RSS / ВСЕ

|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Вероника Деменюк

Хор идеальных зрителей

21-08-2019 : редактор - Евгений Прощин





I. Сколотый рот говорит прямыми углами, чертит,
Изображает портреты мои эпохи палеолита.
Лубочные игры словами втерты в известку буквы -
Наш шифр заслуг и потерянных после знаков без смысла.

Вот она, циркуляция нового символа, открытие новых границ в обычной входной двери,
С залепленным органом - скважиной, ждущей ключа, истекающей маслом.
Плачь - не плачь, так бывает со всеми нами:
Превращение в новый сверх тип,
Воспаривший над точками, точечно верный.

Он выходит из-за угла, гендерно определенный, мерит своим плащом и срезает меня по мочку уха.
Это ночь растопырила пальцы в страхе, и копоть слипается между ними, как сахар.
Она тычет нам ими в рот,
Мол, давай
Вырви.
Вот тебе, вечность, кариес в форме киндер сюрприза,
Вот тебе шлем из оценочных средств и суждений в подкладке кармана,
Вот тебе стрелки и вот тебе время, болезненный кашель за сценой,
Клыками уперлось оно и режет давно уже щеку.


II. Выйди ко мне через толщу воды
Взгляда, стесненного трещиной рта.
Хочется выбрать из тысячи "ты"
Разрушенный комплекс из талого льда,
Вырванный зуб, два пустых чертежа,
И манная каша на раме окна
Снаружи мембраны из радужки сна.
Не тронусь, я - угол, я уголь больного костра.

Выйди ко мне, моя голова, я спою тебе песню и заново вскрою слова, - провозгласил мне тогда чей-то голос, зарытый до этого в песок тысячного года, - я буду ждать тебя на этой стороне исхода, когда ты преодолеешь время и забудешь боль первого взгляда и первого знакомства.

             Когда нет поезда, воспользуйтесь средствами пароходства.



III. Самость в определении нотных структур недостаточна, иными словами - пожар, error.
Выходя из себя, раскрываюсь в пределы словесных оттенков,
Изнемогаю от выверта, разбитого по позвонкам,
Спаянным в плоть мою, сшитым в мою микросхему.

В жестах ищу процарапанный след от ответа,
Этот сомкнутый взгляд - он уводит от истины нас или сам от себя ее прячет?

Слепо доверить все шесть в один слепок, и то - чужой,
Словно мерить у мертвого площадь манжета,
Словно лезут, скребут в лицо чьи-то мокрые руки от снега:
Оттопыренный хворост больных и забытых давно ощущений.



IV. Хор идеальных зрителей,
Самоуничтожающихся при просмотре,
Вопящих глазами, сдирает оттенки, в кончики пальцев
Вбивает и мажет прикосновения ис
кусст
ва.

Опыта калька нам сбила радар восприятия, взмылила третий глаз,
Трагик столпился в проходе, демонстрирует непонимание, ждёт шума и хлебных остатков по окончании акта,
Отпечаток вины всего народа
Носит, ему сострадательно
Жаль всех нас.

Больно внутри от рождения смысла,
Его внутриутробный близнец эхо
Вору-адаптиру-пережевыва-по-
Ет,
Пунктиром исходится в крике, неразличимом для нас,
Простых на первый взгляд,
Тех, кто стоит за стенкой и дышит в розетку,
Терпения в рот как гальки набрали, и стонем,
и ждём,
Когда же антракт и когда понесут
Тела со сцены.


V. В ступоре льет на дорогу возница
Воли обломки,
Помоги, проходящий,
Просит,
Бьёт, легче пыли слова,
Были - и нет,
Как будто не по дороге иду
А по воде.
Обернулся -
И катится, желтых опилок полна, голова,
Смеется,
Стуком минорных аккордов по лужам.

Это картина, которую видел Христос до того, как понял, кто он и кем он должен быть, во сне, отдаленно напоминавшем реальность, как будто ее границу мы можем из дерева сделать, выстругать раму жизни, и заразить всех окружающих ее наличием.

/

/зритель один/

Когда ты хотел бы принять меня, взгляд,
Участливой плоти обрывок, скинутый воздухом вниз,
Ядренно склеенный, атомно больный.
Я здесь, я кусаю себя за пальцы.

Удостоверение реальности личности,
Вкус на губах погибающих нот и криков ночных туманит.

Я шуршу твоим телом, будто пакетом из спара,
Взнывшим от плотско пакетской радости обретения.
Стираю себя об тебя и радуюсь новому виду.

/зритель два/

Вбить твое ДНК себе, клеем белым
П
В
А -
Будто бы позвони.

Теплый коллаж из растопленных пальцем касаний
Полутеней в полумраке из полузабытого сна.
Восковых век закрытых и трепетных птиц над взмывающей линией города
Урбанистический салют твоим непослушным кудрям.

Ахилл, остановись и прислушайся, как бежит, разгоняясь, время

             и тебе никогда не выиграть в этом забеге

/зритель три/

Круглый, как конус абсурдной языкости, след -
В моей голове из проросшей пшеницы хлеб
И крошки,
И знаковый корпус, с одной стороны его приборная панель -
Он управляется импульсом, паролем "расслабься, поверь".

Этой абстрактной, бесполой инакости мысль,
Черпателем стану, здесь к вечеру будут готовы приборы,
И свет, что включается от твоего монитора,
От моего монитора.

А кто его выловит,
Этой бессловности вора?

/зритель/

/зритель/

/

/занавес/
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah