RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Татьяна Вайзер

Музыка отливов

19-11-2012 : редактор - Екатерина Завершнева





Кардиограмма звука
(рондо-каприччиозо)

Приподнятый
движением звуковых волн
я – марионетка звука –
сигнал издаваемый в никуда
из Ниоткуда слуха
всякое пронизавший ухо
всякую преобразивший
твердь

Неизданная стенограмма Слова
звуконерва глухое биение
мироточение ритма
лом гул рокотание рев скрежет
небывалые – уши режет –
раскаты нежности
– глухое
в себя самого вслушивание

Старый рояль играющий сам собой
по ненаписанным нотам
кардиографии скерцо
тоска Пьяццолы через край бокала
обрыв струны
лопнувший сосуд сердца
тишина
из которой кровь Его тела
вибрация воздуха от накала

Я играл Тебя на всех инструментах мира
на все лады озвучивал
звукоизлучения Твоего света
сокращения сердечной лиры
делал рентген искусства
фиксировал биотоки звука
наигрывал
кардиограмму моего чувства

Свет пролившийся через звук на землю
– высвобождение из оков звучания
чистого голоса –
незажившая Твоя рана
пейте алкайте слушайте
копите в жилах скарб благозвучий
истекает каплями кровь-музыка
в души забытой беззвучии
пробивается контрапунктом узник
звук-мученик

Джаз блюз рок-н-рол
труб и трохей брожение
звук заплутавший в силках голоса
рвет связки просится на свободу
агония звукопреображения
слухоизнеможения ода

Немое молитвословие
– слышите? –
Слово
не открывши рта
пробивает прах времени
заброшенных голосов груду
бывших тел обмершие бремени
шумов дешевых запруду

Горла кровоточащего зажатая мука
колебания грудной клетки
плачущая струна Сен-Санса
кардиограмма звука





О нечаянном свидании уходящей целомудренной весны и наступающего страстного лета


Платиновое золото
твоего солнца
стекает медовыми каплями
с набухших крон
поит остывшую за зиму землю
утопает в топленого молока
лепестков лепете
стелет
любви нехоженый ковер
белое платье твоего времени
сбрасываешь с плеч -
закат:
во все сорок тысяч свеч
ждет от робкой весны
ответа
пьяное
обожженное
обнаженное
шмелиное
лето





День которого не было
(или о жизни солнечного света в пространстве вне времени)


Солнце робко постучалось в окно
разомкнуло слипшиеся от сна веки жалюзей
облизало ноги
прошлось по страницам открытой книги
поцеловало сонную головку белой
впавшей в беспамятство орхидеи
соскользнуло со стола на пол
застряло в черной лохматой шерсти спящей собаки
ослепило зрачок не успевший скрыться за изгородью ресниц
высветило его бездонную черноту
расплескало сине-зеленый
спектр радужной оболочки

Дом потонул в тепле
на краю света и Тихого океана
где нежное юное мудрое солнце
никогда не заходит за горизонт

Америка, Калифорнийское побережье, 25 февраля 2012






        Сверху


         Начиная сверху
по каждой жилке
    в каждую заводь
      заходит
   глубоководных
светотеней стайка
           обливаясь светом
    - как пóтом -
усталых мышц
                         идешь ко дну
древесина обмякшей плоти
     пламенем разжигает ночь
угольная шахта
      глубокой впадиной
          перегиб плеча
                    иду сверху вниз
разламываю пространство
     на геометрию тела
  крошу души остатки
переламываю
      закон притяжения
                    поднимаюсь вниз:
вершина
    утоление голода
            глоток за глотком
        пью из дорогого сосуда
разбиваю вдребезги





Весна в Нью-Йорке


Клубы розовой пыли
лепестков лиловых пеплы
прелый апрель
перелицованный теплым
ливневым октябрем
размокшие
разноликие улицы
закоулки мыслей
радужный
златокронный Chrysler


                                    Гудзонов разлив души

город невест
подметающих полами
лиловые тротуары

                                    в воздухе – ни души

я не пишу мемуары
я страниц незаживших шепоты
ворошу

                                    прах выдыхаю порами


Черные глазницы
World Trade центра
раскрошённый асбест
слеза ангела
два столба света:
я вернулся к тебе с того света
темные круги под глазами
вместо лица – полоса просвета
откуда не ждут вестей

                                    рваный шрам неба


принимай хоронить гостей
режь строфу
лей вина
на размокшую крошку хлеба





Музыка отливов


Северное море души твоей
разливается над Данией и Германией –
побратимы одной земли
по дну которой не ступала нога человека
и одного бездонного неба

                                                     Отлив

Орган из продолговатых ракушек
музыка хрупких труб –
трохей твоего горла
все несказанные слова
толпятся у выхода

Долгие километры по колено в воде
островки
на которых люди
позабыли о том
что где-то есть жизнь
грязевые черви
выпученные глазницы медуз
ожерелье слез
горячая волна памяти

                                                      Отлив

Море запрокинуло голову
обнажив плоскую грудь
стою по колено в зрачке –
мутно-зеленое мелководье
стайки рыб
последний луч
заходящего солнца
заплутавший
в густых водорослях
белых от соли ресниц


                                                      Отлив

В сиреневом облаке засыпаешь
музыка соляным туманом
стелется над остывшей травой


Nordsee, Германия, 2012




Монада
(или о рождении человека вследствие распада монохрома на множество разных цветов)


Огненно-голубой
зелено-рыжий
розово-фиолетовый
сине-желтый
перламутровый
цветообморок

взрыв радужной оболочки глаза

мерное – из тона в тон –
исхождение цвета
брожение
цветовых ритмов
преображение в опыте
чистого созерцания

красных всполохов
сердцеобнаружение

многоцветием расплескавшись
на все четыре стороны века
сердце из оков монохромности
человекосожжением
высвобождает оттачивает
Человека

из единого во множественное изливаюсь
радуюсь
бескорыстной эманации
цветовых волн
вибрации атомов
непокорных линий сердцебиению

воздаю незрячему миру
за скупое тусклое
бесцветное
бессердечно-монотонное
зрение




Любви-реки
(или о жизни хромосом любви в пространстве и времени)


Текучее
приливами сердца
бьется
под бархатный шепот
четвероруким
нерукотворным
окольцованы
безраздельной речью
вовне продлены
во дне без длины
выброшены
из времени
откреплены
льны волос
счастьем окраплены
нежность
– талой рекой –
моя
во сне оттаявшая
рука
прирученное издалека
течет бесшумное
чистое
бескорыстное
через века
красноречие
слов средоточие
ритма чистосердечие
разливается
локонов волокон поток
бьет
любви ток
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah