RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Кац

Vigil 2

06-08-2019 : редактор - Женя Риц





**

Из серых веток, постепенно,
Как смех, оранжевой водою
Потёк униженный ноябрь -
Не прекращая улыбаться,
Стараясь вытащить из окон
Затухший блеск зрачков и лезвий;
На волосах укрылись буквы,
Трамваи сделались немыми;
Лицо сжимается от счастья
И рыжим ветром голосит:

"Ура! Ура! Бокалы рядом!
Везде царит порядок детский!
Всё маслом скорби пропиталось -
Сивушным маслом смерти юной!"


**

Под книгой детства тихим, добрым утром
Я видел сон: иду между домов
И опускаю взгляд чтобы не видеть
Детей, смотрящих на меня.

Под книгой детства тихим, добрым утром
Встречали осень тысячи деревьев
И птицы бились в заспанные окна
И улыбались.


Великие психоделические поля

В стакане злато заспанного поля,
Рога ветров и щупальца дерев;
Ручьёв рубахи вытянулись снизу -
Одной рукой я зачерпну рукав;

Я - некто. Я, врачующий холмами
Закат столбов и блеск ревнивых рельс,
Лежу в ложбине между островами,
Где камни, пыль и блёстки сигарет

Котёнок звёзд, оврага выгребного
Двухцветный друг - сегодня не один -
Он смотрит в землю, двигая глазами.
Я, человек рождённый из ружья,

Дышу в затылок синему безумью.
Погибло всё, включая облака.
Отцы и деды вспарывают землю.
Идут леса. И солнце греет мир.


**

Нервная ночь
Гасит себя
Об уголки

Ленточкой вьётся
Гусеница

В этом раю
Все похожи на нас

Когда я стекаю по стенам
Глаза растворяются
В золоте


**

Разбирай меня по частям

На мосту и в огнях я родился

Жёлтые полоски пересекаются странно

Магазины шепчутся весело


Рад что лужи кричат

Что люди стоят

Ничего не понимая

Всегда

Успевая

домой


**

Видимо, я такой же, как все - отворачивающийся,
Когда знакомый пьяница в кабаке начинает блевать…
И все говорят про него чепуху - когда он, бухой,
Уползает за дверь
И молчат по его возвращению, но вскоре
Снова хохочут и пьют;
А официантки с испуганными глазами,
Похожими на влажные виноградины,
Тихонько собирают пустые бутылки.


**

Добежать чтобы врезаться в драку
где её разрывали на части,
не успел, не хватило дыханья -
занесли в молчаливый дом
Пустые пустые окна
Пустые комнаты рядом
Никогда никогда я не выйду
отсюда живым


**

Воды принесите
Мне больно смотреть на окно -
В нём не видно ни кошек ни смеха;
Фрегат запоздалый берёт меня на борт
Топорщатся мысли великие змеи растут из груди
Воды принесите
На талых дорогах машины играют и весело дети поют
Продвижение вверх продолжение неких позывов

Сияние мыслей звенит и звенит и звенит


Последний этаж

И только слепые бредут мимо окон моих и тогда
Хрустальные губы растают во тьме за спиной
Хрипели костры и рубахи рвались как глаза
Великие змеи возьмут это знамя с собой

Я помню тот город и поле рассыпанных дрём
Намылены руки и кости застряли в углу
Всесильное небо обвило мой маленький дом
Усталая мать пеленает хмельную звезду


Тело пренебрежения

Подметая сигаретный дым
В остатках нового сияния
Подросткового Иисуса

Говорит со мной площадка
Ртами шамкают строители
Мне грустно

И легко  легко  легко

Зацепиться глазом за качели -

Лучше так,
чем


**

Открывается дверь - может, это пролёт?
Может лестничный гном?
Может чёрная тень самоубийцы
Толкнет меня в спину и я полечу…
Не туда, не туда - не в полночный подъезд, -
Тихий, гулкий и яркий…
Кто пройдёт по нему? Кого я там встречу?
Кто подымается вверх?


**

Дома поют. Измятая свирель
В зелёном небе плачет и трясется
хрипит спина, заправлена постель
Румяный свет пронзительно смеётся

Настигнут вор упругий ремешок
затянут туго горло на исходе
Гремят пути, сужается зрачок,
Кружится ночь в оконном хороводе

Курносый бог запачкался углём,
исходит сном вечерний переулок
растёт трава, грызёт колени дом
трамвай кряхтит. Идут часы прогулок.


**

Свет фонарей
Залепляет лицо
Три часа ночи
Возле пьяной матери

Кто-то схватил меня за руку
в абсолютной темноте


**

Урбанистически повинны в том, что дворники скрипят

И достают в маршрутках мозг

Под разговорами созрел мой сон -

Как в детской ванне плавает змея

Никто не помнит повороты -

Это новый сдвиг

Волнуясь говорят олигофрены

Скрип
скрип
скрип


**

Вдребезги надежда моя разбилась
Но мост нашёптывает слова;
…Кружится тихо… Все разговоры -
Словно старушечья голова.

Право на льготы. Смеются. Аптека.
Утопли дворы в ностальгии, блядь.
Море нащупано - остановилось.

Я - Продвиженье. Мой Путь -
на кровать.


**

Дышит старость разбитая в порванной кошке
омертвелые руки сутулого гнома
ты знаешь как пить повседневное небо
Ты помнишь как жить в опустевших домах
Закрывая глаза представляешь что где-то
Ходят дети твои под взволнованным солнцем
И горячее небо целует им руки
И мурлычет и плавится в сонных глазах
Засыпаю опять и волнуюсь и плачу
на губах выступает прогорклое время -
Возвращается всё новым приступом страха -
я запутался я отдаюсь навсегда
Только так не решить ничего кроме скуки
и прощального ветра за дверью открытой
никогда не услышать тебе моих вздохов
Не увидеть моей абсолютной зимы
Пусть уходят уходят и пусть не вернутся
Эти дни эти странные дни возвращений
За окном до конца кто-то будет метаться
Но нигде никогда не отыщет меня


**

Над садиком снег повис
Вороны кидались вниз
Стремительно и постоянно

Она улыбалась во сне
И тихо шептала мне
"Ты мой настоящий, мой странный…"

Слева детишки шли
"Давай вместе с нами, пошли
До самого детского ада!"

А справа свисала звезда
"Обугливайся, пизда!
Обугливайся
или падай"
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah