| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |
Газета Метромост. Выпуски 6-8. (.zip) |
Новая книга - Константин Шавловский. Близнецы в крапиве |
Станислав Бельский. Путешествие начинается. Днепропетровск: ГЕРДА, 2016. |
Новая книга - Ницше Ф. Дионисийские дифирамбы. Перевод Алёши Прокопьева, 2015. |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту








Браслеты с черепами браслет череп мужские humanpark.ru.



Наталия Черных

печатать   Фотография речи. Рецензия на книгу стихов Анастасии Афанасьевой "Голоса говорят"
редактор - Василий Бородин



Анастасия Афанасьева. Голоса говорят - М.: Европа, 2007. - 144 с.

Вторая книга Анастасии Афанасьевой вышла в серии «Русская премия» и включает в себя не только тексты 2005-2006 г.г. и более-менее известные по публикациям в периодике, но и собрание текстов 2007, названное «После двух книг». «Голоса говорят» - наиболее полное собрание стихотворений Афанасьевой на сегодняшний день. В оформлении книги есть мягкая ирония, присущая находящимся в ней стихам. Поэт предстаёт в новом качестве: уже не как некое открытие, а как самостоятельная величина. Что находит подтверждение в последних стихах, открывающих композицию книги: «Песни вокруг восковой пирамидки» и «Белое там, белое тут». Стихи последних циклов обладают более выраженной графикой, и в них потому заметнее основные черты уже сложившейся поэтики Афанасьевой: внимание к детали, но идущее из мира абстракций.

Это что за впадинка между ребер?
Нужна ли она для того, чтобы
Продольно вложить в нее палец кого-то родного,
Или чтобы вложить в нее сантиметровую ленту,
Или еще для чего?
Больше того: как ее имя, впадинки?
Впадинка – это прозванье, межреберная борозда
Анатомическое названье, а имя-то как?
А не знаешь, и я не знаю.
Мы пребываем только в общих чертах.
Как зовут этот запах, который только ты источаешь?
Эту пролетевшую мысль?
Этот грохот?
Мы оба смотрим на восковую пирамидку, стоящую на столе
И оба ничего не видим.

«Песни вокруг восковой пирамидки».

В целом поэтическое мировоззрение Афанасьевой можно назвать мозаичным: каждый мини-фрагмент (метафора или метонимический перенос) имеет довольно чёткие границы. Однако эти границы не замкнуты, а как бы смазаны на смысловых звеньях. Чему отвечает метрико-рифмическая пульсация тропа: это и свободный стих, и метрически организованный. Афанасьева - поэт, обладающий личной, узнаваемой пластикой слова.

Кого ты хочешь узнать?
у меня есть пять жизней,
пять,
пять,
зачем мне столько;
может быть, даже больше.

А смерть-то на все одна.

«FLASH-MOB»


В поэтике Афанасьевой причудливо переплетаются и новое рококо (внимание к детали), и городская пастораль, и метафизика, возникающая на грани прикладного психологизма.

А над грудиной, по коже, улиткой четвёртого августина
ползет — изнутри освещённая — капелька пота

«Августин»

Фотография речи - вот подходящее название для стихов Афанасьевой. Речь в стихах Афанасьевой всегда обладает истоком и исходом, движется, повторяя очертания предмета (чаще всего это любовь и смерть). Так что сам предмет узнаётся по косвенным признакам, из которых и складывается поэтическое полотно. Стихи Афанасьевой можно было бы назвать потоком сознания, но этому противоречит сам принцип композиции стиха: подчёркнуты начало и конец фрагмента.

Белая Джозефина на глазах у толпы остолбеневших зевак сидит на волнорезе,
болтает тоненькой ножкой и поет французский шансон, с каждой нотой
по пляжу раздается ветреное — ааах —
или же это — просто шум прибрежной волны

«CANDYGOD»

Одно стихотворение Афанасьевой обладает подчас несколькими сюжетами. В поэтическом полотне «FLASH-MOB» - несколько сюжетов, существующих параллельно и пересекающихся друг с другом. Вспоминаются одновременно Хлебников и Лобачевский. Диапазон усвоенной поэзии просто огромный: от антиков и средневековья, через Верлена и Пессоа, через Бродского и новейшую поэзию (Львовский, Павлова). Однако все интеллектуалистские и постинтеллектуалистские настроения сметает реальное и глубокое чувство: в искусственном мироздании возникает трагическая дыра. Остаётся только речь и осознание единственности речи, которую поэт фиксирует со скурпулёзностью научного сотрудника.