть отрадно
жаль я так и не увидела ондатры усатую морду
а вот мои братья неоднократно

тропка заросла траву давно не косят
деду навряд ли понравилось бы на его характер крестьянско-рабочий
но ничего он у нас не просит
и ничего он от нас не хочет

в ряд созерцаний
входил великий Принцип
о коем деревья наскрипывают санскритскую мантру
я дополнила москвой список небесных провинций
да, и наконец увидела ондатру


Країна мрій

Країна мрій
У-країна
Кринка чи банка
На три літри
Сушиться, як при бабі Соні
На тині.
Телевізор старенький «Панасонік»,
Який дивився ще дід Іван.
Може, i я по ньому щось побачу.
Але піду, як тоді, порибачу
I принесу ось таку рибину,
Коли проснусь, як тоді, на озері Киколовe.
Подивися, мати,
Сріблясту я подужала піймати,
У тієї риби бiлe волосся
Вона любить бiгати по долу боса
На мові нетутешній пісні співати
I на бабусиному ліжку спати.




blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah