RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Станислав Курашев

"О проблеме Льва Абалкина"

22-09-2006 : редактор - Владислав Поляковский





Я глубоко не согласен с общепринятым мнением наших так называемых литературных критиков, что якобы главная проблема «Жука в муравейнике» – это проблема этическая, что типа ради служения обществу, ради выполнения своего долга перед обществом – человек становится убийцей и это – после – становится трагедией всей его жизни.
В книге, на мой взгляд, этого не заметно (а я перечитывал её десятки раз).
Это совсем не этические уравнения – это хроника событий, довольно холодный, отстраненный рассказ о событиях нескольких дней.
Если там и есть эпизоды, о которых можно поспорить, то это только частности, некоторые странности повествования, центральная ось книги – непоколебима.
Суть книги очень проста – Абалкину – андроиду, убившему человека, необходим детонатор, за которым он и проникает в музей, где Сикорски и убивает его, и я не вижу смысла усложнять эту суть.
Сикорски испытывает облегчение, но ни в коем случае какие-либо душевные страдания, и главное чувство, которым характеризуется Сикорски – это усталость, измученность, и вовсе не тем, что ему придется убить андроида, а тем, что это нельзя сделать прямо сейчас, а снова ждать – ещё час, ещё день, как он ждал все эти десятки лет.
Противопоставление Сикорски в книге – это конечно не Абалкин (всего лишь безумный андроид), а Каммерер, человек, склонный к гуманистическому взгляду на жизнь и этот взгляд не позволяет ему увидеть реальность в её настоящих цветах и ему черное всегда кажется белым и наоборот.
«Логика его была почти безупречна, но все-таки он меня не убедил…» – почти безупречной логике Сикорски, Каммерер противопоставляет только свои неясные тусклые ощущения и они конечно ему кажутся более убедительными, в итоге он согласен на все лишь бы сохранить андроиду жизнь, пусть даже он получит детонатор, чем это будет угрожать людям, Каммерера, конечно не волнует, и только счастливая случайность мешает этому.
По идее критиков, Лева Абалкин, сумасшедший убийца, должен несомненно вызывать сочувствие у читателей, но – почему?
В нем нет ничего симпатичного, все его действия – безумны и нелепы, это типичное поведение андроида с разрушенными логическими цепями и Сикорски ли в этом виноват?
Виноваты только предшественники Каммерера, такие же псевдогуманисты как он, не уничтожившие когда-то Саркофаг с яйцеклетками и обрекшие Сикорски на то чтобы потом разгребать все это дерьмо и потом они же и называют его после этого убийцей.
Больше персонажей в книге нет – Глумова всего лишь безвольное абсолютно пассивное существо – такие женщины как она часто становятся невольными пособниками преступлений и влюбляются исключительно в подонков.
Бромберг – мелкий, любопытствующий пакостник, которому все равно кого столкнуть лбами лишь бы из этого получилось что-нибудь смешное.
Куски из отчета Абалкина, конечно малоинтересны, только с той точки зрения, как литература, написанная андроидом, считающим, что он человек, более поздний опыт Стругацких с параллельным повествованием – в «Хромой судьбе», также получился не совсем удачным, другое дело, что они могли быть написаны только из-за увеличения обьема, сам основной текст настолько сконцентрирован, что к нему трудно было бы что-то ещё добавить.
Более любопытна следующая проблема – таким ли ожидалось поведение Абалкина по схеме Странников или же все-таки что-то произошло не так?
Боюсь, что на этот вопрос невозможно ответить – с одной стороны поведение Абалкина слишком нелепо, чтобы таким образом чего-то добиться, единственный разумный шаг – это убийство Тристана.
А с другой – но все это только предположения, если бы Абалкин сразу после прибытия на землю отправился в музей?если бы Абалкин воспользовался своими профессиональными
качествами, чтобы справиться в музее со Странником, который единственный преграждает ему путь к детонатору?полчаса назад до этого он спокойно применил эти качества чтобы избавиться от Каммерера, что же тут ему помешало?
Единственный ответ – что разрушение цепей зашло слишком далеко, аберрации в поведении меняются чуть ли не ежеминутно, он ещё может сконцентрироваться на детонаторе, но остальное он уже почти не может контролировать.
Но – почему Сикорски так спокойно ждет его в музее? Почему он так уверен, что ему удастся убить андроида? А если бы у Абалкина был пистолет?
Известна мысль Стругацких о том, что никаких Странников не существует и что вообще единственный человек, который боится Странников в книге это сам Сикорски.
Не знаю – текст книги убеждает в обратном.
Характерен ответ Абалкина на вопрос «Что же все-таки случилось с Тристаном?» – «Я не хочу об этом говорить.»
Конечно финал книги замечателен и Стругацким нужен был именно такой финал – с Абалкиным, Глумовой, убийцей Сикорски и Каммерером, но он оставляет слишком много вопросов, даже больше чем нужно, и вообще ни на один вопрос в книге почти нет ответов,только на несколько – убил ли Абалкин Тристана? – да. Нужен ли ему детонатор? – да.
Опасен ли он? – да.
Больше ответов нет, да и нужны ли другие ответы?
Те проблемы, которые мучают Каммерера – о чем говорил сумасшедший андроид с Глумовой? Что там между ними произошло и так далее, так ли уж это важно?
Трагедия Сикорски? Да отчего же, я наоборот уверен, что после убийства андроида, он впервые за много лет уснул вполне спокойно.
У нас просто слишком много Офелий.

10.07.06.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah