RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Данила Люкшин

Стремительный слон

13-10-2019 : редактор - Женя Риц





1.

стремительный слон
переливается
во дворе поутру

сотрясая дома голубые и розовые
пугая прильнувших к окнам жильцов
и пугаясь

переливаясь
в стремительную зебру
полос чередование которой –

мелькание берез
из поезда окна
в среднеполосной россии

переливаясь
в стремительного бегемота
чей бег тяжеловесен как желе

и умножаясь
в трех-четырех меняющих форму существ
с мерцающим проносящимся рогом



2.

обманутый дольщик
на реках вавилонских
оплакивает долюшку
воет и́овом

сколько еще
в однокомнатной
съемной квартире ютится
вместе с семьей

с супругой беременной дошкольницей-дочкой и тещей

чья двухкомнатная квартира в панельке
бессмысленно
просрана

ради той – пятикомнатной
и нереальной как счастье
в недостроенной многоэтажке

и вот они укладываются

он отдельно на кухне на раскладушке
с болью в спине
ему кажется что осязая ненависть женщин

неудачник
проваливается в сон
как в строительный котлован:

разрезает
поезд-квартира
серенькие пространства россии

окаянного вида
дома покосившиеся
проносятся в окнах

но счастливы все
парадный вагон оборудован под
пир горой


все свои за столом
родственники и друзья
из тюмени краснодара и мурманска

и вот они впятером
уже без гостей
празднуют новоселье

(девочка новоро́жденная
на руках у супруги)

в той – пятикомнатной
и нереальной как счастье

он выходит из-за стола – прочь
и бродит по комнатам трогая новые стены
с удивлением замечая что комнат больше чем пять что они не кончаются

неудачник
хочет вернуться
но не может найти дорогу обратно к семье



3.

безногий скейтбордист в черном капюшоне
проникает в квартиры одиноких стариков
через открытую форточку

отправляясь вечером к холодильнику
старик или старуха
падает замертво

заметив на полу кухни
расположенную по диагонали
фигуру черного риэлтора



4.

девушка
со второй
парой очей на затылке

(за каштановой гривой
поблескивают невзрачно
зеницы)

рассказывает
о трагедии
расширенного смотрения

в ТРК
на фудкорте –
переделанном из вокзала

«когда одна
пара очей видит
другая – стекленеет

и значит
мир всегда половинчат
вам, одноликим, этого не понять

вам неизвестно
понятие полноты смотрения
и значит стремление к ней

в этом причина
смены моих настроений
прощайте

прочитайте
лучше бестселлер
моей ненавистной матери

«как воспитывать
двуликую дочь
и не повеситься»

девушка
со второй
парой очей на затылке

едет
в толпе потребителей
на эскалаторе вниз

стремительные зеницы
поблескивают невзрачно
за каштановой гривой


                     
5.

двойники-
солженицыны

с криво сидящими
бородатыми лицами

парк наводнили
весенне-осенний

первого
я замечаю

у какой-то больницы
(раковый корпус?)

сбоку
его поддерживает санитар

второго
когда прохожу по аллее

и шепчу
неразличимому спутнику:

гляди
как неаккуратно

натянута кожа
на череп

но как гордо несет он
плешивую голову

со лбом широченным теленка
забодавшего дуб!



6.

в больничной столовой
человек с клоунским курносым лицом
вызывающим лютую
бешеную
ненависть

(и с улыбочками-
ужимочками)
кидается
булочками

сдобные плюшки падают на́ пол
ты хватаешь одну
и пожираешь жадно

пожилой старожил одобрительно замечает
«они очень вкусные
с перцем»

и действительно
жуя и прожевывая
ты нащупываешь языком сердцевину-драже

проникающую
в тебя
острым ланцетом



7.

представители глубинного народа
разбрасывают горстями черно-оранжевые ленты –
трава у дома усеяна тканями
словно окурками
«эй ты слышь» – свистит один представитель
и они бросаются в погоню за тобой
ты только успеваешь сверкать пятками, ощущая
как ленты-брелки врастают в кожу лица
металлическими кольцами



8.

полезно помнить
что поэзия пишется на мертвом языке
что поэт – тот кто заживо в него замурован

современники – древние финикийцы
на улице по-рыбьи разевают рты
их речь неотличима от уличного шума

молодая женщина с ребенком
что-то внушает случайному порождению
прижимая к груди упаковку гречки

ротовые звуки служащие средством
коммуникации – лишены
значения вне этой конкретной ситуации

напоминающие о бараках строения
вероятно переживут и мать и ребенка
но не переживут меняющегося языка

ради долговечности сбрасывающего кожу
но и это не сможет продолжаться вечно
долговечней окажется руина многоквартирного дома
 


9.

лесенка из левитирующих книжек
не выдерживает веса
человеческого тела

обманчиво соразмерные человеку
книги – кодексы
нереализуемых прав

гробики для словесного гербария
расплющенного
станком гутенберга

но поэзия избегает
и книжного костра
и пыльного торчания на полке

выученное до последнего звука и паузы
полностью соразмерное
организму

стихотворение звенит
как небный язычок-колокольчик
вдали от склада с гниющими книжками

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah