| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |
Станислав Бельский. Путешествие начинается. Днепропетровск: ГЕРДА, 2016. |
Новая книга - Ницше Ф. Дионисийские дифирамбы. Перевод Алёши Прокопьева, 2015. |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Сергей Круглов

печатать   Параллакс





1

Моя память – змея по имени «Смена 8М»,
Плотоядна, ровна ко всем.
Ррраз – вселенная тормозит, задняя на переднюю натыкается,
Обреченно замирает и напрягается.
Двввас – раздвигаются в чреве стекла лепестки, медленной молнией выстреливается змея,
Кто не спрятался – виноват не я.
Зубами клакс, клакс,
Очи ее слепой триплет, поправка на параллакс.
Вырывает кусок выпускного: косину размытого жеста, взгляда слюду, заваливает классухи бюст с горизонтом вместе.
Ничто потом не растет на заколдованном месте.
Перфорированное отрочество потом так рваньем и зияет.
Змея сыто рыгает, в эбонитовое гнездо вкручивается, вползает.
А потом черно-белое распялишь на пальцах и выкинешь трети две, может быть:
Эта змея всегда жрет больше, чем может переварить.



2

Мне снилось, что ты – переводная картинка из ГДР.
В теплую воду кладу, на дно, жду пять минут.
Куда налепить?
Расстегиваю себе пуговицу на груди, кожу между сосков, ребра, соединительную ткань,
Аккуратно раздвигаю трубочки артерий, по ним бежит, пульсирует хладон,
Вот оно сердце мое, урчит его нутро,
Белое сердце-холодильник, -
Прижимаю тебя, истекающую теплой влагой,
К стеклянной изморозной дверце спиной,
Аккуратно вытягиваю влажную, пористую основу,
Пальцами разглаживаю твое лицо – нежно, внимательно,
Пузырек за пузырьком, за морщиной морщина.



Дверца холодильника хлопает.



Я просыпаюсь и долго не двигаясь смотрю
В сумеречную предутреннюю явь, в которой уже много лет
Нет на карте страны под названием ГДР.



3



Во что поиграем, мой светик?
Зароем в клумбу секретик.


В стеклянном кривом гробу
Похороним свою судьбу:


Труп фантика
Карамельки «Арктика».


Мамка загонит домой, –
Ты куда? Я с тобой!


Баю-бай, баю-бай,
Спи, старик, засыпай.


Спи-покойся,
Ничего не бойся:


Чёрный археолог нейдёт,
Наш секретик не найдёт.



4

Мы улавливали светотень, мы снимали, усердны и молоды,
Но не вышло светописи, вышло – землей земля.
В целлофановых книгах линяют шедевры кодака –
Глянцевые квадратики цвета хлебаного киселя.



Свет убьёт нас, увидишь. Хорошо, если что останется.
Мы, конечно, проникнем туда (заряди свой старый «Зенит»),
Но в Эдемском саду отродясь осадков не наблюдается,
А мы так ценили возможности, что погода объективу сулит.



2005-2016