RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Владимир Тарасов

ЛЁД НА УСТАХ. 1991 – 1995

20-09-2006 : редактор - Гали-Дана Зингер






ПРИ СВЕТЕ ЭТИХ ЧЁРНЫХ ДЫР


ПОЭМА С КОММЕНТАРИЯМИ



*
* *

О
ги
бель
но
е
я
у
лёТ



* *

*





Канон возвышенного требует печали
какой истории закат
не заслужил –
теперь лишь пауза украсит речь о веке –
пусть катится
пускай себе хребет сломает.


Того же мнения джинн будущего –
тот
что заперт в клетке мозга до рассвета.
Эй! отоприте!
дайте порезвиться! –
кричит и топает.


Я сжалился. Открыл.


.. .. .. .. .. .. .. ..



Червонную страницу дня
страницу мимики и танца панорамы
я открываю банкой пива:
со свободой!


А яркий день –
еще один глоток –
поэтому –
глоток –
и ранний час
глотком зрачок преобразив
примеривает ризы света.
Ну,
за нашим днём печать и подпись,
дабы увековечить поступь.
Встали.


Занятья нет занятней поутру
гимнастики воображенья,
три-четыре:
отправленный на пробу жизни луч –
расслабить кисти –
пятернёю метит
отбитую у неба пядь земли.
И вспоминая детство мира
я балдею без устали мять
азбуки податливую плоть –

Сознанье средоточье сердце стык
Поистине и пища
И приправа –

ах, как поётся! –
птички все поникли.


Но тут восторг твоих соображений
полуденную ясность и разбег
вдруг голос времени занудный прерывает, точит
железомякоть бытия над ухом:
- Но как же так?..
забыл?..
не замечаешь?..
а опыт мой?..
а, наконец, седины!


О время-племя семени солома
которая дымит на весь Восток –
ты снаряжаешь корабли металлолома
ты и метла и мусор и совок!
Тебя когда мне и не надо – слышу,
малюют твой портрет везде и пишут...
Что же пишут?


О том что гибель-но не можем, пишут.
О том что воздух всё дороже, пишут.
О том что ищут-не находят, пишут.
О том что свищет-колобродит, пишут.


Срывает с холмов ветер липкого марева ветошь.
Старое небо по швам – точно гранат перезрел.
Алым пожаром омыт, ветру к хвосту прилепишь
букву – вылетит с ней –


Под самым куполом чертога –
здесь древние чертили круг спасенья –
орнамент блекнет,
зеркала темнеют.
Амфитеатр –
внизу –
полон.
Однако! –
на арене
порыв деятельного любопытства!
Околдованный арлекин –
зубочистка как сабля в кулаке –
в пасть макрозавра с азартом вприскок –
реставрировать полость.

Завр
в нетерпении закатывает глаза.



комментарии


1


Напялив око
шпилем взгляда вверх
нацелен разум.

Как в лабиринте языка плутает
перо нашаривая верный возглас
так
верхний неуклонный ветер
своей не прекращает страстной лепки...

Жизнь неделима.
Призрак время.
Цветок – в раю.



2


При свете этих чёрных дыр –
там будущего щупальцы клубятся –
при свете этих чёрных дыр
вращаем несомненно волей Солнца
наш глобус.
Только Случай
способен пелену границ прорвать.


Пролистывая памятных страниц
дары риторики, чей замысел – находка -
я
(кто бы мог предположить!)
наткнулся
на некий план:
неудержимого ума заметками был испещрён обрывок.
Меж функций, чисел, среди знаков
струились выцветшие строки –
в них незнакомые черты земли забытой «дышащей горячей»
неспешно плыли;
черт этих форум языкаст
и кажется
бессмертен.


Тем временем
лиса моей души
пасьянс раскладывала
счётом тридцать третий –
чего ей ворожить? –
поди пойми.
Забавы ради –
тоже интерес –
я зафиксировал что карта показала:
Сей малый остров
станет обитаем.
Рим выживет.
Александрию смоет.
Тьмы саранчи опять поднимутся в степях.

1991, август-сентябрь





СВЕТЛАЯ НОЧЬ АГАСФЕРА



Влекомый слогом, разорюсь
на что-нибудь попроще,
на что-нибудь
«наречья райских мест».


Ночных пейзажей побережье наше
отщёлкало сквозь линзу зренья
вдосталь:
то небо – рысь –
над головой оскал,
то лагерь легиона в гневном круге
- сторожевых –
пылающих костров...


А этот мрак
в зеленом танце кружит –
пришлось возиться мне с Зелёною чертою
(здесь комментарий, длинныйдлинный,
в скобках) –
ночь водорослей.
Конец Века.


Покоя пригубив, впивая, мысль
ровнее светится –
там, где-то на краю - ловлю:
бежать?..
Еще один сюжет.
Припоминаю
отменный эпизод побега.

- Оно за поворотом. Быстро!
- Скажи на милость! Кажется тут вход.
- Да ты сдурел! Нет времени. Бежим!
- Смотри, иерогл`иф. И даже пломба.
- Всё. Зачитался. Мы погибли.


Оно ОНО.
Всегда за поворотом
(мой знакомец, железный ветер всплеска,
перпетуум мобиле
натравливающий на ум миражи кочующих снов,
вечный зверь воображения
блуждающий
дразнязнязня золотом одной иллюзии) –
ОНО в полный рост...
И вы всё ждёте ожидая
я – сразу биться-заливаться
от имени во имя тайны скуки?
И это – глядя голыми глазами?!


Когда сам царь-помазанник Давид
приплясывал перед ковчегом как язычник
я тоже там дудел в дуду!
ДУ ДИ ДУ ДА...




Я – беглый ум,
значенье звука.
Медоточивый лжец, я –
тайная тропа.


Влюблённый в элемент любовь
я долго плёл любимых пьес аккорды.
Быку рассудка может показаться –
склад каменных пустот.
Но тут – язык натуры.
А зёрна золота
в лазури этой –
и искушенье, и подарок.


В водовороты монолога –
строгий мир игры –
затянут вовлечённый –
опять приснилось небо –
выныриваешь на поверхность лиц:
Поголубела ль кровь младых? –
кусают губы.
А что предметы культа? в моде? –
Ооо!


О пуп надежд!
Провинция Мессии!
Быт подчинён обряду – ожидаем.
Вот-вот появится.
На взмыленном осле.
От этих судорог целительным в «Рецептах»
рекомендуют воскресенье –
панацея.
За воздух с лазарями
биться будут все.


И всё же –
чтоб справедливости химере угодить –
и всё же мы отметим прыть с какою
душа бессмертие стяжать готова
потупив очи в ожиданьи чуда.
Се – Человек.
Игра иной природы.


Но чем прекрасны лепестки достоинств
холодной веры
Я – свидетель Солнца.
Расшифрую.
Судьба очерчена усилиями жизни
не вспомнить или отдарить (бишь расплатиться)
а вызвать
выхватить из тьмы крупицу света.
Тьма это прорва
пасть
пекарня праха.
Сияние опознанного – свет.


Вот мой апокриф.
О наградах обещаний –
мол, горек мёд побед
и каша в том же духе –
ни слова в рукописи,
но!
одной деталью я фрагмент дополню –
пять.
Пять принципов прирученных сознаньем:
душа закованная в латы
русло зренья
долина призраков – живые тени слов
наитий образец
и... неизвестность.


А память вам
пускай врасплох диктует.


_____________



На каменной ступени невзначай
бокал воды забытый,
обмолвка вечера.
Разборчивая тишина...
Источник геометрий точных...





ЧУВСТВО ПЯТНА


КОМПОЗИЦИЯ



Пульс этих записей чьё пламя ускользает
с каким-то умыслом,
дыхание –
моё.







В саду скульптур прозрачно –
вопль
недолговечен...


И только жест
их в воздухе застыл








- Что за названье у игры?
- Назначил миг – твоё празренье







Стальная пыль на оперении
коснуться лезвием огня...







Долина завязи и смыслов первозданных
От ветра черпая...


Слово –
прикосновение







Разнопёрая ясность касания:

бурая синь развилки У
зеленоватые изгибы И
искрящаяся темень копыта Ц
и всегда золотистая С
щедро льющая свое свечение,
цвет коры драматической Р
трепет Е неуверенной

я видел сияние страниц
излучение фраз


Текст по сей день где-то рядом







Истекающая походка памяти:







Мы отмывали души нежно
трепетно
изо рта в уста каждую новую вишенку
языком подталкивая,
не вырони






и ещё одну

со дна сердца







В прорехи –
подлинник твердыни:
душные морды
говорящие колбы в чёрном
вечный пенник замыленных действ
купол страха







«сродинынародину»









Червь черепа ореха точит в точь настойчиво и точит






Нависло звёздно бездной вечность
Нуэба


Я обратился в слух







Галактика,
любимый волчок в руках ребёнка –
донимал меня астрал







Что вы прочтете в остерегающей надписи
ЗАКОЛДОВАНО –
как будете реагировать?
мычать?


Это разум
чутких попаданий
запаянное счастье дней

...

тогда небо обернулось гранью
моей свободы узнанных видений







Красота – подражание смыслу







Выплеснутое безмолвие каменистого тела
азия зрения;
за ширмой –
глаза распахнутые статуэтки
в Ночь обращены
и ими свет ОДИН владеет







...пыльцой въедаясь жалящая душу
любовь быть раненным любовью –
я задет...





ЗЛАТИНА



- Поведай, милая, что тебя гложет?

. . . . . . . . . . . . . . . . .

- Это моё







и облика её коснулся...







и вспомнил каменность лица –
он не хотел кричать от боли







- А ласка слов?..
- А трение души о душу?





NB!




Придирчивый глаз
отколупывает краску со стен







Нам легче – воздух вертикален!







Земля,
которой ты не видел,
и сотов
сито...

Подберу






Тени мелькающей в беге контур
наперегонки со зверьём облаков –
детство... росисто...






Случаем нанесённый ущерб традиции:

- Что нового под солнцем?
- Каждый день!






Я хохотал до икоты
хрящами хрустя ртаухого
хохоталища
хохототуловом
хохоторожца
хочу хохочу
–кчу
хлипал и хрипел...


Хвалёного хмеля хлебец
А хмури хны, хватит


Холод






Как медленно слепит огонь –
мы только выбор вида смерти






Именем УЛЫБКИ Молчания






отточенный свет







...а шов на небесах –
в глазу соринка
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah