RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
|  Новый автор - Алексей Упшинский
|  Новый автор - Настя Запоева
|  Новый автор - Светлана Богданова
|  Новый автор - Юлия Подлубнова
|  Новый автор - Виталий Аширов
|  Новый автор - Андрей Родионов (СПб)
|  Новый автор - Рамиль Ниязов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Сергей Круглов

БУРАТИНО

07-08-2017







СВЕРЧОК И БУРАТИНО


Так-то учительно пел плюгавый, изсохший,
Нуриевовыпуклолядвый обманчиво, скок позабывший бездвижно,
Бычьеголовый уродец,
Самки не знавший, утративший некогда фаллоусы в боях с доминантом,
Безвидный скорбец-доживатель ветоши, гнили, -
Пестуну:


«Нишкни, о младе, смирись! мир на исходе.
В попрыгах ль резвых спасенье! Беги ты огнистых прилогов,
Бойся тщеты, сей щепы
Шающей ! Вскую
Школу и азбуку мудрых отринув, уставил
Нос свой на огнистый ветр,
В вьюшку сует? зол ветр, нещасный! коварен; песенке внемли моей.
Когда же не внемлешь – внемлешь
Грому победной сестры, поневоле, моей саранчи!
Писано древле :
Вот, сквозь дыру в очаге, выйдут на свет мириады.
Видом подобны коням-горбуням, злобноогням, рты циркулярны как пилы,
Светы свинцов на главах,
Брони на них жестяные, глаза как горящие угли,
Млнии искрят афедроны, жгут скорпионьи хвосты!
Ангела топки имеют царём мои сёстры,
Имя ему Карабас по-еврейски, гречески же – Барабас…»


Так-то скрипит вечерами венявский в щели одиноко,
Скушным своим деташе меряет мрети минут.
Цвирр да поцвирр…мерно в каморке посмерклось…
Вот уже дремлет и сам, песней своей ж усыплён.
Впрочем,
Вовсе побасен его голем сосновый не слушал:
В стружках сидит, не моргнёт деревянным отсутствием глаз,
Недодолблён и череп разверстый:
Вышел тектон на поиск волошска ореха – придать сыну в голову мозгу –
Да потерялся в ночи…
Так пребывает, грызя и жуя монотонно,
Лукоед,
С горького плода сдирая плеву за плевою,
Клинья распила вонзая в безсытную сочь.


***


Буратино на каждой исповеди кается
в одном и том же:
в грехах юности, в том, как не хотел учиться,
а хотел сбежать от папы Карло, продать азбуку,
основать свой театр, и в прочих безумствах .
Исправно преклоняет пред аналоем
скрипящие в шарнирах колени,
хлюпает деревянным носом.


Ночью, пока училище благочестия спит,
он пишет письмо папе Карло:
"Дорогой папа Карло!
Я здоров, спасён, всё у меня хорошо.
Нас тут учится таких сто восемнадцать
деревянных мальчиков.
Вчера тема занятий была: "Борьба со злом".
На первом курсе наш преподаватель,
батюшка о.Карабас,
учил нас,
что первейшее средство препобедить зло -
это молитва, пост и строгое житие по заповедям.
Сейчас, на втором курсе,
батюшка о.Карабас говорит,
что мы стали взрослые и должны понимать:
строгого жития заповеди сии означают,
что еще более первейшее средство препобеды над злом,
паче поста и молитвы -
это меч,
и если имеешь меч - то не зря носи меч,
а если не имеешь - то вот два меча,
и хоть один из них да научись освящать ударом.
У меня уже есть свой меч! Правда,
пока еще только деревянный.


Ничего, папа Карло! вот сдам экзамены,
получу свой приход,
заимею настоящий меч,
выучусь, вырасту -
куплю тебе тысячу новых курток".

 

ДЕНЬ ЗНАНИЙ

 

Папа Карло
собирает ребенка в школу:
рука, еще рука,
так, нога...
так.

Раздумывает, не посадить ли на клей голову,
но решает оставить как есть,
на шпоночном соединении - для вящей передачи
крутящего момента.
"Всё равно ведь притащит под мышкой,
хорошо, если не забудет, - думает старик.
- И как они вечно
умудряются не отломать нос,
гоняя ею в футбол?"

Папа Карло убирает инструменты, сослепу
укалывает палец шилом.
Выступает капелька крови.
Буратино внимательно разглядывает каплю,
хмурится, берет шило,
закусив деревянную губу, тычет себе в палец:
ничего.
Буратино глубоко вздыхает, закрывает глаза,
прижимается к старику, обнимает его,
насколько хватает длины
лучинных ручонок.

Так они пребывают некоторое время,
молча.
О чем и говорить.
Нынче - День знаний. Эти двое
очень хорошо знают друг друга.






ПОКОЛЕНИЕ НЕКСТ


Памяти Янки Дягилевой



Не в состояньи родить
Человечьих мясных детей,
Наделали себе буратин
Из этих поющих полен.


Их суковаты глаза,
Чужды, сосновы сны,
Кленовыми клиньями твои дни,
Как луковицы, грызут.


Когда они побегут
В деревянную ночь, вон,
В нарисованном очаге спалив
Азбуки, куртки твои, -


В инсульте сквозь коридор
К двери ползи, хрипи
В сорванный засов:
- Сердце, сердце, кретин!..


…Над Полем Чудес – тьма.
Наживы живой ждя,
Тысячи деревянных детей
Погребают сердца отцов.


Сыплют они не соль,
Не воду гнилую льют –
Деревянные вены вздалбливают свои
Отцовским долотом.


Кап, смоляная, кап.
Кап, скипидарная, кап.
Я люблю тебя, пап.
Прости меня, пап.


И вот – один и другой,
Снова и снова, там,
Здесь, из мертвой земли –
Всходят, живут ростки!


Алым и золотым
Дерево в утре цветет!
Воют кот и лиса,
Друг другу глаза пьют.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah