ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Наталия Черных

Ноев автобус

30-07-2016 : редактор - Екатерина Завершнева





позывные:
венсеремос
венсеремос

песня:
нас нет
но не совсем
это крах
что не совсем нет
нас

не получилось
с лица земли стереть
остался
ноев автобус

венсеремос!
венсеремос!

слово
мы
вышло из употребления

"пока мы едины
мы непобедимы"

пока мы едины -
мы непобедимы

а нас нет

героиня просыпается в лихорадке
вспоминает
вспоминает
вспоминает

что через минуту забудет
что существует как приятная тревога
веская тревога
которая и есть жизнь

которой уже не нужно

есть вода вокруг
есть герметичный автобус

ноев автобус

внутри
автобусная жизнь
на всё вверенное пространство-время

нас нет
я есть
я буду

автобус оттолкнулся и вышел в плавание
кто и сколько строил его
общий ной
многоротый ной
многорукий ной

люди
раньше сказали бы
народ

автобус идёт
автобус плывёт

дорогой мой
посмотри на социальные сети
где ты говорящая рыба
обсуждающая уличную плитку
не можешь поднять ни квадрата этой плитки
обсуждаешь и обсуждаешь
плитку

дорогая ты любишь москву
ненавидишь мэра
говоришь что любишь
ты ненавидишь

питер, алло
или ты петербург
ненавидишь москву
любишь себя
говоришь что любишь
ты ненавидишь

автобус междугородний плывёт
международный автобус

- он расширил твое сознание
мой дорогой
ты говоришь: он расширил твое сознание

потом началась война
всех против всех

автобус идёт по волнам войны
всех против всех

вот смуглянка шестнадцати лет
смуглянка у окна утром

мать троих детей:
новорождённый
старшие год и два
первые роды были в четырнадцать
чуть не умерла от заражения
рожала в палатке
на живот не хватило перекиси водорода

муж её теперь богат
держит экзотический магазин
имеет её пока молода
имеет ещё двух женщин
смуглянка младшая

она мать детям двух старших
все три сестры и матери
они все матери и сестры
жены одного мужа

- турки
говорят они
турки-контарбандисты
топили беженцев

- греки
отвечают им
греки-контрабандисты
топили лодки с сотней беженцев на борту
с двумя сотнями беженцев
немытых
испражняющихся в углах
забывших о времени
стройных как стальное изделие
беженцев
с глазами пророков

на греческом острове
палатки красного креста
волновались от ветра
беженцы просили воду
не получали воду
беженцы шли в горы

создан
человеческий трафик
мой дорогой
человеческий трафик

напротив смуглянки
сидит внук поволжского немца
жившего под Харьковом
немца из эс-эс

внуку сорок
он хранит значки эс-эс
дед его жив
участвовал в АТО
был на майдане
затем ретировался
был случай когда помог Стрелкову
но о том
где и когда это было
знает только сам дед
внук не знает
где и когда это было
внук знает
дед хранит
немецкое оружие

остановка
господи
остановка

они говорят
господи
божья коровка

я не скажу
господи
венсеремос

во сне сказал мне индеец кечуа
(моя героиня еще не проснулась)
во сне сказал ей индеец кечуа
что Маркс
большой белый человек
несущий свободу
не сущий?
кто тогда сущий?

дальше автобус дальше

сразу за кабиной водителя
напротив зеленого валидатора
сидит молодой человек тридцати лет
работник титульного СМИ
только что написал заявление
по собственному желанию

гепатитные белки глаз
коричневатые зубы
запах среднего виски

умные записи в блоге

моя героиня смеется
читая
умные записи в блоге
журналиста титульного сми

он алкоголик и наркоман
он может получить мульку и джеф
как тридцать лет назад
получали мульку и джеф

он может достать кокаин
он может достать героин

однако предпочитает гашиш

трава была хороша в девяностые
но журналист слишком молод
чтобы ту траву помнить

он хороший торчок
хороший такой торчок

у него абсолютная грамотность
тонкое чувство вкуса

однако работа в титульном сми
сторчала его и спила
или он сам
сторчался и спился
потому что жить с рождения не собирался

героиня говорит:
в нём есть нечто от солиста уотербойз
у него эльфйская внешность майка скотта
у него разрез глаз покойного упыря
(здесь начинаются личные знаки)

напротив журналиста сидит токарь
простой советский токарь
костюм в жару
рельефные руки с облезающей кожей
со множеством мелких ран
искусные руки

ноги слона
непонятно как ему подобрали обувь
ужасно отекают ноги
больное сердце инфаркт больное сердце

когда поправился двое учеников его подводили к станку
мастер о мастер
он вытачивал детали без лупы
на глаз
левша
крупные суставы оказались подвижнее молодых
сейчас везёт домой первую пенсионную карточку
социальную карту
дома выпьет водки
а утром пойдёт на свой завод
особо точных приборов
он будет тачать

в доме токаря круглосуточный телевизор
который никто не смотрит
токарь голосует за Путина регулярно
не вникая особо в то что делает Президент
иногда поругает Собянина за хлопоты с плиткой
закурит американскую сигарету
хотя до сих пор
в его пиджаке беломор

после работы заберёт из детсада
внука
который ловит покемонов
уже большой
внук ловит покемонов

остановка
господи остановка

героиня ещё не проснулась
пабло неруда
говорите учитель
пабло неруда

звезда и смерть хоакина мурьеты

помните вы говорили
когда выйдешь замуж
родишь детей
тогда начнешь слышать настояшую музыку
начнешь играть настоящую музыку

неужели вам не ясно
(вы же знали меня хорошо)
что замуж не выйду и никого не рожу
зачем вы мне лгали учитель
ваш пабло неруда

есть только луис корвалан
есть лишь сальвадор альенде

остановка
еще одна остановка
крик в давке
не давите на букву ё
дайте жить букве ё
ответ
да она и так
хорошо себя чувствует

крики
урла
урла
урла

это хорошо и полезно
думать урле не надо
а система опасна
система опасна

героиня просыпается в лихорадке
пять-шесть имен
учитель
только пять-шесть имен
как дурно от них
как дурно

как злобно жить
если бы все мы были
нас нет частично
это драма
господи
это единственная на весь мир драма

утешает
что нас нет
нас нет

вошли две цыганки
лет по тридцать каждая
одна работает в банке
а другая в глянцевом журнале

цыганки тащат большие сумки
едут снимать натуру для цыганского журнала СВЭНКО
у одной в папке от руки записанные воспоминания мамы о театре Ромэн
у другой диктофон с кассетой интервью потерпевших насилие женщин
а так же разные блузы
юбки
платки и шали
обуви нет
цыганки пляшут босиком

диалог
- ой что-то давление падает
кофе бы надо
- сотри лучше эту блядскую помаду
возьми русский красный
- вот ты ведьма
давление поднялось

напротив в узорных платках две женщины
лермонтов с панели автобуса говорит: черкешенки!
то две жены держателя небольшого дома быта
волосы гладкие
сыновья сытые
разговор о Майкопе где жили до переезда
и обувь
волшебно красивая обувь
в обуви пальчиков с золотом и стразами не видно
но пальчики с золотом и стразами

в сумочках по пистолету
по пневматическому оружию

муж день ото дня суровее
Ницца? Мюнхен?
все снова повесят на нас?
да пошли они белые задом
не мы
говорю вам
не мы
так что
бессимила ильрахман

остановка
пока мы едины
остановка
мы непобедимы

у окна напротив героини сидит поэт
очень толстый и тонкий поэт
победитель поэтических соревнований
лауреат поэтической премии

толстый читал стихи
где пахла трупами еда
говорят теперь будут только такие стихи

не будет чилийских поэтов
и не будет испанских поэтов
и не будет французских поэтов
и русских поэтов не будет
будут лишь наши поэты
великие наши поэты

я помню
говорит героиня во сне
английских поэтов
настоящих английских поэтов

нас нет
наше есть
это трещина бога
великая трещина бога
какого? и где?
(уточнить)

остановка
господи
остановка

венсеремос!
она кричит
наполовину проснувшись
ей мешает религиозность
мешают женские заболевания
сколько женщин не рожало и не делало абортов
о них забыли защитники женщин
так что пусть насилуют
тех кто не записался в жертвы информационных войн
такие вытерпят всё

знаю что такое наислие
это почти не страшно
только запах гнилых зубов и немного хлорки
только запах гнилых зубов

кровь и куски тел проплывают в море
доколе
господи
доколе

венсеремос

"пока мы едины
мы непобедимы"

есть только луис корвалан
есть лишь сальвадор альенде

вошёл негр идеальной формы
негр негритянский
в руках пачка проспектов салона красоты
для белых женщин
он студент-футболист
знает шесть языков
играет в джаз-кабаре
немного колдун
таким должен быть негр
внук знахаря
внук вождя

за плечами красивого негра крылья
тени голода
духи войны
призраки золота и алмазов

негр насвистывает тихо
песню Родригеса
в кармане нож перочинный

весь этот джаз
господи
весь рок-н-ролл
энд май пипл гоу
гремят сухие змеи позвонки
на шее африки

в середине салона сидит
еврей-архитектор
смотрит в новый планшет
графика последнего поколения
смотрит на чертежы здания
здание растет на костях
серебряковского дома

архитектор пишет в свой блог
замечание
дает ссылку на документ
согласно которому снесли самострой
снесли самострой!
громко плакали истеричные женщины
типа москвички

архитектор знает:
самострой не вернешь
прошло его время
архитектор делает новую запись

москова строится
это убийственно
строится москва

плывет ноев автобус

вошли пять китайцев
каждый смотрит по направлению своей страны света
китайцы снимают жилье на одном этаже
месяца два по работе
строгие лица опрятные туфли
непроницемый взгляд

это они
это не мы а они
желтизна вызывает тревогу
желтизна остается
белое вытекает

снова пришла остановка

героиня никак не проснется
она спит и поет
спит и поет

венсеремос
венсеремос

нас нет
нас нет
нас не было никогда

пока мы едины -
мы непобедимы

автобус плывет
международный автобус

частично мы все
в полноте никого
в давке не видно лица
сидящие скрыты стоящими

единства нет в нас
есть лишь автобус

личность
ноев автобус

и твари
твари
твари

все мы
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah