RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Татьяна Нешумова. Надежда есть, но ее не существует.
|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
|  Новый автор - Олег Копылов
|  Новый автор - Лена Малорик
|  На страницу поиска добавлен поиск Яндекса.
|  Новый автор - Константин Матросов
|  Новый автор - Ян Любимов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Антон Очиров

ПАЛЕСТИНА

21-09-2009





ПАЛЕСТИНА
поэма



Захлопнулась калитка;
в укрытие ушла
сопливая улитка —
еврейская душа.

А Хаиму до гроба
не скрыться
от зверей
от грома, от погрома,
от окон, от дверей.

28 декабря 1967

Ян Сатуновский


«Израильтяне оторваны от земли, но у русских евреев эта оторванность достигает трагического размаха. Прожившие здесь более 10 лет иммигранты никогда не гуляли по зелёным холмам вокруг своих жилмассивов, их дети не бегают по окрестным вади, но играют промеж машин на стоянке или в огромных торговых центрах — «каньонах». У большинства нет или почти нет друзей-израильтян. <...> Затем начался отсев — получившие по письмам из Израиля достаточное впечатление об ожидающем их приёме, русские евреи стали ехать в Америку. Израильтяне были потрясены, как Симон Легре при виде сбежавшей негритянки. Они-то собирались провести ещё немало лет в обсуждении пороков и изъянов русских евреев, хлопать их по плечу и говорить: «Будет хорошо! А пока нам нужны чернорабочие!», планировать тонкие методы дискриминации русских иммигрантов по сравнению со считанными иммигрантами из свободного мира, и всё это в полной уверенности, что их жертве некуда деться — и вдруг жертва смылась».

Шамир Исраэль



/


мелочи: нервные (появляющиеся в беседе)
зуботычины, — это (например) о том,
что сегодня (дневник) первый раз(в жизни) ёбнулись на мопеде, -
правый поворот, удар, минутная связь с асфальтом, —
царапины — закавычены (лейкопластырем, не бинтом)

«царапины»
«закавычены»

N. - беременна (5 месяц), поразительно, что это она (с ней всё в порядке) спокойна, как удав;
а ведь (иногда — как все люди) психует по мелочам.

«бедненький», — говорит, —
«травмированный»


:


[Текст, написанный в январе 2009 года,
во время операции «литой свинец»]



Палестина // ветка (зелёная) —
не лейкопластырь.

< дикая, как лейкопластырь >

:

«арабо-израильское государство, основанное не на расовой»
< война, отдирающаяся, как дефис >

:

отодрали дефис, дикий, как лейкопластырь
(зелёную ветку, за неимением:

как щавель на натёртую ремешком)

:

нога, натёртая ремешком —
не одежда, воспринимаемая тем или другим < флажком >


:

Палестина // «болезнь»,
— говорят — «родина
перенаселена»

< ........>

:

Палестина, укрой листьями или песком —
бетоном (возможно, мусором) —

за мусором не видна («война как антитеррористическая операция», —
отрезали < «вырезали» > , и привет)


:

«вопрос об уничтожении европейских евреев —
это вопрос немцев и европейцев.
Если мы хотим решить проблему бесконечной войны на Ближнем Востоке —
придётся <....> забыть о Холокосте»


 возможно, мы могли бы смотреть на него иначе, но забыть о нём?
«будем точны, формулировка действительно кажется неприемлимой.
Совершенно очевидно, что не только еврейское
население, но и всё человечество
обязано помнить об уничтожении европейских евреев» *


< * Бадью>


:

«привет»
«салют»
«конфликт»

«подожжённая протестующими греками рождественская ёлка
была символической сигнальной ракетой», - пишет русскоязычный блоггер.

блоггеры — ниггеры: они обжились — то есть упали, отжались.
говорят, что выживут только ужаленные; ну и что они нагромоздили, попёздывая? (надувая)

производители пива, враги ракообразных
враг рака, болеутолитель

«типично городское присутствие в социальных сетях»
«я до смерти в тебя залогинена»


:


«запущенный» // «неказистый»
запущенный в небо приветом (посланием) от ближневосточных жён,
рождественскими ёлками, наверное, окружён.

«израбо-аральское»
< высыхающее — это исчезающее с карт и приборов
спутниковой навигации >


:

навигация: бесполезно ругать.
град: идёт не потому, что по-другому он не умеет.

только представь:
оберегать то, что никто не имеет, —

расцвели / распустились
осыпались / соединились



:


//



если мы не можем найти мечту в будущем
давайте найдём её в прошлом
почему же не в настоящем?
потому что мечта — это опора
(так опорой бывает вера)
а настоящее — так изменчиво
что достаточно:
а) найти
б) опереться
в) поверить

только она должна всё в себя вместить
иначе ты её потеряешь
(будущее переменится)


:



[ Бисер ]
памяти Олега Киреева



Олег:
«а Проказники и все эти придурки из 60х, "молодежь", естественно, не признавали этой связи. по крайней мере, Вулф пишет, что в автобусе обязательно валялась The Soft Machine Берроуза, но на его изучение уходило максимум 20-30 минут. конечно, им куда проще было читать всякую восторженную тинейджерскую чушь типа Гессе».

:


градоначальник // гандон

колонизировал льдину родину морозоустойчивой речью
ящик лунка мормышка

мобила

:


дай погонять мобилу
чё непонятного

вкалывает она // видите ли
месяц блять жопой крутила
а туда же — в налоговики

(новая газета)


:


израильские ультраправые
жидо-казаки

израильские ультраправые
жидо-казаки



:


проваренный в чистках, как соль

марат гельман, уходя в конце 2003-го с поста заместителя гендиректора ОРТ
сказал в одном интервью:

умение мыслить, прогнозировать теперь не будет иметь особого значения.
аналитиками станут те, кому будет доступна банальная информация: кто, с кем, когда.
а это добывается в первую очередь прослушкой


прямо в своей галерее
получил пиздюлей

одумался
в майке с надписью «гельман — говно» улыбается
знает как плавать
как управлять

вокзалом, превращённым в музей



:


после смерти махатмы ганди
не с кем поговорить (путин)

ахимса
и сатьяграха

кампании гражданского неповиновения

по русски: похуй
и влом (только деятельно, а не пассивно)

«коси и забивай»
калининградские граффити восьмидесятых
как это трогательно: серп и молот
(и звезда)

армагеддон — это больше, чем страх
это любовь
это слёзы и кровь твоих сыновей
африка на моих руках


(комитет охраны тепла)


:


а ты ещё думаешь почему в стране демография
такая какая бывает в стране
которая ведёт войну

минус игорь
минус олег
минус рома
минус ещё один рома

это мои ровестники
за последние четыре года я видел подозрительно много смертей

хуле

нарожаем // гаражей
слышь тишина, не ссы
яблочно // абсолютно
да не охуевшие, а отученные эпохой


(Скандиака)


:


поклон — пению
пел на уроке пения:

как на тоненький ледок
выпал беленький снежок

так сказать, заселил

товарищ прокомментировал:
так пищит мой котёнок мурзик
когда я засовываю его в чайник

а ещё помню -
она бегает,
покрашенная с ног до головы коричневой краской
и кричит на весь двор: я индейка!

:


то есть:

когда-то
жить без музыки не могли

зажёванные звучали
поцарапанные крутились

постепенно простились

(вру)

просто
носители обуславливают


:

но

наполненная / непоколебимая
(даже сорванная)

«копошиться»
(мне нравится — копошиться), -
колыхаться

(как рожь, августом)


:


то ли музыка — что-то такое как поле
где речь, наклоняясь, готова стоять золотой

василёк
мой любимый цветок
(пьяный мастер наколет на левом плече)

медные трубы, бубны и флейты
теперь молчат
ты стал такой, как все



:

хорошо, по-другому:

представь, рептилии (мы) —

выращенные, как осока
(острые, как осока ) посреди жёлтого, как ураган / просвечивающего
нечто вроде того, что капли набежали и понеслось —

мне малым мало спалось
(всё такое)
да во сне привиделось
(всё такое) —

что-то не очевидное
где-то там вовсю происходит
что-то неочевидное
где-то там вовсю происходит
что-то неочевидное
где-то там вовсю происходит

это бисер
по родине скачет
все слова ничего не значат


:


маренникова, год назад
предложила поучаствовать в мероприятии памяти летова в цдх
написала: будут эти и эти

я ответил: представляю, как львовский читает с выражением
«винтовка — это праздник (всё летит в пизду)»

она, кажется, не поняла
но согласилась, что да, типа это было бы впечатляюще
возможно, ей просто нравится материться, как многим
работникам, связанным с индустрией PR

«а что с девушками?»
«да выебали просто, вот и всё»

«100 лучших магнитоальбомов советского рока»
(это книжка, которую — давно — написал её текущий начальник)
я задыхаюсь от нежности
мы родились в тесных квартирах новых районов
но сияние обрушится вниз
искусанный кукиш запоздалой любви
землистой невесомости призывный набат

ты узнаешь меня по тайному знаку
я узнаю тебя по перстню на пальце
если ты принесёшь мыло
то я принесу отбеливатель

на задворках америки (мишель фейбер)
рыбы проплывают у нас между рёбер и крики чаек
отражаются в нашей крови

(Бротиган)




///



папе мозг вынесло
а мама вынесла

это плач
это зубы растут
у мальчика:

< показывает >

вот тут


:


[ Кааба Казимира Малевича ]



мозаика: слова из облака в штанах
и самолёт, такой, как у дейнеки



чтобы мыть ребёнка, тёр ванную двууглекислым натрием
вспоминал последние стишки соколова дмитрия
в них шли арабы на москву, и обзывалась дурой журналистка политковская
тогда закрыт на реконструкцию был вестибюль станции метрополитена «маяковская»



:


видел видео,
где на лавочке
сидел художник николай
олейников с художником оскаром рабиным,
тем самым

коля казался ослепительно молодым,
модным и глуповатым
оскар выглядел старичком, сутулым и невиноватым
о, бульдозерные выставки,
понимаешь ли, о чём я

никонов, обросов,
незнайка на луне
алабама, косово,
мир в говне



:


оттяпал руку у папаши
а перед этим он оттяпал у сынка:
теперь мы все немного киборги, так говорит тоска
по звёздам, —
давным-давно, в одной далёкой
галактике, где тоже россыпью принцессы и калеки
воюют с тем, кто бьёт из пальцев синим током неким


:


это кононов рассказал: мир мужской кромешный, папа — сын полка,
так и не вырос, он хотел, чтобы и я, как он, был в партии,
где можно целоваться с мужиками (такая дружба фронтовая: на века)
и при этом не быть пидорами, что, разумеется, военным западло

а я — читая это — вспомнил, как
преподавательница литературы
в художественном училище памяти одна тысяча девятьсот пятого года,
где я учился в девяностых, совсем старушка, сказала мне,
что муж её (покойный), военный лётчик или капитан
морской (не помню), никогда

не видел, как она сушила на верёвках в ванной
своё постиранное нижнее бельё:
она была всегда, во всём советской женщиной,
принцессой каменного цирка ебанутых, —

я ей показывал стишок, который сочинил, а после разговор зашёл о сексе
мне было меньше двадцати, а тот стишок был этим:

не весенний, не липкий, не талый
снег лежит, как лежит пресс-папье
я живу, и довольствуюсь малым
как бумага в газетной статье

как шуршать деловито и тихо
и держать всё своё при себе
словно день по карманам распихан
и, как мелочь, звенит при ходьбе



:


самое интересное — разумеется, антисоветское,
а советское — то тусклое и чоткое, как у фашистов,
унизительное, как донос пятиклассника,
неистребимое, как ликующая майская грязь:

антисоветское, это, разумеется,
самое настоящее советское,
а советское после сталина — это фашистское, —
думал великий художник виктор попков,

член комитета по присуждению государственных и
ленинских премий,
впоследствии застреленный человеком с
четырьмя классами образования

< при исполнении убийцей обязанностей инкассатора >



«председателю Моссовета Гришину доложили, что убитый художник Виктор Попков бандит-налётчик. И поэтому было сильное давление со стороны властей. Игорь Попов решил сделать похороны на Кузнецком мосту, 11. Ночью ему позвонил секретарь из райкома партии и сказал, что не разрешает хоронить бандита-налётчика в своём районе. К чести Попова, он сказал, что это наш зал, и мы будем хоронить его нашей общественностью. Звонили из других органов и тоже угрожали, требовали отказаться от этой идеи, но он имел мужество не согласиться. Когда Попкова туда привезли, весь Кузнецкий был наводнён милицией. Ходили генералы, полковники. Вначале всё шло очень настороженно, но, как только приехали Пономарёв, первый секретарь СХ СССР, Коржев, председатель СХ РСФСР, и Кибрик от Президиума Академии Художеств, всё приняло соответствующий ранг. Если ночью угрожали, то вечером в день похорон пришла телеграмма с соболезнованиями»

(художник А. Титунов, из интервью 26.03.1988)




 3 кг хлеба (чёрного, белого)
 1 бут. водки
 топор
 сыр колбасный 1 кг
 копчёной колбасы 1 кг
 кофе

Запись на обратной стороне наброска мужской головы



1. Ограничить круг знакомств.
2. Почти никому не показывать работы неоконченные.
3. Выпивать один раз в неделю. с друзьями 200 гр. — не более. А если нужно резко, то одному. И ни с кем не разговаривать. Сидеть в мастерской или идти на вокзал к незнакомым и наблюдать.
4. Перечёркнуто.
5. Не брать на себя быт. Поменьше в него влезать.
6. Всё внимание на работу.
7. Читать каждый день.
8. Музеи. Книги о художниках.
9. Не злиться.

Запись на наброске карандашного эскиза «Семья в летнем пейзаже»
На оборотной стороне рисунки с подписями изображённых:
«глупая корова», «злой пастух», «летящий дятел»




Всё сфумато по контурам. Весь снег и небо бело-розовые. Колонны темней и бело-серо-зел.
голубо холодно изысканные. Фигуры чётко-мягко силуэтные. Лица розовые чистые.
Дом розово-одинаковый. Лица и одежда на первом плане с тональной разницей.

Запись на наброске фигур в зимних одеждах у колонн


< виктор попков: из рабочих записей 1970-71 года >



:


помню миллениум на ялтинском берегу:
шторм, шампанское, ещё
нам сообщили, что «отрёкся ельцин», -
так хорошо;

с того прошло
почти что девять лет // у нас в россии
двадцатый век никак не кончится, -

долгий, долгий
двадцатый век



:


замочили черного в столице:
какой-то путин, двадцать первый век
крейсеру сегодня снится
мекка,
где кааба, то есть чёрный куб,
и в одной из стен внутри каабы, замурованный частично в серебро,
со следами миллионов губ,
чёрный камень с неба помнит про добро

(по мусульманскому преданию,
принесён Адаму архангелом Гавриилом после его раскаяния,
некоторые учёные утверждают, что нашли ту древнюю воронку
от мощного взрыва в песках)


и когда муслимы всего мира на карачках несколько раз в день
делают всё то, что надлежит, —
важно знать, куда направлены их головы везде:
на каабу — да, но что же там лежит?
некий ме-те-орит,
вряд ли пара килограмм,
а каабу, между прочим, строил тот ветхозаветный авраам


(по мусульманскому преданию, когда местоположение первой Каабы,
построенной первопророком Адамом,
являющейся отражением Небесной Каабы,
было утеряно после Всемирного Потопа,
Авраам со своим сыном Иаковым делал это, стоя на каменной плите,
которая парила в воздухе)


а в саудовской аравии король
абсолютный, как окаменевший тролль
и при чём здесь государство сэ ше а
нефть и богохульные слова?

(на первом месте по объёму вкладов в государственные ценные бумаги США
в 2008 году находится Саудовская Аравия: 964 миллиарда долларов,
на втором — Россия)


раз: «у невесты есть пизда, родословная жида»
два: «загадочная русская душа — опять подорожает анаша»
три: «сатана, поешь говна — отвечай на пацана:
этим летом можно всё: мне — моё, тебе — твоё:
получай, получай под ребро себе на чай:
будем верить и любить, будем маму по глотку
хоронить», —

(Денис Третьяков, город Ростов-на-Дону,
группа «Церковь детства»)



пророку Мухаммаду привиделось однажды: на седьмом
(последнем) небе, где стоит небесная кааба, ежедневно

ангелы, числом
семьдесят тысяч, ровно семь
раз обходят этот куб кругами, и потом
заходят внутрь, и больше
никогда не возвращаются туда.



ИСТОРИЯ: ПРЯМАЯ РЕЧЬ


В Ленинграде я купил бас-гитару
и собрал в Омске группу ПОСЕВ.
Мы играли два года.
Играли либо дома, либо в подвалах Омска.
Было очень тяжело. Гоняли нас страшно.
Началось с того, что мать нашего Бабенко,
будучи какой-то партийной, услышала наши записи и
пошла в КГБ, сказала: «Товарищи, мой сын
втянут в антисоветскую организацию».

В то время вокруг ГО образовалась такая тусовка,
где ходили перепечатанные Аксёнов, Стругацкие и т.д.
И с марта одна тысяча девятьсот восемьдесят пятого года
началось дело в КГБ. К ноябрю оно созрело.
Они ходили, собирали информацию.
Камикадзе трясли и остальных.

Причём человеку угрожали тем,
чего он больше всего боится. Один мой дискотечник
знакомый привёз как-то мне домой аппаратуру, записываться.
Его потом встретили на остановке и сказали, что
с твоей новорождённой дочкой могут быть неприятности.
Он побелел лицом, пришёл ко мне, забрал всё и уехал.
Так на Камикадзе давили и на остальных.
А я об этом только догадывался.

На заводе, где я работал художником,
мной начал интересоваться первый отдел. И в ноябре
всех нас повязали.
И стали шить глобальное дело по поводу
антисоветской организации, террористического акта и т.д.
Нам хотели вменить в вину подготовку
к взрыву нефтекомбината.

Раскрутка была вплоть до Москвы.
Костю в течении одного дня забрали в армию, хотя
у него сердечная недостаточность.
Причём отправили на Байконур, где закрытая зона.
А мне угрожали тем, что, если я не расскажу, откуда
самиздат и т.д., мне начнут вкалывать так называемые
правдогонные средства, то есть наркотики,
чтобы я в состоянии невменяемости что-то сказал.

После этого дело повернут так, что я стуканул.
Именно стуканул, а не под давлением.
Это продолжалось месяц.
А я до этого ничего подобного не испытывал, наркотики
не пробовал, ничего. И я тогда подумал, а есть ли смысл
чем-то заниматься.
Я просто решил с собой покончить.
Написал бумажку: «Кончаю с собой под давлением
майора Мешкова Владимира Васильевича и т.д.»

Им каким-то образом стало известно об этом.
Я до сих пор не знаю, как.
Меня забрали в психушку и дело приостановили.
Со всех моих знакомых и друзей взяли подписку,
что они не будут иметь со мной никаких дел.
Было официальное предупреждение из прокуратуры.

И когда меня через три месяца выпустили,
мне не с кем было играть.
И я сам начал учиться играть на разных инструментах
и целый год был один, сочиняя песни.
«Лёд под ногами майора», «Тоталитаризм» — это
того времени.
В Омской газете нас обозвали фашистами,
облили грязью.

В одна тысяча девятьсот восемьдесят седьмом году я
в одиночку записал все песни, —

рассказал Егор Летов журналу
«Периферийная нервная система», город Барнаул.
в 1990 году.



:


я помню город барнаул, заросший коноплёй
там поезд, на котором ехали до бийска,
стоял часа четыре,
в нём ехал я, моя подруга настя, наша
подруга юля, наш знакомый миша и его
подруга юля, в девичестве галактионова

про то, что было после бийска, я
писал стишок в две тысячи восьмом:


подмерзает        чувак из австрии опять        ссорится со своей       американкой

смешная пара        они

спят в горах алтая под корнями        большого вывернутого       из земли

дерева        я

видел это своими глазами        осень в горах       утром трава напоминает

какие-то хрустальные нитки       они трескаются под ногами

у Кристины уже       просрочена виза       молодая Америка кажется мне

смешной        она читает экзюпери на английском алтайским погонщикам

на молочной ферме

после этого эта пара поедет через Монголию в Таиланд на очередную

интернациональную тусу       чувак из австрии случайно

спалит местную гостиницу        привычка спать при свечах       цена

тюремного вопроса четырнадцать тысяч евро       семь собрали по

рассылке       остальное прислали австрийские       родственники

Кристина улетела домой        он позже тоже улетел в Америку       что было

потом       я не знаю

ему тогда было тридцать шесть       ей что-то около восемнадцати        они

играли в короля гоблинов        и        принцессу

помню он её душил в кустах        на берегу Катуни       просил        не вмешиваться


:


«До психушки я боялся того, что есть некоторые вещи, которых человек может не выдержать.
На чисто физиологическом уровне не может. Я полагал, что это будет самое страшное.
В психушке, когда меня стали накачивать сверхсильными дозами нейролептиков,
неолептилом — после огромной дозы неолептила в один момент я даже временно ослеп —
я впервые столкнулся со смертью или с тем, что хуже смерти.

Это «лечение» нейролептиками везде одинаково, что у нас, что в Америке.
Всё начинается с «неусидчивости». После введения чрезмерной доли лекарств типа галоперидола
человеку приходится мобилизовать все свои силы, чтобы контролировать тело, иначе
начинается истерика, корчи и так далее. Если человек ломается, наступает шок;
он превращается в животное, кричащее, вопящее, кусающееся.

Дальше следовала по правилам «привязка». Такого человека привязывали к кровати,
и продолжали колоть, пока у него не перегорало «по-полной». Пока у него
не наступало необратимого изменения психики. Это подавляющие препараты,
которые делают из человека дебила. Эффект подобен лоботомии.
Человек становится после этого «мягким», «покладистым» и сломанным на всю жизнь.
Как в романе «Полёт над гнездом кукушки».

<.....>

Когда я до конца понял, что смерть рядом, это и дало мне силы выдержать. Во мне
произошло некоторое расслоение. Я понял, что моё «Я» — это не сознание, это
нечто большее. Я увидел в некоторый момент своё тело как бы стороны, тело, которое
не только болит, но и на части рвётся. А при этом моё «Я» было светящейся
спокойной единицей, которая находится где-то рядом с телом, но не то что вплотную
с ним не связано, а вообще вечно, и сделать с ним никто уже ничего не сможет.

В этот момент я получил самый глобальный опыт в этой жизни. После этого я понял,
что я солдат. Причём солдат хороший. Понял я также, что отныне я себе больше не
принадлежу. И впредь я должен действовать не так, как я хочу, а так, как кто-то
трансцендентный хочет. Это кто-то может быть «народ», «силы», «весёлая наука
дорогого бытия».


(От Егора Летова в 1993 году.
Газета «Лимонка» №1)



:

пока ещё искупался в реке;
пока ты ещё с друзьями;
в пляжных костюмах
на берегу
ослепительных чёрно-белых
фотографий остановленных советских семидесятых,
помни:

твой друг всеволод некрасов
делает гимнастику
(держит вес своего немолодого-но-спортивного тела
на одних руках полусогнутых), -

в это же время,
чуть в стороне


:


внимательно изучая историю русского
искусства двадцатого века,
я понял:
разницы между Попковым и Кабаковым
нет никакой.




допустим, совсем чердак
или совсем подвал:
кто здесь присутствует, кого по имени не назвал?

замёрз умер
согрелся воскрес

чёрные лапки букв // маленькие зверьки
помнят свои имена
телогрейка, в чём твой классовый интерес
батарейка, кому ты верна

фонарику фотику аккумулятору
точнее, своей зарядке
всё это дело десятое
уходящее в пятки

не выёбывайся // ты в россии
у нас свобода // тебе и не снилась такая
в случае чего — пристрелим (дело простое)
я могу убить тебя словом
дорогой президент чечни
и ты, обосраный мент —

только черкни
коммент
не доводи до ручки, ёбаный таракан
мои небесные тучки
господь сказал как отрезал
голову, тчк

вот и пахнет железо кровель
тухлыми голубями
на чердаках страны // много чудесного, кроме
того, чем они больны

миром больны, конешно:
так осрамилась речь,
ставшая безутешной,
(с безутешной не лечь)
потому что не примет
без особых примет
(так поступает мент)

без определённого места
жительства // аббревиатура:
русские, ожидающие ареста за евангельскую макулатуру
свет фонарика — это пламя
добровольно ушедший в подвал
новое небо на знамя
звал —

быдло или дебил,
во многие децибел —
кто разберёт в этом тексте // многие голоса
у того все плохие мысли высохнут как роса

у того под ногами будет цвести земля
вернутся из газовых камер польские учителя



////



январь-сентябрь 2009

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah