RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Цветков

"Духовая музыка"

14-08-2006 : редактор - Владислав Поляковский





* * *
летит струится горлица
а выстрелить нельзя
под ней буграми горбится
зеленая земля
там с бешеными ружьями
охотники в лесу
под плитами наружными
плашмя лежат внизу
летит голубка дикая
движенья тяжелы
порожним сердцем тикая
из влажной тишины
            даль просторна и бледна
            стужа зною не вдова
            птица каждому была
            нынче горлица одна

летит она старается
над сломанной страной
усни моя красавица
нас просто нет с тобой
в полях любви и милости
полынь да ковыли
во имя справедливости
пропали полегли
где топору пришла пора
там тьма целует в глаз
но злые недруги добра
теперь мертвее нас
            черный блеск прощальных звезд
            плеск последнего весла
            разведен над бездной мост
            перья праха крылья сна


* * *
годы воды нарастая несла весна
луковым древком пела в реке плотина
следом стелилась по небесам тесьма
инверсионным и воплем локомотива
место где пристально рос и светил в окно
бедных предметов недоуменье вдовье
силился стиснуть множество их в одно
пусть не единство пусть от силы подобье
смысла и слов описать интерьер тюрьмы
город в грозу но в мозгу у меня внутри

боль постепенно где прожита не страшна
меньше вещей небольшая вмещает старость
с той стороны видней что весна прошла
город просохнет но столько воды осталось
бархатны бурые перья над тростником
боль серебрится любовью на стебле тонком
срезать простой свисток и сыграть на таком
не получалось когда начинал ребенком
темные плавни не подлежат ножу
в лодку котомку потом поплыву поеду
только налажу лиру и расскажу
как я желал и не смел одержать победу
тем кто уже не возьмет ни пера ни копья
и никогда не вернется таким как я


* * *
ночью в черную дверь непривычно привинчена ручка
но ручьями стожары и перистый светел убор
в перерыве грозы отвечай человек-почемучка
ученик сентября чтобы осени в очи в упор

здесь на твердую голову все аксиомы системы
понимать и кому так коварно планета кругла
плюс на минус в мозгу расскажи электричество где мы
чтобы бережно знать если выхода нет ни рубля

сквозь молчание спящих сверчков возле черного хода
различать пустоту и пульсаров прерывистый свист
ты один в этом квантовом сне остальное погода
признавайся погоде скажи молодой гармонист

им бы всем по уму только сердце всегда настигало
быть бы богом над ними недолго до полной луны
до стожар расстояние страсти но милости мало
потому нас так меньше чем если бы все по любви

свет обеих медведиц и млечная их чечевица
сговорились пасти до зари у калитки козла
здесь попробуй умри а потом допроси очевидца
вся природа глядит никогда не отводит глаза


духовая музыка

внимательное утро вой трубы
из противолежащего окна
распарывает кроткий пражский воздух
там ученик оттачивает гаммы
слюноточиво и труба хрипит

стоит суббота но внутри рефлекс
велящий спящему из койки мигом
и быстро быть к чему-то начеку
так исстари диктует трубный рев
чья окончательность и непреложность
впечатана в наш генный код о чем
еще две тысячи тому камлал
завшивевший всемирный сумасшедший
на патмосе

                    иное дело флейта
особенно в комплекте с барабаном
она поет о долге и войне
о жертвенности жизни в зоне риска
и смерти без которой жизнь софизм
на севере где лучшие из нас
сошлись испить шеломом из литани
но голова в крови и кровь в воде
из нас кто вместе штурмовал бинт-джбейл
юнцы вчера из тиронут во цвете
и в шрамах прежних браней мелуим
сыны цахала ратный сбор иуды
ревнитель храмовых руин почти
повержен

                из-за черного евфрата
где газ геенны бьет из-под земли
восстали гог с магогом и пылает
их мстительное сердце маслянисто
еще чуть-чуть и флейта захлебнется
умолкнут барабаны на холмах
где в бок приняв коварный дар сармата
горит меркаба

                          в иерусалиме
есть кладбище текущее в кедрон
участок словно в сохо лофт ценой
здесь трубный глас услышать будет проще
имущим если флейта замолчит
но бородатым здесь не по карману
презрев корысть и возлюбив закон
бородачи всегда идут к стене
по локоть вьют ременные жгуты
и плачут и кричат шма исраэль
но тот кому они кричат не слышит
он к их мольбам оглох в тридцать восьмом
от битого стекла

                                поет труба
и мы соображаем без труда
что это голос вещего шофара
будить того кто угрожал воздать
а если так то хорошо бы знать
кому в зачет награда или кара
он обещал вступиться в этот раз
но он оставил нас
оставил нас
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah