| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Федор Бусов

печатать   Некоторые новые стихи
редактор - Василий Бородин



***
Пастырь, дудою движение вод осторожно
чистых, текущих меж ив отрази и сигналом
медным – ручья кожуру, каменистые кости
скрывшую, жамкни –
мрамор истерзанных бедер, костей почерневших,
вскрытого банкою лона Лукреций и Сцевол,
Регулов, долгом пронзенных, разбитый в осколки,
рядом раскидан.
кони, сотрясши треножник из бранной корысти
слитый, что сбросил в потоке раскосый владыка –
битв конвективной фунчозы рассыпавши злато,
ряской покрылись.
Звёздною сыпью болезнь на печальном зерцале
выйдет, когда под напев осциллирует мерно
рыбье ребро и малиновой выросты плоти
в консульской тоге.



***
Пораздумай: под барочной фанерой
комода с маршальски обагренным усом
трупик мыши
подраздутый.

Над флюгером
птицы красная глина застыла в свисток
железка ветра ветви
обрубает.

Герметично
куски мозгового студня
в дупле изумрудной попоной
устланы – смекни-ка, Пегаса
кормчий.



***
Точеная с щёлками –
быстро мокрицы снуют –
балясина беседки в саду –
затылок пророс колосками.

Под палевым волосом
энцефалит осядет
в сосен сонме сребробородом
на круглом холме.

Раковин спирали
вплющенные в гексагональные
сформованные протерозоем
друзы – жил развилки,

на тропах смолистых
месяцем ногтя
вжатые в темя
клещей спины.



***
Дария прядает конь малахитовым ухом,
гнется измокший пергамен. У края оврага
серый слетает плюмаж. Никнет сизое знамя
при Гавгамелах.
Плющится глаз от косого дождя, утаивша
марево всадников вкупе с покинутой рощей.
Скифскими кликами хриплыми выси раздрались,
влажные крупы
войлоком таволги крытые через меандры
плавно скользят на восток, и с блядями обозы
в дыме и гомоне сребродоспешных жующих
пыль гиппокампов –
феррогемоглобина порфировый вечер
царский висок обнимает под медною каской,
рана слепляет седины базальтовой коркой,
следом от стали –
кольца хвостов убегающих на конвективных
саблях дамасских, небесным оксидом разящих
легких извивы и мозга жемчужную кладку
варвара-перса.
Рёбра кальцит волосами хвоста обвивает
конского, косо струясь по холмам и изгибам,
палевой кожей пергамской наказа царева
скрученным туго –
чад от костров на границе старинного леса,
ходят медведи под мутно сребрящимся сводом,
конницы лязг гнутобедрую гонит дриаду
внутрь государства,
бычий топорщится глаз на столпе, каменея,
ил, что разогнан копытами в небе немирном,
взвившись, улегся песчаником балок дворцовых
над головою.



***
Знойные роботы – баронессы вышли из тоннелей,
мертвые корни кипящие воды ласково согрели,
трубы стволов в рощах направлены на котёл собора,
краски ноги дриад окружают на голых просторах.

Утки чертят облако газоразрядной десницей,
в кронах железной коронкой стоит и синица,
агнец в ручей пивных банок глядит Нарциссом,
тихие туфельки погибших детей порхают вибриссой.

Бормотание капителей от пруда отскочило,
крошечный муравей оглянулся, неся кусочек спила,
лапа черноухого пса сминает вечернюю траву
сквозь поле и сквозь спираль в темном рву.

Гудит трансформатор под синим глазетом ночным,
трубок странников-геодезистов курится дым.



***
Моя молодость облезла портвейна порфирой,
атласом кресел, молотом, серпом,
политической картой пожухлого мира,
трепещущей на кронштейне в доме пустом.

О, лавр набекрень надетый, мокрые кони,
небесной нитью вены вьются, и вата
бороды, обмерзая, хрустит под рукой от погони,
желтым глазом из аркбутанов лесных хитровато

кто глядит – волк? Разбросали яшмы
на пригорке. Глаза инсультных генсеков
пятки, щиколки дразнят. Крабом на пряжке
капилляра извив прикрывает дремотное веко.

Мой тигренок елозит спиною о черные пальмы,
охру лапищей мягкой тихонько давя.
Мы купили комплект югославский двуспальный,
шар правосудия багровеет, дивя

лепрекона, в матово-жёлтых ногтях зерцало
везущего в экипаже с буклями в проблесках сала
сквозь вержеры, равнины, овраги и понтюзо,
замок, реку, плацкарты, СИЗО.