RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Светлана Захарова

три о лет

11-09-2007 : редактор - Павел Настин







помню то чего не было
как оно росло волновалось
забегая вперед холодно горячо
отступало будто не было ничего

ничего и не было ничего
не будет это ничего стало
быть верю в порядок вещей

как оно накатывает пеной
пышных дней которых
уже не надо



или в то же утро снимаю
забытую роскошь платье
плененной царицы ее
стыдные сны

голая как тишина
послушай ничего если я
да ничего ничего страшного

как тает как оседает пена
пузырьки слов
одна на двоих слеза



в которой звенит совсем другой
крик запомни как время идет
от груди к груди разбивая тепло
в лед превращая тонкое я

только и думаю что
о сокровенных нотах
падающих из того же

крика где ты берешь меня в руки
выходя из себя
замолкаешь



это ничего привыкаю
владеть немногим почти
не думая сказать ничего
удлиняя паузы постепенно

жить в ту сторону
куда меняется ветер
затихает падает замертво

сожравший себя огонь
сверхновая смерть
коллапс –








коллапс – псы черной шерсти
у которых вместо глаз звезды
и обычные звезды
их когтистые лапы

стонущая сучка которую
любят и бьют жестокий
запрет на все

тяжесть красного
вина тяжесть тела
не знавшего нежности



когда эта рука обнявшая
тебя в темноте ласковая
лиса хитрое животное
предает

хозяина ищу
принюхиваюсь
жалобно скулю

нет бы встать
огромной до неба
напиться из облака



но будто никогда не знала
раз за разом
ныряю в новую ночь
бесстрастно без

надежды на награду
смещаясь смотрит
утро на нас как мы

смеемся гипсовым птицам
раздавая имена пьянея
от страха что псы взяли след







след прошлых историй
их последки уродливые
шрамы на любом слове от
туда тихая невнятная речь

рефлекс и я
разбери меня по частям
сложи заново

полюбуйся
от перемены мест
будущее не меняется



тогда фас меня фас
каждый крик застрявший в горле
забытый алмаз и мечты как
стая испуганных птиц

в этом смысле признания
вроде какая-то месть
так бесстыдно касаясь

сперва даже ласково
водит в танце сужая
круги накрывает вода









вода поглощающая эхо
последних минут но и
жажда как бывает наверное
при ранах в живот

развесить свой потрошок
на солнышке любопытных глаз
пускай проветрится

ничего ему не будет так
я учусь жить вспять так я
уже ничего и не помню









the death we die daily

утирая кровавый пот
я бреду в привычном сне
я в бреду

о розы! расцветающие в моих глазах
о реки! просаливающие тело мое
о руки! толкающие в спину
загибающие строгие пальцы
- сколько раз упаду?
поднимаясь к новому дню -

если было бы в мире меньше любви
я стоял бы прям и высок
но я простой сумасшедший бог
и ползу на коленях


















окно
началось
раньше            раньше
чем свет где-то                   в одном из легких
к
О            О
н
два круглых рта                  мой и его
когда дышу            в стекло
мечтая:
зима.












за треть монеты

сплю тебя себя кляня р-р-раз и в глаз
сослепу после сна вокруг руками шарю
решаю кинуться в крик но утро как будто
рисует солнцеподобное сердце жреца

или когда каждый звук загодя умирает
его поедает память хоть пошлое прошлое
продано все ушло с молотка на аукцЫоне
кроме белой бумаги листа. приступим.









НЕ ПОЭМА СЧАСТЬЯ


           посвящается женским дням



мне нужно оставаться в рамках
хочется чеканить шаг
может быть отдать честь
но я не знаю как
с левой или правой ноги
левой или правой рукой
где приврать если коротко
где отрезать лезвием глаза


начало

кирпичи своего рассказа
она складывает на сцене
желающие могут подойти после
оценить вблизи каждую трещину
она была в лагере депортация
в двадцать первом веке депортация
еще не придумали названия лучше

приходят по канону стуча сапогами
засекают время есть пять минут
чтобы одеть малолетнюю дочь
и собрать парализованную мать
к счастью мужчины ушли на фронт
двумя детьми меньше на руках

сообразим что можно впихнуть
в один чемодан на троих
доброго плюшевого зверя
тряпки какие лекарства зубные
щетки целое женское царство

в лагере сотни женщин у каждой
из них раз в месяц менструация
европейские львы шлют щедроты
вагоны просроченной черной икры
неблагодарные ж просят тампонов!
прокладок! мыла и другой бабской
мечты обойдутся все равно они
все толстые все равно у них целлюлит




                   отступление

                   у тебя растет пенис он говорит
                   и волосы в разных местах
                   неприличных для женщины
                   ты приходишь домой как грузчик
                   уставший после работы сразу за пиво
                   ты не прячешь свой тестостерон
                   я хочу видеть грезы в твоих глазах
                   ты должна плакать передо мной
                   обнимая нежными крыльями
                   своего мужчину быть сама собой

                   он говорит что я люблю про войну
                   когда я сую ему свою боль под нос
                   понюхай что может быть хуже женщины
                   как ты терпишь эту суку в течку

                   поэтому железной рукой держу
                   свое сердце приказывая: стоять!




середина

тут на сцену выходит один паяц
не без гордости поясняет что
несколько месяцев назад начал
писать под женским псевдонимом
скоро выпустит сборник

в его словаре самые женские
трогательные! слова жопа пизда
ненависть\зависть к фаллосу
пальцы в трусах и рабыни
ему интересно дадут ли ему
мне интересно тоже дадут ли ему
уйти живым

грации! с молотками в руках



вторая середина

голос из палестины:
я женщина
я лесбиянка
я феминистка
я против стены

она ее напротив
хочет идти дальше
диалога зал усердно
шьет новые ярлыки

интеграция беженцев
многонациональность
свобода вероисповедания
терпимость эмансипация
равноправие равнолевие



будущее

мое будущее дрожит
от страха! где-то в ее
английском блуждает похоть
я вижу лицо и сразу за ним
ноги как две реки по которым
плывут мои мысли если бы
она не была такой активной
я взяла бы ее с собой но
наверно я все же мужчина
наверно я просто трус

                  

отступление

                   я поднимаю руку
                   хочу записаться в лесбиянки
                   это не шутка посмотрите
                   как они красивы эти округлости
                   на каждом рекламном щите
                   без стыда изгибы и груди
                   в декольте самое интересное говорят
                   то что нам нельзя публично поссать
                   вынуть свой тестостерон и против
                   ветра глотать стыдливые взгляды
                   ведь за это могут забрать и тебе
                   не светит больше сытая работа
                   в школе или в банке ведь пятно
                   на юбке социального статуса

                   писсуаровая дискриминация


конец

слышишь слышишь Он говорит
у вас такая карма у вас такой пермит



                   наступление
                   я восток я запад я лежу
                   раскинув руки одной ладонью
                                      глажу солнце по голове другой
                   играю с волнами океана придавив
                   спиной старушку европу еле дышит
                   слева колет родина своим ятаганом

                   но в этом гомоне я теряю ориентацию
                   мужчина женщина эмигрантка или аллохтон
                   студентка твою мать или просто
                   придаток к красным дням календаря
                   скорее кособокий андрогин

                   я теряю равновесие и небо падает
                   ответом на немой вопрос я козыряю есть!
                   повернуться на живот вобрать в себя мир
                   и родить его заново выкормить собственным

                   сердцем! полным любви и счастья

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah