RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Алексей Торхов

НЕтакаяЗНАКОМКА, как хотелось.

22-10-2004





1-ый цикл стихотворений из книги [Чайная пауза перед блюзом]


[1. Растерянные глаза]

Растерянные глаза.
Равнодушьем расстреляны.
В большом суетливом городе –
на асфальте расстелены.
Летят сквозняком по улицам.
Странники.
В карманах подъездов шарят.
Кар-кар!- карманники.
Асфальт расчерчен на классики.
В них прыгают взгляды-чертики.
А мы – современники.
Нас – черкают…
Размазанные глаза.
Зареваны.
Не успеваешь сказать
даже <А>, подумав о <За>…
Распуганные глаза –
толпящимся <Кыш!> заплеваны…
Нас Время – серпом по <Ятям>.
Послушав лишь <Аз> и <Буки>.
Бывает…
Из тысяч <Еще> вылепив <Хватит!>,
тянутся к бритвам руки.
Сбривают.
Вместо щетины – вены.
А с ладоней – линии жизни.
Вечность, окликни, когда устанешь.
Свистни…
Однажды смолчат тормоза.
Не взвизгнут.
Но кто-то должен быть <За>?!
И что-то должно быть за…
Той-чер-той…
Той-пус-той…
В толпу – стой!
Глаза…
Затолплен вокзал толпою.
Рядом.
Затоплен город.
Как печка.
Поленьями взглядов.
Чадят своим страшным ядом
Непониманья…
И снова в прикупе – Ночь.
В ночи проплывают зданья.
С глазами горящих окон.
Допрыгнуть бы!
Нет…
Высоко..
А вдруг там, все-таки, люди?!
Осудят…
Подвзглядыванье разбудит
в их однокомнатных душах
Нечто.
Которое душит.
Напоминая Совесть
(чем не намек на повесть
о человечке не настоящем).
Серой косматой зверью
или же просто – Серым -
выскользну.
Свое <Я> – распну
на последней странице Аз-Буки.
Опустевшие руки.
Взгляд свой захлопну, как двери…
Кто вам сказал?
Верю…
Растерянные глаза.
Вокзал бывает однажды.
Боль.
Зал.
Бегства жажда.
Ее утолить.
Простить?!
Двигаться иль бежать?
Сжать.
Ни чтоб сохранить.
Чтоб не успело заныть.
Растерянные глаза.
Растерзаны…


[2. Бес Ребров]

Чувство.
Запоздалый грач.
Не успевший на холст Саврасова.
Бес Ребров – близорукий врач.
Преуспевающий.
Кассовый…
Вместо вены попал в ребро.
Се-ре-бро!
На щетине…
Очеловеченных - жизнь скотинит.
Из ребра лепит конфетку.
Подогнав под параметры Евы.
Хоть грудная, а все же – клетка.
Девяносто.
Еще девяносто.
И шестьдесят…
Где вы?!


[3. Странная симфония]

Слово еще на губах.
Вкус его – солон.
Но, разбежалось, и – ах!
Соло…
СИМФОНИЯ.
<Хлеб да Соль-мажор>
для «Форте» пьяного со скрипом.
И я…
Улетают звуки на юг.
Построившись в клин.
Я – стажер.
Все начинается вдруг.
Особенно музыка странная.
Ранняя…
Цокают ногти по клавишам –
не стреляй в пианиста.
Ранила!
Это – не пуля.
Это – музыка чистая.
А вдруг – оркестровая мафия
<отмывает> грязные звуки?
Трудно быть скрипачом.
Руки!
Вымойте руки.
Чтобы скрипелось чище.
В приструненной нотной чаще.
Кто-то большущий сыщет.
<Аще> кому <хотящее>…
С позолоченным нимбом.
Без пятнадцати шестисотой пробы.
С ним бы…
Обнаженной душой в сугробы.
Будто на спор.
А в печальных глазах – укор.
СИМ-ФО-НИ-Я.
<Хлеб да Соль-мажор>…
Входите! Кто там?
Не я…


[4. НЕтакаяЗНАКОМКА, как хотелось]

НЕЗНАКОМКА.
Ева.
Переводится – <Жизнь>.
НЕ такая ЗНАКОМКА, как хотелось.
А чего же тогда именно?
Кроме взглядов слева.
Занывшего имени.
Слов?
Может – тела?!
Может, все же дерзнешь присниться.
НЕ такою ЗНАКОМКОЮ.
Первый сон, как водится, - комом.
Комкаю…


[5. Театр одного актера]

Как все достало!
В Сраматическом Малом театре.
Ну, очень малом…
Имени Неизвестности.
Играю свои рок-н-роли.
Вот список:
- Мучитель словесности.
- Ученик в предвечерней школе.
- Библи-аптекарь, лечащий книгами.
- Считатель, что «почему бы и нет».
- Торговец карманными фигами.
- Некто, уходя-гасящий свет.
- Смеханизатор смешных механизмов.
Не помогающих в жизни,
скорее иначе…
- Дожидающийся от Жизни сдачи.
- Просто Мужчина.
Без веской причины.
На всякий случай – с причинным местом
(номер 12 в ряду седьмом).
- Гном.
Иногда так жаждущий Белоснежку-невесту.
Ну, хотя бы, одну на семерых…
- Маленький штрих.
К биографии поколенья.
- Хозяин собственной тени.
- И Нехозяин Слова.
С ним тяжелей, чем с тенью…
- Ратоборец в сражении с Ленью.
Счет по партиям – 0 : 508…
…Осень…
В театре моль доедает занавес.
Одним искусством сыт не будешь.
Роли раздают на вес.
Раздающие роли люди.
К одной тяжелой – две полегче.
Невыносимых, что давят плечи, -
Всего лишь две.
Быть Человеком.
И быть Собою.
Я вновь, их играя, забыл слова.
Но, даже у Вечности бывают сбои.
Наважденья.
Один из сбоев – твое Рожденье.
И всю жизнь борьба
За его отмену…
Выдавливаю раба.
По капле: кап… кап…
А в театре – спектакль <Перемены>
опять переносит свою премьеру,
не покладая натруженных лап.
Вместо нее - тренировочная премьерка.
Как примерка.
Для наложенья заплаты.
С водяными знаками <Вето>.
И бесконечная корректировка даты.
С резолюцией: «Конец. Света»…
Вырываюсь из лап системы.
До боли…
Играю свои рок-н-роли.
Вгоняю подмостки в <драйв>.
Скука в режиме <Демо>.
Чтоб мне так въехать в тему,
Как въезжаю полжизни
В двухкомнатный Рай.
Чтоб мне так въехать в Тему!..


[6. Психотропные люди]

Бредом все обнято.
Свет преломился.
В районе небоскребов–призм.
Терра Инкогнита.
Стеррва Инкогнита.
Терра Ризм.
Земля Неизвестная,
ставшая пухом.
Полнится Терра слухом.
Молва их один за другим рожает:
- А те, кто взлетел заодно с этажами –
В тот же день долетели до Рая?
- А мне померещилась ангелов стая…
- Остальные рухнули до самого ада?
Не надо!
Помолчим…
Не имеет Беда национальности.
На минор – переключатель тональности.
Милосердием пусть этот мир разродится.
Восковые слезы «от Богородицы».
По щеке свечи…
Время свои обороты сбавило.
Все разлетелось к е… Бену Ладену.
От Нью-Йорка до Баден-Бадена.
Взгляд закровавило.
На глазах от бритвы полоски.
Отголоски.
Эхо – на окраине Коренихи.
Психи…
Психотропные люди.
Ну, знаешь, такого не было.
<Будет!..> -
Усмехается криво
наиболее отличившийся Бес.
Получает нашивки За классность>.
А на служебной вывеске взрывом
оторвало приставку <Без…>
Читаю – <Национальная … опасность>.
Пощечина Службе неуСлежения.

Выходи любой…
Угоняй лю - <Боинг>…
А в опустевших фамилиях - жжение?!
Боль…


[7. Пробоина выше линии Снов]

Накрыло!
Пробоина…
Выше линии Снов.
Вот-вот туда хлынет Явь.
Это – остервенелая Любовь.
О себе заявляет:
<Я!!!>
Где ты, стерва, шлялась?
На улице – Ночь.
Расцеловал словом влажным.
По всем падежам…
Прочь!
Тебя и всю твою стаю…
Бывших друзей по длинным ножам
долгую ночь считаю.
Снежинкою таю.
От касания,
отравленного теплым ядом.
Нашла героя награда.
Пробоина…
Пытаюсь зажать.
Рана – в ладонь.
Как бы сердце не выпало на…
А любовь умеет рожать
что-нибудь кроме муки?
Из пробоины капают в руки
Стихи…
Воздаяние за грехи.
Или же приношенье.
Сны моргают, как дети
За миг до слез.
Поздравляю с Днем выРожденья!
Тенью.
Влюбленною тенью
по лестницам свое чувство нес…
На каком этаже я?
Кто-то скажет: <Не знаю…>.
А кто-то: <Сюжет – не нов>.
Отвечу, немея:

Наложите жгут выше линии Снов.
Не так высоко…
Это – шея.


[8. Душа в футляре]

Футляр.
Одиночная камера
С бархатом стен.
Упрятали скрипку руки
Беззвучные…
Плен.
Пытка беззвучием.
Звуки?
Пока с ними туго.
Пока никак.
Понимаешь, скрипка, в чем дело…
Семь нот – это свято.
Это – твой Зодиак.
И все же – хочется тела!
Фигляр!
Одинокий скрипач.
Ласкает печальную шлюху.
Той рукой, что касался музыки.
Седой юбиляр…
Гладит.
Словно ведет по грифу.
Изгибы тела, как волны.
А под кожей - таятся рифы.
Полно!
Постой…
Я беременна Музыкой.
Как ты можешь делить нас
с Той?
Терпкий настой.
Тишины с канифолью.
Слезы капать по вкусу.
Вкусим?
Не плачь…
Он – другой.
Он - не палач,
А выбившийся из пульса, из ритма, из жизни,
из музыки
скрипач…
Полоскою узенькой
Лежит смычок.
Взлетает
сменным ножом гильотины.
Но смычком не вскрыть себе вен,
Не перепрелюдить аорту.
Все тает с последним аккордом.
С последним звуком тает…
К черту!
Какой все же дьявольский плен –
гладить скрипку,
мечтая о Еве…
И лежат два футляра,
исстрадавшиеся во чреве.
Древесный
с бессмертной душою музыки.
Телесный
в образе лярвы,
в котором тоже - душа
глотает беззвучные слезы.
А звуки -
череда сладкой муки.
Расцветают как розы.
И колют как розы.
Не рви!
Просто живи
ими…
Отзовется распятое имя
На перекрестьи сомнений.
На том, что лежит пластом.
И том, что уносится ввысь…
На том…
Давящим крестом
расходятся две дороги.
Та, что зовется Жизнь.
И та, что грезится Счастьем.
Одной из них – мало,
а две –
разрывают на части,
вонзаясь гвоздями в запястья…
И, унося за пределы,
снова звучит в голове -
Музыка.
А взгляд
все тянется к Телу…


[9. Посещение Небесной Канцелярии]

Вижу дверь.
Табличку несъемную.
Буквы выведены коряво.
<Прием – с Нуля часов до Нуля минут>.
Кто последний в приемную?
- Я…
- И ты, Брут?!
Бог снова в творческом отпуске.
И.о. Господа – Дьявол.
Ждут…
Толпится люд в приемной.
Кто-то крутит приемник.
Волнуются посетители.
Невозжелатели.
Ненавредители.
Неукрадители.
Несудители.
Не…
Не…
Не…
Висит на стене
Лик Несвятого Иосифа
в НКВД-шном кителе.
Говорят, – получился как в жизни.
Желающих повспоминать – только свистни.
Никто не свистит…
Здесь как-то не принято это.
То ли Бог не простит,
то ли денег не будет
до самого Конца Света.
А Дьяволу - по приколу.
Покусывает кончик хвоста
и все листает <Плейбой>,
И бормочет:
- Не та… не та… не та…
Ему, в принципе, по-барабану,
кто из посетителей чего хочет
(кстати, барабан вместо рояля – в кустах).
Просто нужно принять для плана
пару сотен…
И еще для себя –
пару раз по сто пятьдесят
(причем, уложиться до ночи).
А потом – простое меню:
на раз – врат
(от преисподней
и до самых Небесных врат),
а на второе – одеться попроще,
под седого бомжа.
И ну, шнырять по помойкам
человеческих душ,
расчленяя их без ножа…
Такой вот контрастный душ.
Для желающих напрочь отмыться
От небесной голубизны.
И зарыться в приятные сны
О гениальном злодействе
(выражающемся хоть в действии,
хоть в бездействии)…
А в приемной – очередь закипает.
Уже виден пар.
Словно именно здесь и сейчас – нашествие
начинающих аватар…
Здесь те, кто не млад и не стар…
Шельмы толпятся, чтоб пометили.
Гений - чтобы заметили
и взяли на небо до срока.
С гениями – морока…
Священники прут гурьбой
согласовывать тексты молитв.
А я – еле дошедший.
Сам собой.
Как городской сумасшедший.
У меня – болит…
Здравствуй, товарищ И.О.
Слышишь -
во мне ворочается Вселенная.
Изнутри звездами колет.
Материки расползаются, как мыши.
И тоже – с болью.
- Только то и всего?
- Да нет…
Я уже научился <Да будет Свет!>
И, представляешь, – включается свет.
Правда, пока – в холодильнике…
Но опыты продолжаются.
Вот только больно рожается
что-нибудь стоящее…
Каждой твари по паре – запросто.
Они-то, как раз, возникают
одна за одной.
Мелькают…
Что еще?
У меня не выходит главное –
сотворение Человека.
Тут – сразу сбой.
Хоть уходи в академический запой.
Или в нытье…
Кройка еще так-сяк,
а вот шитье…
Никакой демонстрации.
Одни репетиции.
Получаются некие монстрики.
Бродят внутри толпой.
Струну заденешь, – звучат не гордо.
Чуть что не так –
готовы дать в морду.
Хоть опять создавай милицию…
Усмехнулся Дьявол устало
И, вместе с тем, сладко.
Обнажил облюбованный кариесом клык.
Молвил:
- Притягивай за уши.
И – внакладку,
коль не выходит встык…
Нет-нет, это – по Франкенштейну.
А мы не такие,
у нас – Двадцать Первый Век.
Если календари не брешут.
У нас – проект <Человек>…
- Ну-ка, ну-ка, -
Раззабавился Люцифер:
- Не наигрались в <Лего>?
Теперь играете в <Эго>,
вернее в его <Альтер>…
Интересный случай…
Куда же тебя девать?
(и длинный
порнографический ряд синонимов
в которых главный участник
чья-то развратная мать)…
А потом прошептал с улыбкой:
- Подожди, пока я – до И.О.
Тебе – до Него.
С такой-то душевной болезнью
как творчество Новых Миров…
Диагноз опасный и зыбкий.
К бесплодному ожиданью готов?
Всегда готов…
Что ж, буду ждать
Второго Пришествия…
Только Кого?
И Куда?!
Проклюнулась снова Звезда.
Уколола под левой лопаткой.
И все-таки – это так сладко!
Когда их опять зажигают…
Когда?
Какие наши года…
Буду ждать Второго Пришествия
Творчества.
Небуйного сумасшествия…
И, сошедши с Ума,
(стоящего, между прочим,
как минимум -
на должности Начальника Штаба)
в диапазоне масштабов
<SUMA & TURMA>
буду втайне
предаваться своей Государственной тайне -
разукрашивать Черно-белый мир,
как не сотворенный сам для себя
Кумир…
И мелькнет Искра Божья Творчества…
И вот тут-то – нюанс:
тебе снова, может быть и Последний,
дается Шанс.
И главное, - не попутать эту Искорку
с Той…
С совершенно левой.
Внезапно сверкнувшей.
Случайной.
Прохожей.
Ни на кого ни похожей.
Незнакомой.
Исходящей.
И тут же входящей.
Падающей.
Без желания.
Исполнять желания.
Безымянной.
Звездой…


[10. Осенние звезды]

Октябрь,
не нужно совета.
Дай вспомнить –
вчера было лето…
А потом кто-то выключил свет.
Нет.
Не так…
Сначала – был Знак.
Пятиконечный кусочек клена –
Лист.
Влажный и важный,
и даже влюбленный
в себя.
Эгоист…
Упал не куда-то, а мне на ладонь.
Не успел отдернуть.
Пришлось смахнуть.
Померещилась какая-то муть.
Не люблю,
когда что-то падает на Линию Жизни.
Ну, разве звезда,
чтобы посочинять желания.
Что да, то да…
Но, в том то и дело, -
Его пятиконечное тело
напоминало как раз звезду.
Светло-желтую, раннюю.
А на меня
вместо исполненного желания,
как наказанье
за негостеприимство –
обрушилась Осень…
Поздно кричать: <Милости просим!>
Поздно…
Брожу.
Идентифицирую звезды
в каждом кленовом листе.
И в этой кажущейся простоте
проступает эскиз Мирозданья.
Как в тумане – вечерние зданья.
Я – один.
А вокруг только звезды
В осенней грустной Галактике.
Считаю… Для профилактики.
Иль для статистики.
Не протолпиться от них.
От этих пятиконечных.
То ли звезд, то ли листиков…
Но, запал в душу маленький штрих.
Как след поцелуя на льдинке, -
в твоей,
недолетевшей до ладони слезинке,
ей богу,
переливается недотрогой
крошка-звезда…
И я шепчу: <Да-а-а…
Я, пожалуй, люблю тебя, Осень…
И по-своему рад.
Извини…
За что?
Ну, хотя б для начала,
за растерянный взгляд…


[11. Опоздавшая грустная Фея]

Осень…
Не пришла, как обещано – в восемь
ноль-ноль.
Опоздала.
Ситуация: <соль> плюс <рана> равняется <боль>.
Приперлась - в девять ноль шесть.
Ваша, честь…
Отсюда и до вокзала
От силы – минуты две.
И что у Вас в голове?
Вы же не на свидании,
Вы – на службе…
Кому это нужно,
чтоб срывалось Главное действо -
фейерверк листопада?
Скажи, кому это надо?
Кто постоянно вредит?
Кто не хочет глядеть изумленно
на этот салют изо всех стволов
враз погрустневших кленов?..
Ладно, Осень, входи…
Ты – последняя, кто видела Лето.
Его прощальные слезы…
А ты подумала о поэтах?
Им же катастрофически не хватает слов,
чтобы лелеять грезы.
Чтобы шептать <про Это>.
Листопад.
Листопадшая женщина.
Ты - прекраснейшая из музык!
Подбрось-ка еще листьев в небо.
Пусть сражаются за венок сонетов
<Первому, соблазнившему Музу>.
А не за комплексное меню:
<Зрелищ и Хлеба!>.
Входи…
Бульвар наконец-то стал «желтым».
Как пресса.
Багряным.
И пьяным.
Пьет каплю за каплей дождинки.

Вырядился, как франт.
Словно провожает в армию листья.
В десант.
Смахивает слезинки…
А ты, – как пока неизвестная
Жорж Санд,
пишешь чудо-слова несмело.
Пальчиком.
По моему заговорившему телу.
И я затих восхищенным мальчиком.
Распластался, как лист.
Лежу.
И слежу
за движением пятипальцевой ручки
или души…
Не останавливайся, – пиши!
Я никому не скажу,
моя озорная писательница.
Касательница
самых щемящих тем.
Не скажу – ни этим, ни тем…
Не скажу…
Осень посидит для приличия
и уйдет тихонько, чтоб не будить.
Забудет плащ
и знаки отличия,
и Орден Большой Упавшей Звезды,
что носят на левой груди…
А ночью,
наконец-то нащупав путь
в галактику
Твоего Возбужденного Тела,
прошепчу все спутав,
полусонно и полунесмело:
- Заходи в гости, Осень.
У нас нет замков
и дверь без скрипа.
Зато дом, словно светом,
Наполнен музыкой.
И всем, что связано с ней.
Не переслушать невидимых скрипок!
Ты войдешь…
Разложишь свои трофеи,
захваченные у лучших дней.
И будешь их влажной рукой
гладить, любя.
А я просто спою тебе песню
про чуть-чуть опоздавшую
Грустную Фею.
И ты,
наконец улыбнувшись,
в ней узнаешь
Себя…


[12. Человечек]

Чело.
Вече.
Переполнен лоб
толпою гудящею.
Чело-
Вечек,
Заживи
по-настоящему…

Пчела.
Вечер.
До тьмы бы
успеть в свой улей…
Чело-
Вечек,
Жизнь пролетает.
Пулей…

Пуста.
Прости.
Все по-прежнему -
Та же…
Уста-
лости
горький мед.
в соты многоэтажек…


2001 г., Николаев
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah