RSS / ВСЕ

|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Грэг Рэнн

прихлынь к моему разуму

10-09-2014 : редактор - Алексей Порвин





ОТРЕЧЕНИЕ

Когда я останавливался у берёз,
растущих вдоль тропы,
дрожь охватывала, стискивала меня и исчезала.
Его образы проплывали как плоская речная баржа:
вот он просунул руку мне под рубашку,
когда мы склонились над кладбищенской почвой,
вот он рассекает арбуз
на нашей кухне с незамысловатым интерьером.
Ветви можжевельника стиснуты льдом.
Для льда было слишком тепло.
Я чувствовал, что мои планы срываются.
Я ускорял шаг.


ОТЛИВЫ НА НАВЕТРЕННОЙ СТОРОНЕ БЕРЕГА

Оранжевые морские звёзды и деревянные сваи
завлекли меня сюда,
где сетями искалечены мурены
и моя ступня вся в дёгте, болит.
Где голос воображаемого бога утешает меня,
вскрывается скорлупа черепашьего яйца,
непрочно запаянная –
я ломаю скорлупу ступней.
Пусть я преодолею линию рифов и доплыву к свободе.



ПАПА РИМСКИЙ


Он низводит свое благословление,
блестя как шляпка гриба
вычерчивает троицу

Подмышка (свод опрокинутого черепа)

Ареола (кольцо рыбака, все еще теплое)

Промежность (перегородка между священником и прихожанином в исповедальне, пронзённая шепотом)

Даже эта его дуга непогрешимости
нарисованная чистой позолотой
не может войти
в изношенные глубины небес



ЯСЛИ

Я уложен в ясли, Владыка,
и запелёнут в вельветин, пышностью его окутан.
Отец, отец, прошу тебя, соизволь, тронь, смути.
Хлопни меня по спине, пусть скопившийся воздух выйдет через рот.
Я влажная личинка, бьющаяся
среди отсутствующей соломы,
корчусь напротив кормушки с зерном,
ползу прямо на свежую занозистую щепу.
Ты настолько превзошел эту зародышевую фазу,
ты весь такой пост-куколковый –
окрыленный, сияющий,
обвалянный в сухарях. Вот трепет
и добыча, а я помогу тебе:
ты держишь мою руку,
используя мой рот, похожий на строчную о.
Ты ковбой постнатальности,
а я заждавшийся теленок, всё еще мокрый –
щипками погоняй меня.
Мако Мэн, стегай меня,
твоего неповоротливого молокососа с жирным несчастливым клеймом,
живущего в пещере. Я –
сама кротость, я полный проигрыш, ты начинаешь меня еще раз
этим блаженным движеньем кулака вверх-вниз
ещё, везде,
для.
Поднеси соску ближе, эту песнь радости, покрытую кожей.
Делай меня.
Я – веснушки, йогурт, эхо.




ТРИ ПОПЫТКИ ПОНЯТЬ СТРАДАНИЕ

1.
Зов птицы и дыхание в часовне, лишенной кровли –
то наслаждение было кратким.
Не то что полный цикл вращения этой галактики.
Или платаны, роняющие кору вдоль реки,
чувство вины, рассеивающееся сквозь мое тело
- это случайное просветление?
Подобен дольке красной груши, рот сохнет.

2.
Эта жизнь – именно эта –
крапинка желтка
на остывающей сковороде?
После всего этого
я могу отдохнуть?

3.
Почва подо мной – сырая
от раннего таяния снегов,
моя тоска слабеет,
слабеет
растет – отомри,
вернись, отомри,
отомри, прихлынь к моему
разуму
по направлению к телу, другому, а не его:
кормление дрозда; оранжевое высиживает
оранжевое, пестует его вопреки коричневому миру.
У каждого дерева снег только на северной лапе.
Я внутри покрываюсь пятнами солнечного света.
А затем они исчезают.



ПОБЛИЗОСТИ

Мертвец,
привязанный к мертвой лошади
ступает на остров,
перейдя вброд мелководный канал,
сияющий от монет, завлекаемых спешным потоком.
Он и его лошадь проникают на заброшенную станцию береговой охраны,
в главное помещение.
Пороги отделаны ракушками.
А как же кости пеликана?
Его глаза закрыты,
глаза лошади распахнуты,
блики света на обломках пола –
дверной проем, нет,
оконный проем, вода


МАТЬ ЛУЧЕЙ

Ступая в воду
с ручным сачком,
она хотела показать мне коричневые
юркие личинки стрекоз.
Как речная зыбь, сваей отклоненная от своей струящейся
устремленности, воспоминания
возвращались, когда она вставала на колени:
оранжевая морская звезда в черепашьих очках;
драгоценность, завернутая в ткань,
спрятанная в хаотичном городе для того,
чтобы я вернул ее себе;
фонари
ночных рыбаков, открытое море –


(перевод с английского языка - Алексей Порвин)
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah