RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Мария Ботева

Стихотворения

22-09-2006 : редактор - Владислав Поляковский





* * *

Щучьи муки, козинаки,
Лёд, огонь, всё прочее,
Этот голос звучит иначе,
После многая многоточия…
Вопросы к людям ещё остались,
Голос тоже остался,
Но как-то не очень,
Мы об этом помолчим, помолчим,
Даже чайкой не кричим, а зачем,
У нас об этом всё путём, всё путём,
У нас на эту ткань табу,
И на белое табу,
И на красное табу,
И звезда горит во лбу.
И звезда ещё во рту,
А ещё одна звезда отправляет поезда.
А в кишках – страх.
Ерунда.
Мы все звёзды соберём, подметём,
В козинаки запихнём,
Щукам скормим, запоём:
По щучьему мучению,
По-нашему не спрашивай,
По-итальянски спрашивай,
И по-немецки взвешивай,
И раздели по-братски
Свои скупые сказки,
И сапоги не снашивай,
Стучи в дверях и спрашивай.


* * *

И целой груде твоих коней и толпище рваных ран
не спеть ни одной глухой из звёзд
конь и другой и другой ещё
движутся по бороздам
и пулей скачущей из дупла
не взять города
не погреться не вспомнить горячечного тепла
не придумать
не вспомнить слова беда пришла стирай свои белые воротнички
не вымолвить хочет давай убегай беги
ноги руки сердце и горло сдавило дымом
уходи что твои пилигримы пелерины и другие избранные
архивы в ремонте и дудочка – из тростника
немного подуешь
и встанет река – широка
не успели до зимника
куда коней теперь
где распрягать
прятать поводья
полозья к телегам придётся крепить ставить
искать попоны
архивы сгорели
и дудочка из тростника
а чёрные ящики не вскрывать до тех пор пока
откроешь ворота и станут муки – легки
уйди и уйди и уйди
не глуши тут кричат рыбаки
красные рубахи
серые телогрейки
мокрые без галош башмаки
и носом кровь побежала
беги догоняй пока
и эта река мала не стала
льдом не затёрла торосы заросли тростника
тростниковых дудочек
дурочек в тростниках по горло не видно стоять слезам в одиноких глазах
архивариус тащит лампы из керосина
свет нужен
Лазарем резать на голубом глазу
петь суждено звезде
нам смертным простым
простуженным тростникам выдавать свирели
уводить коней продавать
своим тыловым тыльным


* * *

И вот твой правый ботинок уже не может с носка и любую
И вот твой левый ботинок ступает совсем не туда
И куртка рвётся на раз рукав
Рукав рукава издалека чует нос когда прилетит кулак
Когда и который час отвечай ответишь выплюнешь зубы
На площади видишь посажен зелёный каштан жасмин и сирень запах газа
Спасателей вызывай
И вот твои руки забыли звонок так темно в подъезде
И проводницы срывают стоп-кран: вернись вот дорога видишь
Тебя тут не ждали не ставили чайник не готовили встречные речи
А ты: я не буду скучать стучать колотить по двери
Откройте в подъезде темно как темно в подъезде
Как лают собаки как сильно мочой и хлоркой глаза слезятся глаза
И вот твоя родина смотрит тебе в глаза плюёт на ботинки
Дыхание бьётся в спину взмокла спина вздохни дыхни отдохни
Вдох-выдох
Раз-два
Три-четыре
И вот твоя родина смотрит в лицо теребит подбородок
Всё зорче глаза всё ближе к лицу всё сегодня к лицу и к чаю
Не запнись помнишь в прихожей полочка для ботинок вешалка низко помнишь
Света нет нет воды и еды сахар вышел
Условий не густо но об этом пока не скажет пощадит пожалеет уложит кровать застелет
Зальёт всё йодом перекисью водорода достанет пластырь
Примет тебя в распростёртые


* * *

всё оттого что здесь не умеют готовить долма
нам же говорили: здесь никто столько не получает
никому столько не выпить
здесь никому не поверить секретов
сколько будет сложить и вычесть в уме все эти цифры
или ещё больше
нам же сказали что будут болтать всякое
о чём попало начнут спрашивать
говорить в лицо
и не надо всякому верить
а всякому надо дать отдохнуть
отмыться
выспаться
и купить билет на обратную
нас же предупреждали
что здесь не умеют готовить долма
и не умеют готовить кебаб
и вообще не умеют готовить
а также
говорить секретное
много пить
складывать вычитать
и у всех кто войдёт всегда болит голова
поэтому ну-ка быстренько мотаем отсюда удочки
заказываем загранпаспорт
делаем ручкой
готовим прощальный кебаб
тушим солому
плавим огарки свеч
отливаем одну большую
на всех
на всякого


* * *

Белое море,
Дорога, звёзды,
Камни и пафос на берегу.
Бегу смотреть на белое море,
Не хватит яблок,
Бегу, реву, не могу.
Какая печаль на тебя смотреть,
Не отвести,
Скажи мне, печать на тебе какая.
Первым словом должно быть «любовь».
Какая любовь, говорю,
Тоска какая.


* * *

белый шиповник,
крови виновник,
так что зови и не плачь,
а лучше того, палец белым бинтом заматывай,
а то уже, кстати, всё замусорилось,
всё замусолилось,
кстати, померкло, пожухло, не оправдало доверия,
руки, глаза светлые, ясная голова,
не канает больше,
не срабатывает,
не включается, как эта штука действует?

кстати так, да, бывает, но по-другому как раз:
электрички,
босиком по гравию,
по земле свежий ветер,
по босым ногам,
ты могуч разве,
а разве холодно?
раз по ногам,
два по ногам,
три по ногам,
по коленке особенно больно,
особенно,
нечестно только.

в голову головой,
лопатки лопатками разгребай по воздуху загребай,
загребай, что ли, говорю,
лови,
держи меня,
за лопатки, плечи, локти,
вырываться буду, дорогу прокладывать,
зубами кусаться,
царапать ногтями,
бить по лицу, может даже,
жечь будем, доставать спички,
на нервы давить,
играть,
держи, говорю, держи,
силы-то, руки-то, есть же они,
где-то были же.

не то получается,
надо бы некоторые дела замять,
чтобы не помнил никто и не видел,
чтобы не вспоминал,
а может, не надо,
может, наоборот.

как сказать не знаю,
слышишь, не могу,
скулить не хочу, слышишь,
на пол упала шаль,
поднимать надо,
роза упала на подоконник,
дикий шиповник белого цвета,
диких цветов хотел,
не поймал,
зацепил,
порвал кожу на пальце.
хотел лицо, не вышло,
но не важно,
кстати, кровь красная всё равно,
неважно,
из пальца или лица.

так вырабатывают смирение у овец,
кипятком обливают ноги,
заставляют дальше идти на пастбище.


* * *

я работаю, мне не поднять головы,
рук не разжать,
зубов никому не выбить.
я работаю, мне не увидеть неба,
по улице не пройти,
не трогать ногами-руками травы,
мне некогда.
так говорил и обнимал за талию,
так говорил и трепался в аське,
так говорил и ловил машину,
поднимал руку, голосовал,
так говорил, сигаретный дым выдыхал,
пиво в стаканчике, пластик.
так наблюдала,
сначала сбоку,
потом смотрела в лицо,
так слушала,
всё подходила ближе,
так прогулка прошла
(нехорошо, состоялась лучше),
так не поверила никому.
я тоже работаю и не бью зубов,
я тоже работаю, неба почти не вижу,
у меня боли и жалости полон живот и рот, и полны от неё глаза,
и слёзы толкаются в горло боль.
если я не скажу никому,
что люблю, слушаю, говорю,
если не напишу письма,
мне не то, что трудно дышать,
мне просто не выжить.


Мокасин

всё предсказуемо не говорю про другое зачем ещё обойдемся без точек без запятых без тире потому что нахрен их ставить не надо говорить об этом лить воду растекаться по древу
так вот
чужие города и страны поворачиваются к нам ко мне спиной а то и задницей
ничего особенного
почему бы и не повернуться я бы на их месте тоже это не стоит нашего осуждения
идём дальше быстрее выше сильнее не стоим на месте
чувствуете пахнет сиренью ну дак каждый год пахнет сиренью этого не избежит никто
даже дед куролес в старых подшитых валенках в заплатных штанах было бы чего беречь
старатели найдутся кто бы чего не говорил не молчал не падал тормашками отрубили электричество
электрические надбровные дуги чего уж выразительнее запомни их запомни их дорогой мой человек
вспоминай когда будет плохо сердце дождя кто его видел никто не видел не знает что это и зачем почему мы на горе всем селёдкам покупаем только водку
хорошо ли тебе девица спрашивает мой мальчик тепло ли тебе красная говорит паренёк в фиолетовой аляске блевотный цвет чего вы хотели от ублюдков цвета хаки маки куки-маки я индеец индейцево отродие индейский мокасин
меня хотели стоптать не стоптали
меня хотели сжечь не сожгли
меня хотели продать кому я нужен такой
меня хотели выкинуть не стали
вот и у тебя не получится патрикей не правда ли не правда сказал патрикей
и волосы его качались на воде кругами растекаясь и лицо его колоритного оттенка всё понимало но молчало
потому что бисер метать перед кем тут всё ясно и ничего не добавишь не убавишь ничего
не тормози на мне лоскутное одеяло не задерживайся потому что нету чего закрывать
ни кожи ни сраму хоть какого он завтра приедет и не узнает меня он завтра приедет и не поймёт отчего это кто бы ещё знал то ли ещё будет
почему меня обвиняют даже поспать нельзя даже маленечко восемь часиков даже нельзя
будет короткое замыкание надбровные дуги снова пригодились ничего у нас не пропадает ничего у нас не продаётся
родина слышит родина знает где её сын в это время ночует кочует хвастается новыми жёнами любовницами детьми
жалкое зрелище жалко их всех сына больше всего почему никто не скажет просто жалко и всё тут
как хорошо когда запятые не ставишь никого не хватаешь за пятку
хваткие ребята хваткие чего добивались не понять даже и не хочется не больно-то и хотелось слушалось тормозилось о землю лицом об асфальт курткой задницей глазами цеплялась за все кусты вертолёт получался взгляд помогал остановить
усвоили вы фашисты что просто так не возьмёшь
татары брали не взяли
французы брали не взяли
немцы брали не взяли
следующие пришли колобок колобок я тебя я тебе я тобой я с тобой от тебя холодно и голодно и совесть не велит крошить на ложке таблетки запивать капсулы чаем ставить подмышку градусник это такие болезни тяжёлых голов тяжёлой головы моей мозолистого языка мозгов заиндевелых
скоро весна скоро весна потом лето вот и дожили всё предсказуемо всё так как надо
это жизнь это жизнь эта жизнь так тяжела ты даже не вынесешь простой её радости я не говорю про другое
север нёс не вынес
юг нёс не вынес
восток нёс не вынес
запад нёс не вынес
вот и тебе не поднять среди земли стоящий алатырь камень болван
вот и тебе не понять земли


* * *

Пережи… пережито число разлук
(любовь и гордость через край)
порез бумагой мягких рук,
о шейкер, шейкер, смесь мешай.
О губы, губы, пей её,
о ноги, ноги, возвращай,
давай носи свои кроссо…
ботинки, слышишь,
чёрную водолазку,
снова сбивайся в рифму,
в мою монотонную сказку.
Нет, не идёт гора к водопою,
не говорит со мной.
И вот куда же теперь податься,
и вот как теперь следует называться,
и вот кому подарить копеечку,
украденный велосипед, мопед, скелет ископаемого, турникет,
писем нет,
слов нет,
рядом нет,
тени, тени ходят мимо тебя,
(о тени тень, не набегай)
мимо проносится сон, город,
насморки не тронут тебя сегодня-завтра-всегда,
число разлук, неизвестно, может, умножится
или прибавится качество, пыльным по голове,
в любом случае, что-нибудь сложится странной мозаикой,
буду паинькой,
молчать буду,
даже в праздники,
даже, когда я ем, оглохну, нема буду,
отвернусь, отвернись тоже.
О бережение, брежение, брожение позову помогать –
не поможет.
Звони, наверно, буду в трубку тебе рыдать.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah