| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Анна Гринка

печатать   Куски сказаний (о Елока жене)
редактор - Женя Риц



о верном начертании

Аредне нужен свой цикл
среднейшей белой

но не столько бела
сколько ьелая она
потому напрямую не выходит
прямая черта от лукавого и завершит слово
но конечность для Аредны смерть

и вообще нет у нее конечностей
руки ее и ноги не носят одинаковых с нашими
имен
а если бы можно было назвать их
они были бы только белы
не ьелы


ее сады благие

ядерный гриб округлая взвесь – он выглядел испуганно
как гусеница над муравьями

кто-то пел под его брюхом

и когда он дорос до блошек в глазах
в нем открылся шатер появилась рука
закрывая чье-то лицо от чистого неба

поднимается Аредна с высокого ложа

поднимает черный платок
высмаркивается отражением
терпеливо ждёт пока обрастает остальным
снимает блокировку
и фоновая заставка съедает черноту

она умылась глядя в мертвую гусеницу
она проверила соцсети и окунула палец в муравейник
Аредна, лепая мать, сорока
в воронке варила
и этому дала и тому
нескольким адресам
отправила ok
не обернулась к шатру

он рычал и пятился прыгая на одной руке


о произрастании

в Аредну сдали целый город
и в ней он теперь кишит
собирается из частностей в части
а оттуда прямиком в монолит

когда город станет одним куском
он станет дверью
а что такое дверной проём?
Аредна.

открыв эту свершившуюся дверь
каждый сможет заглянуть во чрево ея
и таким образом она станет смехом –
то есть чем-то присутствующим и хорошим
и одновременно без тела

зреющий во ртути взгляда её
да поймет и молитву о ней


молитва о причастности

жестокость дает нам надежду
как тишина дает нам надежду
как падают с окон ее одежды
окна наши плечи её

она так смотрит
и это не госпел на губах её
а оно самое
такое знаете – рытное
как ?объяснить
музыкатное


причастность

почему она открыта во все стороны
когда шершнями оброс улей её и небесный хлеб?
потому что прошита зеркалом
и не страшно её рукам звенеть в отражаемом всеми стенами рингтоне
появляясь всё время во времени
а время от времени падет недалеко

и хотя ей нелегко
через лабиринт себя
Аредна касается нас
текут наши сны во все стороны света


причастность.2

грибница волосков под кожей твоей и моей
пробивается наружу – и вот можно уже зачерпнуть пинцетом
один микровзрыв над теплыми капиллярами
дернуть – как из тела Аредны выходят новые шатры
и нет конца-края нашему счастью
нашему лакомству
боли


час, когда пчёлы

лепая мать в воронке испекла
одного прогнала, за второго села
и как игру его прошла
без читов и чекпоинтов

проснувшись он говорил в её тихое лицо
о мёде по крупьям спадающем
в трещины жадных распахнутых платформ

он чувствовал липы цветущие вдалеке и плакал
она уходила прыжками аркадными
и не было ей числа

говорят, именно так мы победили –
даже не сохранившись


полустёртая, но проповедь

да не убоимся капель выступившей
не голосом а кровью
в тишине
я тебя слышу и ты меня слышишь
что еще надо, шершень?
заполненный мёд лёг лун..ой
..линии прервались в точки
и..разорен улей

с небес не вернулся наш хлеб
с небес не вернулся ностромо
его сдали в Аредну
и он тоже теперь открыт
во все стороны

из лабиринта высокого
касается нас –
и текут наши сны
из осколка в осколок