| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








Детальное описание рыболовный форум на сайте.



Олег Шатыбелко

печатать   и так далее





во-первых, [пролог]

вот только не надо
смотреть на меня ТАК.

так –
как будто вы все про меня понимаете.
на меня:
пьющего утренний кофе;
бредущего на работу;
медленно уходящего ночью из дома
женщины,
жившей моим безумием;
лжесвидетеля
уличенного лжесвидетелем;
искушенного и искушаемого
нежностью, жалостью и стыдом;
на меня –
сидящего в темноте, на кухне
с –надцатой сигаретой в руке
и ждущего, ждущего, ждущего –
совершенного
в своем ожидании чуда,
совершенного
в своем одиночестве в ожидании чуда –

и тогда я тоже
не буду смотреть на вас ТАК.



во-вторых, [и т. д.]

устроили тут понимаешь семейный млин на двоих
чай пикник тихий приватный догвиль:
думали не найдут не спросят каких-таких
улыбчивых первомаев сидите как на ладони
как будто всего вам вдоволь?
будто кулак не сожмут зубы не стиснут?
к уху зажав поднесут -
слушать жужжат: муж к жене жена к мужу -
словно и тут вам вместо мир труд май труд
венеция ницца италия - потому что
я просто честно не помню с какого норд-оста
усамы среды четверга террориста
я швейцария мисс толерантность = биссектриса
ну и так далее -

потому что
боль превращает нас в атеистов
потому что боль обращает нас в атеистов
боль превращааает
боль превращааает
боль превращааает

в зеленых смешных человечков солдатов ислама
ма ну чего они все ходят все шепчут

а все эти гребаные подробности
все эти гребаные подробности

приносят нам догвиль дейли топ-новости холидэйс summer
брату сестре милосердия приговор без пяти
идите вы на фиг со своими вопросами мистер сталин
хотя интеллигентные вроде бы человеки
интересные в целом психологические типажи:
в детстве наверно кормили с ложечки: пушкин онегин
позже чехов есенин гоголь? вампилов? шукшин?
короче эдакий eau de colognе - cerruti плюс шипр
а теперь разбежались по спальным районам - vale:
дразнить друг друга вместо жених и невеста
трижды тридцать три раза - пьерооо травестиииии

просто мы не справляемся с подробностями
просто мы не справляемся с подробностями

ну и так далее: и так далее: и так - далее



в-третьих, [кукушки]

потом ей снится, что она кукушка,
и, что ее подбрасывают вверх
две девочки, которым очень скучно,
и вот она кукует изо всех,
летит, пока не падает на спину,
а кто-то маленький, секретный из нее
бормочется: «спи, девочка, ангинка,
кровинка, дичка, птичье радио мое»;


потом она пытается смолчать,
пока ее выводят на экзамен,
пока ее ведут под образами,
пока ее несут под небесами
из офиса до дома и опять,
и только эта сучка, точка, часть
кукует в ней с закрытыми глазами,
стоит, как оловянный, блядь, солдат
под смолкшими настенными часами,
молчит, горит внутри, как Жанна Д`Арк;

потом ей снится, что она мертва,
и, что по ней по нтв реклама,
потом ей снится, что она т(п)рава,
что больно в животе внизу, что мама:
потом она пытается понять –

я сплюне сплю, а кто-то сквозь меня
прошептывает, шьет меня насквозь:
«спи, девочка, я берег твой, авось» --

а понимает – просто это ночь,
а вспоминает – просто это дочь
проснулась и пришла к ним в спальню –
и простосон становится реальным:

что он теперь прошептывает двух
кукушек, обратившихся во слух.



в-четвертых, [метафизика односложных вопросов в процессах сжатия]

вопросы односложные типа «ну-ты-чего?ничего-все-нормально» –
сигналы воздушной тревоги – только они никогда не спускаются в бомбоубежище – и такая пауза глупая повисает: такааааая, что, конечно, они понимают, что, во-первых, как раз понятно чего; во-вторых, что вот именно не ничего; в-третьих, вовсе не все; а, в-четвертых, естественно, не нормально.

так они и сидят в темноте, точно птицы на проводах. только две маааааленькие пружинки – ну, как знаете, в детских машинках?; ну, в которых колесами задними по` полу несколько раз, а потом отпускают? – сжимались-сжимались, сжимались-сжимались – и сжались: светофор ли «желтый», коробка ли передач у них на «нейтралке» – остаются на месте, держатся друг за друга; встают на чужую тень; вжимают взглядом в кресло, в диван друг друга; вживаются в тишину другого; включают дворники разогнать немоту; выживают из ума, из себя что-то малопонятное, вовсе непроизносимое; просто выживают; вживляются в эту секунду – пока не разжимаются в одно слово: я-пойду-покурю-на-кухне-я-тоже. так и едутидут чуть ли не за руку.

а там? а что атам? та же нота про «ты-чего?ничего», только октавой выше. да такая, что и рояль кончился, и голос. да и нет там никаких нот. и не было: не видел никто, не брал, да и не пытался. ни, простите, в натуре, ни даже, пардон, в партитуре – это уже чужая земля, обеззвученная, ничья; внутренняя, если хотите, чечня: ах, пружинка, сжавшаяся, моя; ах, слезинка, горчинка, кислинка твоя; ах, наш обезумевший коэффициент сжатия, доведенный до ручки, доведенный до точки. тьфу на все, бля – короче, везде-то одно и то же: метафизика односложных вопросов в процессах сжатия.
ну, я же говорю: глупая какая-то у них, извините за выражение, нежно…



в-пятых, [вишневое шоу]

творил намаз вишневого варенья
на маааленькие такие печенья
и кормил что птенца
выцеловывал
женщину которую не
но которой
так боялся коснуться дотронуться
тронулся –
лед ко лбу лоб к стеклу шест на голову
сохранять равновесие вместе
так просто –
выспросить одними глазами:
аз-есмь-тебе-остров?
или аз есмь в тебе только точка печенная кроха?

а знаешь
мне никогда не бывало с тобою пло…сто:
а тут ты – лох-нежное чудо
а тут – вишневое шоу
так что мне хорошо ну
должно же мне быть хорошо а

хотя бы чуть-чуть-но



в-шестых, [всегда Сoca-Сola]

угу: а еще каждое воскресенье к тебе психолог –
цыыыпа-цыпочка-цыпа:

нет вы конечно две разные архитипы
те еще капризули тот еще порох
но в принципе
два сапога пара – сука вы пациент
потому что пока я вопрос сигарету из пачки –
вас уже нет
сбежать обернуться (вы)вернуться иначе
сидеть напротив ниже травы тише мыши
говорить то что хочу услышать
а мне тут пиши ваши угуки уловки кивки
а это просто неправильные поддавки
занятые гудки латиницей sms-ки кривлянье
короче полное свидригайлофф-детектив-шоу
причем в офф-лайне –

а_я_вскрытая_кока-кола
а_я_шипучее_горло
когда лыблюсьсижу медленный что дурак
денди лондонский – чай-сэр-вприглядку
потому что ну как я ему расскажу
объясни мне ну как:

каждую ночь ты стучишься мне в пятку
бродишь во мнеуходишь по ангельски по-английски
все шепчешь бормочешь словно тебе тут колядки

жухало ты блин блинский
жухало ты блин блинский
жухало ты понятно?



в-седьмых, [вооот]

давай слово «прости» убьем,
оближем губы, к вешалке отойдем,
как кутузов в тарутино.

будем там
высматривать издали,
как там они без него,
живы, дышат ли –
вооот.

давай жить в коро`бке,
в спичечном коробке:
там тесно, подробно,
зато там с кем.

приходи посмотреть в мой оконный живот:
там муха уснула, там ветер живет –
вооот.



и, в-последних, [простоживи]

а он мне и говорит: живи просто – простоживи,
не истязайся вином, виною не исходи,
оставайся, вася, спокоен, покоен,
не истери, медленно, правильно говори,
как М. Уэльбэк, словно Л. Коэн –
и все такое…

а она мне и говорит: ну было и было – и?
все ваша гребаная толерантность –
носитесь с нею, как с ручкой от сломанного стоп-крана,
выпросить иронию у судьбы – легкого вам пиара,
братцы-кролики, когда вы запроситесь
на руки каждой бляди дома, на улице, в офисе –
а вы запроситесь…

а мама и говорит: я не помню, потому что не больно
(не больно, не больно – курица довольна):
помню только – все носила вам воду в клюве,
все пила, поила, чирикала «даждь нам днесь» –
а теперь я девочка, дочка, я сноваюлька –
там, в принципе, каша есть – ты не хочешь поесть?

а я говорю: ма, потому, что они нас не любят –
все потому, что они нас не хочут,
да и мы их, в целом, в общем, не очень, и все такое, ма –
такими-какие-мы-есть:

мы – такие красивые и такие пьяные,
мы – такие пьяные и такие красивые –
ини и яни, яни и ини –
я скажу тебе вот что –
набожность нашей иронии – просто пошлость
(я не помню, когда мы такими стали) –
способность, простите, любить,
выродившаяся в сентиментальность.