| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Звательный падеж

печатать   Карина Лукьянова
редактор - Женя Риц



Автор живёт в Нижнем Новгороде




***
бытие - единственное
обиталище сатиации
поэтому нет трёх слов

***
мозаика век
скоротечность
обречённость
на каждом фрагменте

Вчера мы наблюдали апокалипсис
из окна старого здания
видимо бывшего гардероба
где люстры как табуреты
вниз головой

а потом – это было под
разрезающим углом
падения солнца
-
начался процесс умирания

***
нет ничего лучше
полдникового солнца
проходящего через
охру моих занавесок

настил весны так
печален в этом году
что ты не знаешь где
надо плакать

занавешивая окно



***
-
1.

путь из дольнего мира
в рельсовый
репетиции ((измен)ений)
овации кораблей
водяное литьё взрослости
не накрытый бетонный стол
2.
голос над оврагом
словно вещает чревом
священника
эхо раздаётся в горах
оседает на почву цикорием
3.
очнись
скоро будут падать 37 и 8
иначе говоря
не рывок из могилы
не его интенсивность
а его неаккуратность
4.
сгустки кофейного зрачка
колесование глазных яблок
когда ты сидел против ветра
спицы натягивались
5.
умри меня
6.
отменила неявку
на опознание себя
между тем как правда
на снег упала вещь


зеркало для утреннего кофе

собирать кубики
всматриваться в потолок:
не проявится ли на штукатурке
солнечное пятно бога
или ступит луч по той что уже в остатке
ёмкости дня

*
северные баржи ржавеют тянутся
гудят густым дымом
чайки всхлипывают крылом -
они обтекаемы и потому -
обречены
набираясь в полную грудь холодеют
становясь по-назавтра ничем




***
дети садились на снег
писали письма дорогому Господу Богу
февраль как заострение в середине брови
приторный цветущий запах хлеба на кухне -
один из признаков весны
задвигаю столешницу.
чай размыкает от слёз
вместе с буквами в детской ладони
голода мало
пусть будет холод

***
и вот они становятся
неумелыми пропадающими детьми
вязнущими в тёплых почках
под корой льда

ты наблюдал их у себя за окном
когда розовое тело весны
уже висело над мартом


***
нужно высказать снег
голубым воротам вернуть печаль
воспалилалась перкуссия её нет
вот свидетельство его нет

ихинитель прошла переход
человек с живительною трубой
раскрывает свой жёлтый рот
опрокидывает лицо поёт

вот качельное отступление
зазвеневших в поту вещей
вот бумага вросла в колено
вместе с ссадиной мелочей

повторяемость как преступление
в твердых числах календаря
человек сквозь бумагу в колене
извлекает снег из себя



***

                        А.Ф.

небо вываливается из сумки
засветляет глазок (ничего отсюда не видно)
разуваясь на ощупь глотая руками
в этой прихожей где нет электричества
чувства и прочих примет человека
предосторожности быта
вещи сидят по углам сторожат детство
южется солнце в проходе за дверью
ты улыбаешься в детском альбоме
(выйдет картинка за дверь и вернётся)
станет чуть легче одной запятой
сизой водой поперёк заполняя твой остов
скажем так на тебя проливается бог



***

                        J. Š.


стоя перед собой с землёю в руках
и молотильней маятника
он вдруг понял: эти оборки
на его рубашке чужеродны
время утомляется и складывается в них;
чужеродно всё последнее.
если не сжатие волокна мятый пот
(накануне спасения скрипит колесо
запрягают в спицу тонкую красную нить)
эта складка станет последним кадром
непроявленной сепии мозга
или посмертной маской памяти,
о которой уже невозможно вспомнить.


***

в прожилку для памяти, в чешую для листа
складывать изображения
извлекать корни и плоды

но кость лежит на снегу
поглощает зону комфорта
как ей там

я нашла важный клык
печальный мальчик вокруг обошёл
кисточки шарфа треплятся

между собой говоря части
тела опять срастаются
но смущаясь пятно розовеет

капля стремясь падает
а ты приближаешься с лупой
настигаешь

2 вечерних замечания

№1

кого я цитирую в жизни
больше всего?
люди действительно
верят что я
знаю где выход

№2

пожалуйста
не входите
без стука
сердца?
особенно

***
слышишь ли мёртвых голубей?
эти песочные черты прорисованы тобой
слушавшего чёрно-белое о войне
возьмёт ли кто твою руку, ведя к водопою
(не оставит и царапины запаха)
сбитым камнем ляжешь на пролеске
и засмеёшься, -
луч просквозил твою голову


***
1.
они не могут длить, -
говорит он.
кто знает
может быть
между нами
просто не было
мигающего света

2.
20-20
да и как плывёт этот свет
невозможно больше длить, -
говорит он.




явления рыбака

            мой крик человека в плену забытья
                        Ян Никитин


1.
семнадцать выплюнутых рыб
сидят на берегу
и выбросило камень
и when the keeper
            waves me through

2.
усаживаясь в лодку,
ты вывесил флаг
                   о неприятии
выверив и обусловив
грустный горловой напев
мы станем петь,
         пока нас не известят:
время не может быть уничтожено

3.
в этой мякоти ладони
      протянувшего руку
птица совершит перелёт.
и над потолком твоей комнаты
рассыпаясь       разреженным
у меня не станет
      никакой предыстории

4.
в протяжениях коры
длятся стол и дерево
стол, обнимающий дерево
волокна гладят ветви
            и поят смолой
вся его жизнь – в посмертии

это было в твоём саду

5.
затухает метроном
            и по всему дому
разброшенные обувь, нарды, рыба
внутренняя жизнь вещей
                     в свете лампы
пойманных на крючок времени

следуя за фоном радио
мы заснём в       пробеле
между          станциями