| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








фасадные работы прайс лист москва



М.Нилин

печатать   май — 2017
редактор - Андрей Черкасов



Лето — после жаркой весны — оказывается дождливым и, на любителя, холодным. Случилась и кратковременная буря с тучей — при довольно ярком над происходящим солнцем.
Я фотографировал тень тучи (двор в долгом затмении, дом напротив, едва в тени проглядывавший).
Судя по тени (диафаноскопия), в угольных копях тучи — в угольном мешке — тихо-упрямое скопидомство не вовсе благостно. Тёмные тритоны, кособрюхи, с полёгшим гребнем... оторочка, оборка... взвиваются, как пузырём в закипающей воде сорванные со дна, рыскливо, поуркивая тёмными – в свальной тесноте – боками – в серой росящей затеми, извернувшись, стремятся кверху... иные ж, сволочью, беззубы, с гримасой усмешки, полоумно щерясь, пробиваются в противоход. Тучу прёт, дует, как туши в скотомогильнике. Состав её запахивает полы и нечистые ничьи тела не светят, но в оборот склубляются, так что, будь притиснутым к стеклу препаратом, светлели б (на снимке – всего темней).
Франклин, его же видим на стодолларовой купюре, изобретатель и пропагандист громоотвода, о грозах понимал так.
Вертится Земля, но атмосфера не скорлупа, в ней разом – в одном ли, в разных её слоях — идут подвижки — с разной скоростью, и трение воздушных масс провоцирует возрастание заряда, именуемого статическим.
По сути — устройство для демонстрации опытов с электричеством... Отлитый из серы шар. Вращается посредством изолированной рукояти... наложением ладони другой руки — притормаживается.
Что? Заряжается. (Конструктивно сходным образом устроен музыкальный инструмент Франклина. Стеклянные — на валу — полушария, смачиваемые водой (окунаются при обороте), потираемые рукой исполнителя, резонируют, выпевая кастратами на голоса.)
Заряженный шар стрекает искрами. Не тот же ли огонь молния. В громадных масштабах. Пробой. Сброс заряда — в грозовых небесах, из тучи в тучу, или — по франклиновой (приподнятой за конец воздушным змеем) цепочке — в землю.
Был бы заряд достаточен... Низойдёт, грянет — проводящей ток цепочки не понадобиться, да.
Объяснение до сего дня в силе, но, добавляют, причиной электризации надо признать и восходящие потоки.
Воздух – прозрачная среда, не составляет препятствия для солнечного света и нагревается проходящим светом слегка. Не то — земная поверхность. Нагреваясь, исходит влагой. Испарение остужает, однако открытая солнцу земная поверхность всё ещё горячей воздуха, и воздух, соприкасаясь с ней, как иначе? становится теплей.
Жарче.
Нагретый воздух занимает больший объём, иными словами — разреженней, легче... Сторонний холодный вытесняет его кверху, то есть что? в холодном — всплывает.
На известной высоте — тут холодней — водяные пары в его составе конденсируются, становятся видны, оборачиваясь водой, капли — мельчайшие — рассеивают (отражают) свет, подобно толчёному стеклу... Белая взвесь (облако)...
Конденсация разогревает облако, и солнце — разогревает же его утрачивающий прозрачность объём.
Дойдёт ли до испарения вознёсшейся — паром, ныне свернувшейся в капли, а? Перегорит (дождик), не начавшись?
А покамест — капли, в облаке, сливаются, облако темнеет... Удержит на весу выстывающий, тёплый, дующий снизу, как в шахтном стволе, ветер? Разрешится (дождём)?
Заряжена трением воздуха о воздух и — о воздух — трением — пробирающихся книзу капель. Собирающихся, огружающих (асцит) брюшную в отвисающих развившихся космах часть.
Дождь, молния... Соотношением скоростей, (сравнительной) скоростью – мощью – процессов.
Стоило — останавливаться? И к чему е(э)то? — как говорила наша тётя Капа.
«Это... я вас не обидеть хочу, не думайте. Науч-поп. Нет. Докинз, на мой вкус, плоский. Дарвин. Не знаю. Горизонта. Интересно, может быть, для того, кто не считывает (метафизических смыслов) и на выставку Кирико идёт, и художество видит, а больше ничего».
Я как-то говорил... Трэнд – поведения, положим, устремлений – задаётся потребностью, иначе — инстинктом (слеп). А есть (надо учитывать, сообразовываться) сиюминутные, привходящие моменты. Дело поставлено так, что стремление и обстоятельства интегрируются. В эмоцию. (Генерирование эмоции: оценка, векторный, так сказать, анализ ситуации – вешней и внутренней). С возможной быстротой... Оценка, отнесение к той ли, иной категории, перформативная, ориентирующая системы организма насчёт немедленной изготовки, приостанавливающая не срочные программы.
Определяет, а как, исход эпизода, отчасти — определяет. И Господь в неизреченной благости Своей поощряет упражнение. Функции. Генерирования. Эмоции.
Тестирование. Исправна, в порядке ли. Не приведёт себя в ярость (Пруст) кухарка, не отсечёт головы цыплёнку. Господь наказывает неупотребление.
Говорил.
Функция (на сегодняшний день) искусства. Вызывать. Просвещать? Добрые чувства культивировать? Нравы и военно-патриотическая работа?
Услуги в том же роде предлагают турагентства.
Петушиные бои и бои без правил.
Святому искусству не конкуренты.
Есть род эмоций... эмоции такого рода...
Есть.
Так что, поскольку говорил... «Проворот орудий»... И про Франклина, стодолларовую купюру. Про грозу. Задохнётся гуманитарий, если в нос... гусёнок у Пруста? не цыплёнок?... в нос положительным знанием — не шпынять? Кто такой, вообще? А доллар что? Вероятно, из «талер». А «пенс» и «пФеннинг» нашим пенязям... То-то что.
Ещё в мае — по доступным ценам путешествие (трип). Пятого — День Водолаза. А на другой день — шестое. «Конспективно у вас всё» Да. С Герой обмениваемся по электронной почте сообщениями. Шестого просвещённое человечество поминает австрийского еврея (родился в пределах Австро-Венгрии). Шестого мая (разумею текущее летосчисление); то есть, как Гера, зачат на Красную Горку лета — в июле). Отец, вероятно, жил скупкой шкур. Поставлял обувным и перчаточным производствам. Портмонэ, сумочки, бювары... портфели и кейсы (для досье, материалов к докладу) изготовлялись по большей части кустарно (в определении есть намёк на кооперацию), то же и чемоданы — и самостоятельными мастерами из выделанных кож, приобретаемых без посредников.
Жили в очень не большом городке, впрочем, со школой. В нём же жили отцовские — взрослые, к двадцати? молодые люди — сыновья от предыдущего брака. Полагают, что помимо брака, в котором они появились на свет, позже, отец состоял ещё — в бездетном? не формализуя отношений?
Довольно представительной внешности, не глупый, не умный человек, не слишком принуждавший детей к ученью, видевший их мелкими предпринимателями.
Женившись (втретьи?) на девушке пятнадцати-шестнадцати лет... да, дела шли ничего себе, можно было надеяться перебраться в Вену. Родился первенец, а менее, чем через год, ещё один сын, этот — слабого здоровья, прожил не долго.
Были ещё дети — девочки.
Первенец жил долго (после шестидесяти — тридцать три хирургических интервенции: рак нёба). В мать (умерла за девяносто). Её желание: дать детям образование. Девочек, положим (уже в Вене) пробовали учить музыке.
Мальчик (первенец) ожиданий не обманул (карьера врача, учёного писателя. известность). Ему принадлежит, к слову, концепция шекспировского «Гамлета», заинтересовавшая Геру.
ера время от времени исполняет пьесу в небольших собраниях... Замечает, кстати, что сказанная трактовка «Гамлета» понятна ему не вполне).
Мать баловала первенца. Впечатлителен, смышлён, высокомерен. Ещё и в два года, бывало, мочился в кровать, а на седьмом году в отсутствие родителей напрудил в родительскую постель – с явным протестным самоутвердительным? злым умыслом.
«Нет, ты уверена, что толк из него будет?».
В недавнее время выходец из России — американский журнальный литератор — распространил сплетню о популярном капиталисте, воротиле и телеведущем: он, де, посетив Москву, снял номер, в котором незадолго до того останавливались Президент USA с женой, пригласил девиц лёгкого поведения, но ограничил физиологический контакт тем, что на них (блядей московских) помочился.
Кой-кто из поэтического цеха, знаю, заподозрил параллель с поступком восточного владыки, унаследовавшего гарем, в котором, по состоянию воспроизводительного аппарата, не нуждался.
На самом деле, представляется, параллель у выдумки, есть: не с Востоком — с выходкой ребёнка, о которой, на то пошло, я рассказывал литератору несколько ранее его переселения в Новый Свет.
Ребёнок, возвращаюсь, имел склонности культурологического, исторического круга, но должен был заняться медико-научной деятельностью и практической медициной. Отец, намереваясь жить в Вене, снял приличную квартиру... Сын жил в ней, произведя преобразования, ещё много лет и оставил не по своей воле менее чем за год до смерти... Конъюнктура ли изменилась, отец ли в столице занёсся – опрометчиво, но обстоятельства ухудшались, и содержать семейство предстояло первенцу.
Содержал. Вена в то время — недорогой город. Сорока четырёх стал профессором неврологии медицинского факультета Венского университета. Представление утверждал Император. Утвердил не с первого раза (смущало еврейское происхождение кандидата... десятеро евреев в парламенте — депутаты... еврейская профессура... монарха, человека рутинного, пожилого, не свирепого, настораживало общественное возможное на этот счёт недовольство, раздражение).
В шестьдесят, кстати сказать, профессор уходил на покой. В отставку. В особых случаях Император, удостаивая звания заслуженного профессора, не препятствовал пятилетней крайнего срока пролонгации. Крепелину... знаменитость, психиатр, автор учебника, по краям ойкумены, положим, и в России, определяющего понимание душевных расстройств и сегодня... Император знал Крепелина... Крепелину прочили ещё пять лет, сверх пяти заслуженного, и тогда-то здравомыслящий Крепелин сказал: «Сейчас, товарищи, то, что голова моя уже не та, замечаю я, а через короткое время это начнёте замечать вы, а я — перестану».
После случая (фигурировало, сказано, родительское ложе) отец выразился ещё и резче. «Из мальчика толку не будет».
Впоследствии, присмотревшись... Подарил сыну семейную библию (на вклеенных листах отмечались знаменательные для семьи даты), приписав нечто вроде наказа — с благопожеланиями. Позже, когда знакомый отца пожаловался на строптивость собственного потомства, то узнал (в приблизительной передаче): «У моего сына в мизинце ноги больше разума, чем у меня в голове — и я никогда не слышал от него супротивного слова».
Сын был носат — на солидный манер, похож, сравнить с людьми заведомо известными, на Гребенщикова, лощёней, пожалуй, бывал в опере... Волосы — по тогдашней мужской европейской моде – зачёсывал на сторону (как, для примера, Владимир Михайлович Бехтерев, невролог)... Служил в больнице, преподавал. Женитьбу откладывал до тех пор, когда сможет открыть практику (открыл в тридцать). Употреблял возбуждающие средства (отпускались свободно) и, по-видимому, первым наблюдал местноанестезирующее действие кокаина. Был командирован во Францию — в Париж и Нанси — для ознакомления с практикой применения гипноза. Перевёл на немецкий труд французского невропатолога Шарко.
Приверженность, до горячности, научной строгости. Хорошие без натянутости манеры, с лёгкостью приобретённые, располагающие пациенток — и мэтров. Серьёзный и восхищённый интерес к жанру еврейского анекдота. Готовность (с возрастом убывающая) признать и преувеличить достоинства, мыслительную одарённость товарищей... (дружба преимущественно с евреями-сверстниками). Тесно сходится со старшими – почтенными семейными людьми серьёзного неизменного распорядка – ради обсуждения научных новостей, общих проэктов... движимый ещё, предположительно... Чем? Семейственность, потребность, так говорят, в фигурах, и – обратить на них сыновние чувства?... Утвердиться — получить подтверждение: вырос, далеко оставил «скромное происхождение» — кстати ж и старики, выдвинувшиеся, добившиеся имени — не из семейств ли аптекарских и маклаков, чуть ли не из разносной и мелочной торговли, вдовьи дети, поднялись?... Кстати... Папу — со шкурами, женитьбами на бесприданницах (молодой врач к тому времени помолвлен с еврейской девушкой, за которой приданого, определённо не состоится)... Оставил. Принят. Обжился в другом кругу — без надрыва и жадности амбициозном, доброжелательном. Похожие на него люди, что и он ценящие, годящиеся в отцы, которых уважать душевно легко, тянуться к ним естественно. Понимающие, чем он живёт, занят и, почему же, поддерживающие, признающие, что надеяться на видное положение в обществе, на имя, он вправе, ожидающие, что полагающегося достигнет – открытием, концепциями, тем, что для него всего более на свете интересно.
Поздней осенью с двумя коллегами, из которых один был постарше, а другой — преклонных лет, шли через больничный парк в другой корпус. («Павильонная система» — корпуса разнесены, расставлены просторно: не заплюнулась бы из одного в другой инфекция.
Старик — по примеру младших коллег без пальто — дистанцировался от разговора о пациентке с замысловатыми симптомами, затем (пропись?) негромко и в сторону выговорил: «Penis normalis repetatur».
Фраппированный молодой врач дёрнул усом.
Со временем, как говорится, сформулировал свой взгляд на душевные расстройства.
Вкратце.
За поступками, сменами настроения, желаниями, антипатиями... прокрастинацией в том ли, ином изводе — надо предположить причины: побудительные мотивы или напротив блоки. Вместо слова «детерминизм» допустимо пользоваться эвфемизмом: нет дыма без огня. Причин обыкновенно несколько, аналогия со сложением векторов, так, уместна.
Самоотчёт относительно причин осложняется тем, что некоторые — не очевидны. (Есть подходящие выражения, положим: «безотчётны»).
Сильнейшими... Пожилой врач, опасавшийся простудиться, имел основания держаться этого мнения... Сильнейшими — это понятно — признаём мотивы, обеспечивающие... Есть, едва ли не всегда, причастны... на обуздании, обуславливании стоит цивилизация, а, попускает Господь, «ускользают от осознания», лукавы, соседствуют со страхом, враждуют — иногда — с предвидением и рассуждением... Простые люди... пожившие бесстыдники-старики... на счёт этих мотивов проницательней культурных, университетских, озирающих универсум с высот просвещения.
Верно то, душа — не механическое устройство, а нечто вроде министерства. Прямой научный эксперимент невозможен, а, познакомившись с ходом дел, разглядев, как функционируют такого рода... конторы... учреждения, правления... институции... Да, осторожные догадки, предположения – за неимением другого... Допустимы?
Дарвин признавался, что «ненавидит выводы, основанные на результатах». Так. Но, если другого не видится... Мотив, о котором человек не знает... не признаёт... этим обстоятельством (непризнанием) не обинуется и — направляет, подвигает, инспирирует... А кругом люди, которым есть до этого дело, мыслят, что ведёт себя человек, к примеру, нелепо или пребывает в неадекватной (ситуации) меланхолии или весел зря.
Этот мотив, причиняющий, «стоящий за». Что будет, если о нём догадаться? Что будет, если человек участие этого мотива заподозрит, осознает странность своего состояния, поступков и — свяжет, усмотрит в угаданном побуждении, мотиве – причину? Да. Мотив, оно вон что, обнаруживает себя подъёмом ли, спадом настроения, рассеянностью... неуместными, неловкими оборотами. Как говорят русские: невпопад, а людям вдогад. Именно. Что, если, угадав — мотив, иные — ему противостоящие и, найдутся, ещё и те, что выступают с ним вместе, к тому же, что он, клонящие, отпрепарировав их, а? проследив, как хитря или напротырку, пролезает к рычагам, садится за рычаги — один от себя, другой принимая — разворачивает поворотливый, на гусеничном ходу... определяет восприятие... Что? «Бабьи немочи догадка лечит». Не поможет ли. Осознание.
Нет. Подход оказался умерено полезным, лечение затяжным. Помогающим — кому. Умному, с непоколебленным самоуважением. Не лишающемуся последнего. Способному — кто Богу не грешен, Царю не виноват — признать. Было. «Быль молодцу не упрёк» (русская, как, непонятная пословица). Не сообразил, не понял, не подумал. Для человека с признанными заслугами трудно ли произнести и так и понять. Да где взять таких? Человек простой, нехитрый поймёт не так. Уличили. Иначе: победили. Отобрали то, что из ряду вон, едва, несколько, выделяло, давало — хоть что — самоуважению базу.
Стоять, сколько сил хватит. Льют (Гоголь), матушка, на голову воду, на темя — в застеночке, нагишом.
Терапевтическая эффективность. Но — девочка, в Америке, провинция, двенадцать от роду — в дневнике... Или одиннадцать? «Третья конфета сегодня. Это вчерашний разговор с родителями. При том, что права была я». Ссылался. Дмитрий Быков предполагает (в недавнем материале), что XXI — век психоанализа. Ошибка. В северо, можно думать, атлантических — городах, агломерациях — усвоено, с двадцатых минувшего, съиздетства. В других местах и духу не было и... Нет.
Об этом (шестого, повторю, мая и в иное время) толкуем с Герой. «Гамлет». Интеллигент. Первый. Рефлексия. В сомнениях.
Предположив вероятное ... (не факт, удостоверенный, не утверждение – верифицируемое)... предположив (вероятное): фиксацию: бессмысленный несуразный, вроде криво севшей программы, трэнд... не входящее в сознание, неосмысляемое и неизвестное желание, презренное, отставленное взашей, забытое, глупо-невозможное, не различаемое в упор, до жилистости исхудавшее, не плачущее и — висящее на рычагах, тянущее на себя, игнорирующее возмужалую бодрость персонажа. Желание? А, что же, в чём заключается? Твёрдый человек, с выучкою университетской, а в первую голову — военной. Желание. Тех, что были – в младенчестве, ещё и в детстве – интимных – близких — отношений. Не понятно. С кем? Положено — хоть и волчонку — оставить родителей, иначе... Кормовые угодья, плотность, интенсивность эксплуатации. Уходит. Господь в неизреченной, да, задействует: «зов пола», «боль разрыва» раздражением, говорил, утишает.
А здесь, в пьесе, что?
Июль. Август. Ещё в октябре. Полдня кричит вороненок. До холодильника не дойдёт? Маму. Вопрошание (Айзенберг). Была же. Куда делась? То есть — вот, но отношение-то. Свои — у матери? — интересы? И не надо мне про Данию. Необходимость. Во избежание смуты, в предотвращенье.
А галлюцинация? А что? Системы восприятия, так сказать, службы, должны срабатывать и быстро. Пока рассмотришь, убедишься — съедят. Что непонятного? Судят, догадываются по фрагменту, имея задание, что высматривать. Ориентированы ожиданием (икспектэйшн). Замечают, что нужно, не абы что. И показывают, разумеется, не фрагмент, а — целиком. Не оставляют сомнений. Цена, знаете, сомнений. Ошибёмся — как среднее звено говорило: пусть нас поправят. Штормовое предупреждение. Сигнализировали. Проявили, слава Тебе Господи.
И не рапорты пишут, шлют, а наглядно... Системы слежения... Опять, рассказывают, в советское время — ракету, например, торпеду... На многих листах, в натуральную величину. Был зал, с галереи, скрепив листы, вывешивали... Руководство в масштабе чертежи хуже воспринимало.
Да, Гера. И тут же секретность. Готовят — в отделе — лист, другой. Клеят накануне. Как в Голливуде. Сценарий целиком исполнителям не дают (раззвонят, преждевременные утечки в СМИ).
То есть, если мотив напряжён, имеется потребность... Аутист... Блёйлер (Евгений) предложил слово, смысл, да, ещё с тех пор внятней не стал... Аутист настаивает, не так нервничает и может существовать: при возможной внешних условий фиксации... неизменности... Надорвана психика, сенсибилизирована? От природы? Уродился? И — есть, встречаются — (регидность) те, что (импринтинг... привыкание) сильнейшим образом... «только первая» — алой лентой, крест на крест — «алой, как кровь». Есть.
Галлюцинация. Система показывает (из фрагмента — в целое — аппроксимируя), обманывается (обозналась, «иллюзия»), но, прислужиться, порадовать руководство: задерживается картинка. Раз есть запрос, настоятельный, то и.
Сердит на мать и отлепиться не в состоянии? Душа винтом. А так, по жизни, военачальник, ни крови не боится, ни... «Крыса» — про папу невесты. Что делают!
Выстраивается, если допустить. Больше ста лет, как...
Боль. Укусить. Не из робких. А, позвольте, чем, конкретно, перед вами провинились. Ваша мама. Взрослые люди. Совершенно не имея вас в виду, могли, хорошо, пусть, огорчить. Но для мести — повод. В чём усматриваете? А-а. Призрак. Так. Меняет ситуацию в желательном, согласимся, направлении.
Присутствие безотчётного мотива? Нам, ему, то есть, не известного. Надо б эти «слитно-раздельно» отменить. Нельзя, так надо понимать, без вины и регламента оставлять... Вот. Это публику дёргает? Бывало с ней, забылось, нет, и ведётся? И сочинитель, не вполне, следовательно, въезжал, и почему потянуло изобразить... Другим был занят.
Допустим. А в России — тёмный народ, аналитический дискурс пропустил, направляем непонятыми, ну так, мотивами.
Страхом?
Сталина, объясняют, любим, поскольку... Стокгольмский синдром. Опустим — Стокгольм (1973). Бояться душевно тяжело, так душа изворачивается: проснувшись (Гоголь), видим... обнаруживаем: люблю. Совершилось и нужным образом в голове представилось. Отец. Строг. Но бояться — люблю и предан — не приходиться. Не надо бояться. На пользу — процесс. Не боимся — уважаем. Благодарны. Уважение к иерархии — как устоится — не вшито ли. Приматы за стабильность. Какой прогресс? Замешательство, гражданские (вдругорядь) распри. Пока сидит и в силах — как ни смотреть — покой, и то ведь внешних, неизбывных, ни повлиять на них — хватает.
Общественные виды, а мы — общественный, не под прогресс... «худой мир»... насущность единства... Отбор, конечно, отсортирует, поощрит, а кого и... Элиминирование. Сравнительная выживаемость.
Так же?
Свершается, не лязгнет, перекладываются стрелки (в головах), снежок соизволили выпасть, формируется, что следует, маневровые свистят, бежит с горки, потряхивает, вагончик.
Была история, с литератором, мне рассказывали. «Гамлет». Знаю, дело было под Новый Год. Встречали вдвоём. Он и мама. Пора за стол, а мама треплется по телефону. Он раз показал, другой: время. Нет. Продолжает, оживлена, значит, разговаривать по телефону. Он тогда залез под стол и вылезти так и не согласился. Заявил протест.
Регрессия, да? Вы терминологией не пользуетесь. Ревность. В широком понимании, Не считаете? И — место. Тут, под столом, в детстве — гости пришли, тоже дамы. Ладно, браслет на руке, но собаки — домашние — тоже.
Навальный. «Наваляли Навальному». «Гитлер-лайт». Уязвляет. Доблестью. Как-то чувствуешь себя. Приучили: про общее благо, и бояться свободному человеку нельзя. Въелось. И не скажешь: безнадёжная держава, и своим надо б умом жить; боюсь. Не скажешь. То и выходит, Навального, не деться, надо ненавидеть, сердце стучит, гарантии где, что сёдняшних (к себе мякишем и тащат), в лучшую, превзойдёт, и малой смутой обойдётся.
Переписываемся. Скайп мимику воспроизводит рывками, и ракурс, «глубина резкости» — хоть не шевелись. Спрашивает, какая подборка идёт, что, не надоело ли Андрею Дмитриевичу. Спрашивает, надевал ли вчерашний день трёхболтовку.
Надевал. Кидается в уши, если что-нибудь в ней скажешь. И глухо.
Хозяин достал со шкафа, барышня, потом я надел.
Медь, оплечье, пыльное стекло. Видно: стол, свёкла, винегрет. Икорка — он ею торгует, всё это. У Соколовского был в доме лифт в виде рыбоподъёмника: глухая дверь, иллюминатор. Я раз ранним утром покосился, проходя, — русалка. Плечо. Не проработанное, полноватое. Ей, возможно, и не слышно было, что я по нечистой их лестнице спускаюсь, и я не приглядывался. Корчагину (образованный человек) — рассказывал. В лицах: вот так, отсюда, видел. Обратил его внимание: вот здесь это было.
Демонтировали. Новый не просторнее, но превосходных кондиций. Сделан в Москве, по лицензии — завод, по-моему, близ Тестовской (станция), элеватора, Седьмого хладокомбината. Исходная фирма — американская. Брэнд — фамилия основателя, инженера. На скальном основании — на Манхаттане — тому полтораста лет — возводили многоэтажные дома, потребовались строительные и общегражданские подъёмники... В каждой кабине — ближе к потолку и свету — номер и краткая, четыре буквы, фамилия, что в Москве, что в NY.

№1. Что снилось. (отель в NY — 1).
71,3 КБ

№2. отель в NY — 2.
71,3 КБ

№3. скрижаль.
71,3 КБ

№4. задумчивые дуботолы.
71,3 КБ

№5. Копытные и драчёвые.
71,3 КБ

№6. лампа-лотос
71,3 КБ

№7-А. памяти З. Ш. Ф. — 1. (В Музее Фрейда (Вена)
показалось, что бывал и детски-фрагментарно
уверенно помню обстановку. В самом деле:
обстановка богатых квартир в Москве –
«трофейная»... гаптическое (тактильное)
ощущение от обойных тканей.)
71,3 КБ

№7. памяти З. Ш. Ф. — 2. (Снимать Фрейда не пришлось;
на снимке – принадлежащий мне негатив фотографии,
снятой не мной.)
71,3 КБ

№8. Кааба. Интерьер с пылесосом. (На заднем плане –
работа Александра Евгеньевича Бабулевича.)
71,3 КБ

№9. простодушное фото.
71,3 КБ

№10. сёстры. (after Константин Алексеевич Коровин (1861-1939)).
71,3 КБ

№11. призывник. (after Дина Гатина).
71,3 КБ

№12. интерьер с белой фигурой.
71,3 КБ

№13. Старый Фашист. Солнце мёртвых.
(after Эдуард Вениаминович Лимонов).
71,3 КБ

№14. певица. (after Эдгар Дега (1834-1917)).
71,3 КБ
№15. фейерверк.
71,3 КБ