RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Павел Финогенов

background

02-10-2013 : редактор - Женя Риц





* * *

гуляя в ноябре по скользкому мосту
я барбариску догрызал но рыб не видел
однако знал что мёрзнут зуб на зуб
в те дни и сосны за углом библиотеки
являлись теплокровными

я возвращался в общежитие
бросался к столу
и гробил вечер на письма
академика рыболову

"...каково быть начинкой студня
в который свернулся первичный бульон
холод вас любит
а я просто влюблён..."

если бы я знал тогда
солнечную историю
то сыграл бы её на берцовой кости
но пара мне за параграф
из учебника биологии

ближе к полночи шёл к реке
бросал листки в полынью
думал поймать немоту
но я не умел так открывать рот
чтобы молчание
вернуло мне время

часть сообщений сжигал не решаясь отправить
с тех пор не греет
никакое аутодафе

дед мазай
обежешник в шестом классе
показал как правильно работать вёслами
пизда марь-иванна
объяснила как вам по кайфу зимой
их лукавый бог поблёскивал
несчищаемой чешуёй



* * *

мне уже доверили открывать дверь
своими ключами
мама стояла
слегка покачиваясь в прихожей

"...бедная софья фёдоровна
оказалась совсем не той за кого себя выдавала
ну и зачем были нужны
заговоры на привлечение денег?
столько сил потрачено
а денег так и не прибавилось..."

она бросила на журнальный столик
открытую сумочку
с вытащенной из почтового ящика газетой

так я узнал следующее:

мама в тайне от меня всю жизнь курила
её личный оракул софья фёдоровна
умерла от рака кишечника
у мамы уже как три года есть любовница



* * *

укрытые брезентом тела
в сточной канаве
больше не причинят вреда
ни тебе ни подруге-клаве

"...главное держать себя в руках
ты не имеешь право на ошибку
но как же жаль было того щенка
лет двадцать тому назад..."

дождь перестаёт
замечаешь рубец на сердце
достаешь из бардачка йод

"...о, только не вспоминай джойса
ну вот опять..."

ты читал криминальные повести
так или иначе
там возникала
ночная парковка
только что это
бунт одичавшей совести
или плохо рассчитанная дозировка?

"...не забудь
тщательно протереть руль
влажными салфетками..."

в качестве улики и волос
с головы не сможет упасть
но снова этот назойливый голос

"...чистить зубы и спать..."



* * *

еле поддаётся разбухшая дверь
пустая детская
ты боялся сюда заходить
вдруг дрогнет занавеска
вместо пёрышка из подушки
вместо прозрачных игрушек
среди которых само имя
только скрип половиц кое-где
облупившаяся штукатурка
трогаешь
отставший краешек обоев под покраску
их клеил наспех в пытке угодить
вырезанным крохотными ножницами
ангелам на оконном стекле
сквозь которое мутит метелью
от столетнего бабьего крика
возле "Вин Кубани"
свихнувшегося Модильяни

и апельсин – квадратен
время – настежь – мимо
портретов –
Мнемозина мажет натюрморт
и голосок с обидой будто из мультфильма
помойный голубь стережёт

обращаешься к вестнику
"...если
человек только сумма припадков
то воркуя за здравие в кресле
завершится беспамятством – сладко..."

ничего нет
паршивей чем быть ни при чём
проливать впустую детскую солёную смесь!
но глядя на торчащий крюк под потолком
понимаешь с иронией аспида
"...есть..."



* * *

таисия ефимовна
заставляла учить стихи фета
к утреннику в честь восьмого марта
тряслись коленки
от незримого жгучего ветра
я сбежал из детского сада
с атласом засаленным подмышкой
сторонясь остановок
жрите сами овсянку детишки!
для меня каждый день станет новой
джомолунгмой открытием атома а не
пластмассовой игрушкой
монологами няни о смерти
жаль вот я не успел признаться девочке ане
что всегда буду помнить забавы
в тихий час
в туалете
и воздух весь из новогоднего стекла
и атлас сообщал о катманду
но там ни слова как исчезнуть из
города горького
я дотянулся до звонка
пахнущей луком квартиры
и бабушка родителям сдала

таисия ефимовна
вы не стали таис афинской
но спокойно дымится персеполь
и осталось так близко
и в этот раз я точно дойду
потому что невозможно ошибиться свернуть
возможно только устать
и поводырь отнюдь не алкоголь
а стыд за то что вашим мужем был
какой-то коля а не поль
таня а не сюзанна
была моей женой
и уже не коленки а затылок
изнывает от жгучего ветра
когда покидаю опухший вокзал
а что до стихов замечательных фета
я сам
вон сколько написал


blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah