RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Марк Григорьев

конец курсива

01-10-2012 : редактор - Тимофей Дунченко





мелькает детство
бесконечное моё уральское моё ежедневной смертью пропитанное
безголовая курица прыгает по двору
похожа на мальчика пустившего в себя шприцом
дельфинов или еще каких рыб под кожу
он тоже много бегал
по нашему каменному острову
куда там убежишь


***

узнаваемая мелодия излечит любой сколиоз
быстро недорого без смс
случайно на улице в любой мороз
маленькая неказистая копия
пародия на Арбат
Малую Садовую
Вайнера и Кернтнерштрассе
step by step
step by step
здесь всё твои отпечатки и твои следы
на каждом кирпичике
обледеневшей мощёной брусчаткой улицы


***

девочке с напалмом

а я говорю – пойдем поебёмся прямо сейчас
без разговоров о будущем страны
о политической ситуации
о гражданском обществе
о внешней политике
просто поебёмся
молча

и ты мне что-то говоришь в ответ

а я говорю – знаешь, подумалось
ведь мы учились ходить одновременно с нашей страной
вставать с колен чтобы снова красиво упасть
и уйти в трясину кризиса среднего
неожиданно наступившего
пойдем

и ты мне что-то говоришь в ответ

а я говорю – пойми, я за тебя боюсь
за два восемь два
двадцать точка два плюс девятнадцать точка три
и твое лицо на победном знамени
ведущее нас в очередное хуй знает куда

и ты мне что-то говоришь в ответ

я сплевываю три раза через плечо
повторяю своё предложение и мы куда-то удаляемся


***

Ольге

рисую циркулем
на карте города
радиус поражения
определяю точки вероятного удара
возможного противника
вычисляя свои шансы
чтобы заранее решить для себя
сгорю я заживо
или выберусь из под обломков убежища
обожженный слепой и блюющий
хибакуся XXI века

а если сирена найдет меня ночью
в своей или чужой постели
что я тогда буду делать?
напишу в твиттер слово «пиздец»
позвоню тебе
оживив мертвые сотовые сети
или же выйду на балкон
любоваться попытками
предсмертного промискуитета
напоследок почесывая свой вуайеризм?

столицы сгорают первыми
периферия живет еще около часа
за это время я успеваю попрощаться
с моим ярмарочно-купеческим
и твоим портово-наркотическим


***

густая, красная буква "ю" распласталась у меня в глазах и задрожала
©

I

Венечка умирал, а я рождался
Вернее, хуй его знает, умирал я или рождался -
оргазм это вообще какое-то пограничное состояние.
Но буква была, только не "Ю", а "Ы".
Большая такая, сочная буква "Ы"
с красным контуром
на стене Мастерской

Это было первое, что увидел
открыв глаза
в тот момент
когда мир обрел мало-мальски различимые контуры

Я взял эту букву в руки
надел на себя
сожрал
снюхал
стер в порошок
вдохнул
скурил
обмазался ей
втер ее в десны и глазные яблоки.

Наверное, я даже на время сам стал этой буквой.
Вполне возможно, что до сих пор ей являюсь.

II

думаю
что многим мужчинам знаком волнующий момент
когда ты едешь
взволнованный и окрыленный
долго едешь, потом долго идешь
не менее окрыленный
легонько подпрыгиваешь да и вообще летишь
как на крыльях
ходишь под ее окнами,
под дождем
между деревьями и мелким кустарником
совсем уже окончательно и бесповоротно взволнованный и окрыленный

собираешь свои вещи
которые эта сука выкинула в окно


***

я уверен в одном лишь только
когда она идет уверенно медленно
заглядывает внутрь своего плеера
воздействуя на известные лишь ей
сочетания цепей электронных
в скобках инверсия в предыдущей строке
допущена исключительно с корыстной целью
избежать рифмы скобка закрылась
курсив не получилось конец курсива
так вот
я уверен что только тогда
нам не грозит ничего
трамвай полуночный
шальная пуля
нашествие саранчи
и прочие опасности современного города


***

курсив N.B. конец курсива

Вот что
пойдем танцевать
мой личный epileptic dance
пляску святого Витта
и прочие независимые
будем вместе искать
выход из норы Полифема
как пел
параноидальный
маниакальный маленький человек
большого города закрытого
страны где все по рубль двадцать
колбаса билеты на футбол бляди
и прочие радости жизни

а я споткнусь о твой запах
улыбнусь и пожелаю удачного дня
удивительным образом
оставив
кусочек
на своей одежде


***

конь
красный летовский
звездопадный поздний шугейзовый
копытом бьет
высекает искры
из сухой каменистой
солнце – колесо поджигает
и тащит на небо стирая подковы
золотые ржавыми гвоздями подбитые
громко ржет

а далее я проснулся
мрачный размытый прекрасный хуёвый
в скобках значок копирайта Саша М.
прикурил от солнца
передал десяток приветов
в общем, начал жить полноценной жизнью


***

неоднократно замечал
точки
от капель солёной воды
мутируют
растекаются по листу
отращивают хвосты
превращаясь в запятые

а слова
слова и куски текста
заготовленные специально для такого случая
искажаются до неузнаваемости
переводятся в азбуку Морзе ветра с реки
заречного


***

здесь каждая дура
знающая толк в культуре
читает журнал Селедка
Париж 68-го
Киноцентр Рекорд 2011-го
как много всего бывает в твоей жизни
когда Саша Курицын
улыбается лажающему микрофону в Безухове
девочки надеются
все всерьез
новая песня Zaz
как раз про это


***

переводить Азиса с болгарского на румынский
я не люблю румын
а к болгарам отношусь как курортник
всякий фрик на этой провинциальной сцене
наша последняя конвульсия
и на самом деле все очень серьезно
так же как и экзистенциальные поиски
французского блэк-авангарда
все идет в одну сторону
буддийская шестеренка вконтакта проворачивается


***

Александру Колесникову

за ритуалом инициации следует
повесть о шаманке Ни-Сань
после жертвоприношения
экстатическим пением
ударами в бубен
пляской
доводишь себя до исступления
познаёшь своё естество

прыгнули ночью
четверо
casual as usual
кроссы на белых шнурках
ударами в бубен
криками
приводили себя
в состояние глубокого транса
рабочие окраины провинциального русского города
здесь вам никакого кокни
никакого хардкора
только живёшь по хардкору
и возвращаясь домой
промозглой осенней подворотней
остаёшься бдительным
чтобы не получить в ебло


***

и снова Урал
восьмилетний Марк выглядывает из окна
смотрит на хмурый индустриальный
где песочницы радиоактивного черного
блестящего песка
от него, знаешь, пальцы становятся будто мокрыми
как после купания съеживаются
Марк играет в шахматы сам с собой
строит выдуманные империи
воображает себя персонажем
историй
Кэрролла или Оруэлла
исключительный герой
в замкнутом пространстве
мертвого пятидесятитысячника
вечного города юных
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah