RSS / ВСЕ

|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Пётр Ликин

Некрополь

10-09-2014 : редактор - Женя Риц





Некрополь

Деревья перед выпиской. Внутри
Бессонницы волшебные наросты,
Живая ведьма с книгой и хвостом.

Границы губ, альбомы, фонари
Произведут, блаженны и бескостны,
Наш сад, наш камень во дворе простом

Ржавеют розы и плывут плоты.
Вверху шумит домов дихотомия.
На мёртвой вышке выключен сонар.

Приходят цифры в замок мерзлоты.
Почти поют феномены немые,
Где наши трупы вспомнит антиквар.

Пьеро горит на матрице бинта.
Сто тысяч лет абзацы и куницы.
Стань белой буквой, а потом уснёшь.

Блуждает на руинах красота.
Рот покрывают кварцевые птицы.
Другой трамвай и диафрагмы дрожь.

Могила человеческих камней,
Конкретный прах, где я стою четвёртый.
Я- космос, незнакомый никому.

Наш дельфинарий больше и страшней
Истории и траурной аорты.
Я здесь лежу и жертву не приму.



* * *

Ритмы технически- страшных долгот.
Метемпсихоз. Лабиринт ледниковый.
Трупы тромбона шагают вперёд.
Прах- на помойках шуршат крысоловы.
Траурный веник, внезапный народ

Пауза- это почти паралич.
Статуи древних снимают со сцены.
Муха летит- и её не постичь.
Тяжкая память червей Ипокрены-
В красном овраге ручей и кирпич.

Атомы Тибра меж рёбер прямы.
Ест Нострадамус из сумрачной колбы
Райскую грязь- золотые холмы.
Кобра-живот и бежит в катакомбы.
Выйдут на берег богини чумы.

Кровь- резонанс, Аполлон- цитадель,
Кактус- акустика, цифра- цикута.
Брови и морг. Сквозь пергамский апрель
Светится ртутный волан Воннегута.
Ритмы- и я упадаю в тоннель.


* * *

Там в зашитых карманах живут шумеры.
Модильяни на дамбе с огромным ромбом
Там задымлен омнибус среди фанеры
И босая блудница по катакомбам.

Морфология кварца и птицы эти.
Генуэзских лошадок широкий шёпот.
Сквозь горящие шахматы едут дети.
В роковых рюкзаках упакован опыт.

Миллиарды ноктюрнов на грязной сцене.
Приближается лес. Нарастают плачи.
Вулканических кузниц сезон сирени.
И навстречу идёт катафалк кошачий.

В респираторе бледном стоит сверх-автор.
Средоточие смерти- почти Висконти.
Сквозь висок Альбертины ползёт экватор.
Воцаряйтесь во прах- и лица не троньте.


* * *

Рефракция. Реальная земля.
Там иволга по имени Илья
Безумствует на воздух и в сосуде.
Огромный лес и в нём проходят люди.
Я сплю и вижу терем и паром.
Там ангелы сквозь форточку- поём.

Там кислород, могильщики-зрачки.
Кунсткамера, в которой кошаки.
Праматери предметы и платаны.
Корабль и кровь от никакой мембраны.
Деревья и драконы нараспев.
Армагеддона внутренний рельеф.

Пустынницы живут наедине.
Монах несёт убийцу на спине
Сквозь римские квадраты космодрома.
Silentium- и точка невесома.
Её творит прекрасный псевдоним
С непостижимым реверсом глазным.


* * *

Девочка-дерево под навесом.
Рядом- пучок гвоздик.
Поезд-призрак во сне белесом,
С холодным перстнем другой двойник.

От трансформатора до аркады
Высится воздух, где нет меня.
Смутные дни- триады.
И рушится нимб ремня.

Путь от сиянья и до затменья.
Тормоз и речи скотч.
Физика слёз Монтеня.
Азиатская ночь.

Красная камера человеком
Может не быть уже.
Золотые дома с океанским верхом
Виселиц Беранже.


* * *

Я выйду во двор, надкушу цветок,
Стекло растворю во рту.
Плохой одуванчик, лети без ног,
Я гробик тебе сплету.

Не знаю, что зеркало и крыло,
Которое у цветка,
Но надо уехать и не спасло,
И дерево как рука.

Июльские слёзы, и всё шумней,
И маленький Грэгор-жук.
Печальный-подросток, бумажный змей,
Берёзок гряда и друг.

Поехать по небу, когда совсем
Лолита на рубеже.
Святая скрипачка, пернатый шлем.
И нас никого уже.


Пять строк

Женщина с пластырем на обратном локте.
Физика дорожек библиотечных.
Поперёк капсулы листвы.
Мимо багровых гробов.
С геометрической флейтой.


* * *

Скажешь- бывают стрекозы, спички.
У жестокой, правдивой воды
Рядом русалки делают дамбу-
Розы и трупы, наш дом не вернётся
С дымом обратным и детством на кончике века.
Вспомнишь- умрут водомерки, другие кувшинки,
Радуга рук, пульсы, браслеты.
Небо бипланов- восьмиконечное имя.
Это не то, что бывает с людьми.
Смотришь за край водоёма.
Смотришь за край.


* * *

Психика капсул осенних.
Слёзы людские, стаканы.
Воздух, немножечко нервно.
Ягоды нет, умираем,
Абрикосы воруем, и тёмный
Остров- твои полимеры.
Это не кофта, а время,
Время, который ничто.

Сердцем, животным сияньем,
Кровью, песками в сосудах
Движутся на дирижабли,
Носят ножи, инструменты,
Постепенно подходят к ступеням,
Даже не те, другие,
Обезьяны, которым не выжить,
Глупые, розы ещё.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah