RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Елизавета Трофимова

весело и страшно

23-09-2019 : редактор - Женя Риц





заигрывание с бездной чревато опасностями
вот я попаду наконец в геенну огненную -
а там все свои
улыбаются
машут

"помнишь, мы целовались на дне рождения Х?"
"а ты мне за кофе должна двести рубликов"
"о, ты та самая девочка,
которая рассказывала про свою жизнь и плакала"

и что прикажете делать?

воспитывать бесов - наука большая

поставишь по струнке
выучишь с ними песнь Чеснокова
пойдете исполнять в кружке творческой самодеятельности

а они хихикают
помнят

"это ведь ты упала в обморок перед Егэ?"
"мне Б. рассказывал, что он тебя больше не любит"

я дирижирую
песенка
эта однажды закончится


***

название книги номер один:
СПЛОШНОЕМЕСИВОИЗЛЮБВИИБОЛИ

название книги номер два:
практическое руководство по выживанию в городе Санкт-Петербурге с разбитым сердцем и авитаминозом в условиях хронического безденежья и общего кризиса в распроданной за бесценок стране

название книги номер три:
ты берёшь меня за руку пока спишь

содержание:
.........................все нормально 1
.........................я так не могу 2
.........................все нормально 3
.........................все 4-44

приложение 1 (бесполезное)
приложение 2 (очень полезное)

все нормально 1

известный русско-латышский поэт Елизавета знает много о нынешней ситуации в мире словесности и даже знакомится с перспективными молодыми поэтами один из которых живёт с ней полмесяца

у Елизаветы есть проездной и когда она катается с Наличной до Горьковской у неё почти не трясутся руки и кажется все в порядке

я так не могу 2

потом все обязательно рушится
ведь не бывает же так чтобы раз и нормально
известный русско-латышский поэт начинает разбег с первой полосы самообвинения
мчится со скоростью рижской маршрутки с вайфаем и выдаёт на бегу

УУУУУУ ЯЯЯЯЯ НЕ МОГУУУУУУ ТАК БОЛЬШЕ!

но подобными словесами не напугать почитателей известных поэтов

они знают что Елизавета все может

остальное — происки запада

все нормально 3

я хочу перерезать себе артерии и это нормально
я хочу похудеть на восемьдесят кг и это нормально
я хочу никогда ни с кем больше не разговаривать и это нормально

это культура self-care
бомбочка из лаша в виде проблем с головой

все нормально
говорю я

остаются деньги на пиво

я такое не пью
но из вежливости все же придётся

из некоей внутренней робости и нежелания обременять соседей
я все ещё не заляпала ванную кровью и ниоткуда не спрыгнула

я мою посуду и сверяюсь с прогнозом погоды
холодное лето пятьдесят третьего

все абсолютно нормально

все 4-44

когда я обнимала тебя спящего ты брал меня за руку толком не понимая кто я такая вообще

понимал бы — не брал

а теперь все
совсем все

приложение 1 (бесполезное)

ужасно несправедливо что утилизацию остывшего трупа нельзя провернуть в домашних условиях самостоятельно ежели труп это я

приложение 2 (очень полезное)

купи пуховик и заклей наконец окна
осень все ближе


***

и это правда
ты меня прости
я всего мира чемпион
по слабости

в горсти немыслимой
заплаканные сладости

болючей нежности
поломанные кости


***

обильное количество замужеств
навряд ли принесёт большое счастье
уж лучше в одиночестве – удобней
делить наследство: книги и плащи

собрание пойдёт в библиотеку
одежды ком раздарят неимущим
но примут только новое и с биркой
всё остальное – извините – хлам

а что поделать с застарелым чувством
кому его отдашь оно в заплатах
а эти пятна кетчупа от страсти
кошмар и стыд я отвожу глаза

кто обречён был на меня такую
конечно в самовольную отлучку
исчез и говорят с тех пор пропавшим
считается в трехпаспортном лесу

а я ношу очки не по размеру
и щурюсь в светлый лик златого завтра
когда влюблюсь он подойдёт поближе
и скажет как легко дружить со мной


***

экспресс-курс по достижению успеха небеснаго и земнаго:

ешь пиццу пеперрони, гуляй тысячу километров

улыбайся каждому встречному детишкену и кисулькену
говори приятные вещи их мамам
вы так классно вместе играете
а юбка
а юбка какая!

зевай с громогласным "ыыыыых"
читай молитвослов православного воина
а хочешь - переводы на русский
тоже будут доступны

"вот как эта свинья засыпает в калу
так и я греху служу верно
будто преданный взяточник средней руки
ради попоечки в турции"

держи ум во аде и не отчаивайся
будь один и со всеми

не умирай
а умер – не бойся
тренингов больше не будет

а́че всех челове́к окая́нен есмь,
покая́ния несть во мне;
даждь ми, Го́споди, сле́зы, да пла́чуся дел моих го́рько.


***

чинить себя чинить
чтоб зла не учинить
завидуя золе
лежать навеселе

но тошно мне зело
внизу белым-бело
как будто впала в блуд
природа первых блюд

спасительный елей
меня твой слог умней
приветствуя весну
я на краю засну

когда придет молчок
и фразочки в пучок
возьмет из темноты
я напишу как ты


***

я всегда пыталась сделать из себя
чуть более удобного и приличного человека
списывая это на христианскую аскетику (я ошибалась)
и правила преуспевания в современном мире (я облажалась)

если очередная моя нелюбовь не любила меня по-человечески
я брала едкий ёршик разноцветного всепрощенья
считая
что так мне и надо

ведь хорошие девочки не обижаются
хорошие девочки не ошиваются
хорошие девочки не огорчаются
хорошие девочки не огрызаются

но я была немного своеобразной девочкой

несуразной и невозможной
кантовский полоумный цветочек
водопад-я-смету-тебя-нахер

у меня в глазах бесовщина

я пугаю хороших мальчиков
я пугаю хороших девочек
я вытаскиваю саму себя

тянуть неправильный воздух


***

сгорбленная нежность на исходе
блуд тоски верёвочкой скользит
лечимся успешно
дышим вроде
радуга двойная как гранит

грызть её не весело не скучно
самая смешная из идей
создавать впотьмах
из средств подручных
грандиозный замок без гвоздей

что мне дебри внутренней монады
призрак добрый, лучше покажи
хрупкие согласия уклады
близости небесные кижи

пусть искрит нелепицей проводка
чем не здравомыслящий хай тек
этот дворик
и лото
и водка
тысяча твоих библиотек


***

я помню снег и думаю что ты
там делаешь не холодно ли может
прийти к тебе и что-то рассказать
о том как выпадает он неровно
на мальчика которым ты бывал
ещё давно лёд сыпался сиренью
семи концов и ты жевал его
потом лежал оплавленный болезнью
в жару тогда и начал говорить
с природой тонких трав и мне подобных
влюбившихся в бездействие твоё
а ежели снег падал на мужчину
которым ты так до сих пор не стал
то краешек его белел у точки
той махонькой на безразличье лба
в неё однажды кто-то поцелует
тебя и это будет человек
зависимый от выдохов и вдохов
настолько не похожий на меня
плакучую что я и не ревную
и на неё конечно рухнет снег
щемящий личный слой немой перины
расстеленной для каждого из нас
я помню это все конечно помню


***

обида влюбленности в человека старше тебя такова,
что в промежутке между пятнадцатью и двадцатью пятью
каждый год приравнивается к помноженной на сто пять бесконечности

вот ты, значит, в каком-нибудь махровом две тысячи тринадцатом -
и для тебя он совсем не махровый, - уже вовсю студент лита,
а я сижу в нижегородском сквере с нежным названием "юбилейный"
и понятия не имею, что за люди - обэриуты

и ладно бы - обэриуты! - я даже не знаю, что такое
новая карта русской литературы,
и дмитрий кузьмин не читает мои квазиисповедальные экскламации

больше тебе скажу: когда тебя венчали премией драгомощенко,
я и стихов-то еще никаких не писала
так
убивалась с четверок

и как будто ты уже прожил какую-то большую смелую жизнь,
а все, что делала я - приходила из школы и плакала
сражалась за право в столовой урвать лучшую сосиску в тесте
и ругалась за гаражами,
репетируя свою нобелевскую лекцию

ты кого-то любил
ты чего-то там делал
ты, быть может, даже организовывал фестиваль всеблагого нон-фикшена,
пока я покупала книжки издательства "азбука-классика"

когда их набралось пятьдесят
я собрала их все и перевезла в комнату на улице красноармейской
нормальная страница из биографии молодого неопытного поэта
"жизнь в коммунальной квартире как гарант становления верлибристом"

а вот теперь мы идем с тобой по улице самого дивного города,
я почти не знаю, о чем говорить, хотя целых три раза мы успели потрогаться за руки,
и во мне больше нет ни прелести первокурсницы, ни наивности недавно переехавшей провинциалки -
- у нас с тобой общая усталость,
которая начинает чувствоваться именно с этого же промежутка

с пятнадцати до двадцати пяти

а потом все становятся жизнерадостней
пишут друг на друга рецензии


***

а после недели припадочной
(устроить её – тоже смелость)
всего оказалось достаточно
и большего не захотелось

и вот — отплевалась от давнего
смирилась со всем, что случилось,
и дом мой угрюмыми ставнями
сменил гнев сиротский на милость

но ежели в них постучаться,
другой кто-то, верно, откроет –
не-братец с повадками братца,
лицо его — вечно рябое


***

будущее видится мне прозрачно и просто
в промежутках между срывами и мелодрамами
я ращу волосы и бессовестно улыбаюсь

ждать - это весело
нежно
мучительно

но я умею не ждать

жизнь непрестанно урчит
подобно хитрому пасхальному котофею
прозревшему воскресенскую праздность хозяина

я ничего не теряю
расчесываясь против шерсти

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah