RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Виктор Качалин

Записка побегу

01-10-2019 : редактор - Женя Риц





* * *

1
От лета отпала утварь
горящих лесов,
пустимся в ней
по любому наводнению,
пока в облаках меж ног младенца
пролетает самолёт
с запоздалой помощью
памятником будущим
жертвам прикосновений.

2
Гречку перебирали
и пели о маме,
крестиками лет
вышивали окошко настежь.
Выкормленный лучом
заселяется в яме, где режут
за малейшее неповиновение,
чтобы душа
побила прозрачным градом.
Записка шиповнику
Всё возможно, а хочется быть.
Вот и губы расшиты,
и земля пухом легче Пешитты,
свет начинает её нести,
а затем отрицает, чтобы спасти.
Солнца оркестр,
не выносящий соло,
подносит к губам твой крик
до того, как возник.


* * *

Битвой лета
охваченные под дождём,
шли на приступ,
теряясь в отражениях тел,
узнавая в каждом себя,
осушая болота лбов
до невидимого света.
Всё так быстро свершилось,
а шиповник расцветает и дальше,
в неустановленном месте любви.

Записка до встречи

Очевидные чечевицы
на глазах
приближающие вещи
и усиливающие свет
вплоть до полного головокружения
отшлифованные тонкими руками
монотонными движениями
в тишине
Вырвем их или сбросим
жжет от них и пылает сфера
закроем твои глаза
связкой выклеванных подсолнухов
так темно, что круги не плывут под веками
радужным обсидианом
из-под надзора век
вынося море


Записка лодке

Всё пройдёт, и настанет смерть,
растекающаяся утром,

собирание
сердца на остановке дыхания

в тени рыб под водой
или лодки, что давно гуляет в раю


Записка утру

От снега до снега
сверкнуло лето,
океан во рту обратился в камень,
пока фонари с изнанки дождя
обнимались с глубоководными рыбами,
мы уходили глубже
в испарине жемчуга,
вкушая друг друга
осторожно и пылко,
а когда всплываем в пузыре утра,
мир без окружности разрываем.


Записка на исходе августа

Помнишь, к исходу августа
звёзды кричали в саду нам:
- Эй, уймитесь там, на болотине!
Ирисы с гладиолусами,
чеснок и дельфиний ум
не смотрели кино,
снимаемое в нас самих,
и когда мы сливались
каплями на их языках,
они обнимали небо,
отправляя на отдых
время, сжатое бугорками.
И казалось так просто
не-
прикасание,
когда Альтаир смеялся,
Мицар и Алькор сияли.


Записка дому

Ангел встречает душу
с чашкой горячего дома в руках:
- Выпей покрепче покров твоих полей.
Чуть пригубила, и ангел
заново её размешал, дотемна
в неё спустились цветы,
скошенные за лето.


Записка мячу

Пропах сухими листьями
и светом
стал замечать ежей стеклянных
жарой пропахан, и неясно
где жизнь
земля уходит от ответа
отсечена любовью
в танце голова
А день застыл. Несозерцаем.


Записка кардиологам

Что вы режете,
там же сердце,
там же тьма всего нерождённого.
Что вы моете,
там же сердце
островок всего
перевыброшенного из жизни
и кидаемого обратно,
исходящего вон сиянием.
Что вы строите,
там же сердце,
так оно и есть в середине,
в подоснове всех перекладин
и имён,
высоко прибиваемых.


Записка осенней пыли

1
Прощение обид?
Но слышишь, воздух
впивается всецело,
уходит, когда захочет,
его не своровать –
а задержать дыхание
даётся тем, кто сгас
задолго до того, как родился.
Осенний запах пыли чуть тронутого времени
пробьётся мигом.

2
Пыль вытряхивается в окна
в глаза другим.
Коврам, таким прочным,
выбиваться ночью,
горюнам - дым,
на плечах - и свежесть, и гарь,
небо свёрнуто,
стало иным.

3
Очень долгое время
я не знал, где ночует время –
то ли в солнце бессонниц,
в пустотах рябин,
то ли в кабинах пилотов –
а днём в бесшумных прыжках
стрелок метро –
теперь время ночует
лишь у сердца внутри и везде –
остывая, любя, клин клином
гоняя в воде.


Записка в саду

Е.Ю.

Всё может случиться здесь и сейчас,
и всё равно надо ждать бесконечно долго.
Бог стал ребёнком и светит мне в глаз
отблеском духа холода тонкого
прямо сквозь откровения тополя.
Ворота без ангелов и украшений
выводят стрелку обратно к кольцу,
осталось дождаться сжатия тёплого времени.
Я видел на греческом блюде
дельфинов, кружащихся вокруг центра.
Самоубаюкивали они себя
или себя познавали?
От сегодняшнего светлого неба –
самоопустошение или пространство?
Словно стоишь в саду,
где яблоки все посбирали
и одно оставили на земле.

Август – сентябрь 2019


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah