RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Илья Вересов

земляничные фермы

13-10-2019 : редактор - Тимофей Дунченко





как-нибудь после вывиха черепа
напишу цикл
назову земляничные фермы
потому что что это если не
земляничные фермы
когда неясно
можно ли вообще выращивать
и зачем
вздохнешь бросишь
приходится ковыряя коленом
землю ползать
по дикому лесу и самому
собирать под грязными листьями
и в спину смотрит уставший дед
    ну смотри деда вот это
    конечно здорово и даже вкусно
    но мы посреди первобытных котлов
    ты ощущаешь катартический
    потенциал момента?
    мы посреди гноящегося пережитым
    хвойника
    у нас перед носом вся эта
    естественная мудрость которую искали
    еще в просвещенной германии
    а мы тут
    нам так нужна эта
    земляника?
да
    говорит дед расползаясь взглядом
    по небу
нам нужна земляника


***

пока я здесь не прошел тут было
королевство луны убывающей
приятный закат
среднего класса
администратор синий от неба
и мак бубенцовой бабочки
уставшее солнце довольное

огромный бассейн для всех
и можно щелкать пальцами
         вспоминая последнюю серию
         на застекленном балконе

теперь я своим присутствием

облагорожу головкою спички
вытащу рыхлую землю из мяса
         вскрою бетон
         вытяну плач
ограничитель диффузии кожи
поставлю на каждые теплые губы

люди в тревоге захлопают ртами
была оптимальная к цуму дорога
теперь лишь шоссе из корней полуголых
теперь всё ведет лишь сюда и повсюду

и кто этот дед наблюдающий осень
зачем на скамейку его посадили
          вместо отделения увд

зачем теперь падает сажа
и пахнет промозглой одышкой
и небо задвинуто в ящик

казалось бы было и хуже


***

вот так бывает
нежданно и неприятно
словно январское утро
            я был
работник агротехнической фирмы
(в названии много ш)
швы мои не трещали
глазными жемчужными яблоками
можно было полировать
                               доски

шел по всхарканной щебенью дороге
            думал о том
            какой дурак цельсий
            что придумал только пятнадцать градусов

и передо мной
серый камень
нет это огромная серая кошка
это жизнь моя огромная кошка
обогнала меня по пути с работы
и села на пути
смотрит и маш

            как я узнал что это моя жизнь
ну из шерсти её торчали протекший
смеситель и мятые края
рубашки и пахла она светлым
нефильтрованным и всюду буквы
томика пушкина спасибо бабуля

и её не погладить рукой взворошить
она только маш
           ет хвостом
           смотрит
           что бывает когда
           кошка машет хвостом
и молчит
овальные мертвые рыбы в её глазах


***

очень красивая женщина с трещиной на глазу
перевязала шею и подняла её над землей
мир колотился в окно и лил по стеклу мазут
улицы сжали сосуды под благовест шерстяной

шли против шерсти комьями шапочки стук ботфорт
кожаный плащ за платьем ботинки за кедами
и надо всем как фонарь карниз её эшафот
люминесцировал шедших светом неведомым

все двадцать семь её лет невзошедшим зерном
сыпались с черного платья и щёк рябиновых
хоть горожанин плевался стряхивал всё равно
вверх не смотрел
    потому что уже не принято

и непонятно смотрела ли вверх умирая
очень красивая женщина с формами острыми

да и сама она вряд ли знает

господи куда ей смотреть господи


***

это феи отсутствия цветков    
или ангелы с жухлыми лицами
или рабочие в кладках пылевиков
или подъемному крану
уставшему вверх крениться
захотелось рассечь вдруг удушье веков

или это фонарь в полудрёме
шьет из светопаутины кройку
или я на самом деле стою на бульваре
и в отражении утренней комы
вижу как меня окна зажали в тиски
и настоящую третью стройку


***

хрипит трансформатор чем ближе тем громче
как старый ослепший пёс
а я скороходная черная мышь
мимо него проскочу

и я деревянный лебедь кручусь
на карусели мышц
и я посторонняя тень у подъезда
кладу на деревья мех

можно вообще я побуду предметами
реквизитом судьбы
всего одну ночь как в кулисе проделать
дырочку и посмотреть

через затылок объектов увидеть
движение это дым
что вечно я застреваю меж векторов
но их никто не чертил

вот я иду в магазин за котлетой
и трансформатор хрипит
я ухожу он хрипит
да целые сутки хрипит
но я не купил котлету
я отскочил как мячик
и побежал кусать локти заката


***

птичка сказала горячему мраку вечернему:

а вот я и не погибла
да я проснулась в огромной пустой филармонии
                 и в глаза впивалась штукатурка
                 и сердце беззвучно водило губами
но через пару дней
я поняла надо
давить тревогу как бесполезное насекомое
и все равно петь просто
                      петь
            без оснований как заведенные часы
и не поверишь
пение всё то же
точно такое же

ответил горячий вечерний мрак:

ну предположим
но ты явно видела огромность сводов
хочешь не хочешь слышать
тонкое длинное эхо
но с ним что-то делать
                 приходится

птичка сказала горячему мраку вечернему:

а я как услышу
эхо
сразу включаю мифологическое мировоззрение
и пытаюсь забыть что эху
          что-то предшествовало
просто вот оно существует как
призрак какой-то древней печали
и я им наполняюсь словно
античной слезою бархатной
чувствую понимаешь прикосновение к вечному
так удовлетворяю
духовные потребности

ответил горячий вечерний мрак:

ну хорошо
но долго ли сможешь ты так жонглировать
         день за днем
весь этот материал будет однажды
избыточно отрефлексирован
и выйдут наружу все эти

забыть
       словно
             как будто


птичка сказала горячему мраку вечернему:

это когда еще будет
а когда будет
количество превратится в качество
снимется противоречие

сильным дыханием горячий вечерний мрак
схватил за хрупкое птичье горлышко
вырвал и криком последним расправил
по ветру оторванные
бледные перья
оттер руки
сказал

вот тебе диалектика
снятие противоречий
           в чистом виде
и господи что у тебя за толстая пятнистая шея
а как распинался-то
           думаешь
           видимо умудренный печалью скворец
                      послушаешь песню
                      нет
это выпь кричит


***

неслышно
    набираясь твердой крови
гранита пласт ползет через квартал
и я нащупал эту крошку в кофе
и камня хрип в буране угадал

когда булыжник заслоняет небо
гниют и вянут строчки под рукой
и фраз нахрап, казавшийся хвалебным —
всего лишь слой
    всего лишь пудры слой

а приглядеться — это свой же голос
оторванный, танцует и сипит
когда откроешь рта валторны полость
нащупаешь один лишь биотит

и полевые шпаты хлещут ливнем
уже в конце аллеи костяной
и тот звонок становится противным
врастая в горесть кварца за спиной

за ним твердеют ночи и дурноты
и впитывают символы всех мест  
по голым магматическим породам
мечись взахлеб, пока не надоест —

не спрятаться
    беснуйся, как собака
которую хор голосов бранит

с балкона свесился неколебимым флагом
и я один
и вот этот гранит


***

сердце тревоги


и где-то вибрирует сердце тревоги,
разносит голодный прибой
за рвущей оснастку пространства дорогой,
под ленинграда ступней

на чеках, летящих по ветру без страха,
в петроглифах с ноготок
читаешь: истаял, постригся в монахи,
с ахиллом уплыл на восток

и лица мелькают под кожею мозга,
не трогая нервных узлов
открывшийся рот забивает, как воском,
густым телом бури из слов

она нарождается тысячей вздохов,
где финский залив и ампир,
и катится, плоть собирая по крохам,
в мой чинный, отточенный мир

и сердце тревоги за теми тропинками
мерещится, что-то прося,
как голубой цветок офтердингену,
но мой романтизм иссяк

и на скамейке под рвущимся светом
из склеенной скотчем луны
я, так и не смогший составить ответа,
рыдаю младенцем грудным



***

КОММЕНТАРИЙ К ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫМ ОСАДКАМ


снег дробится по направлению шага
и вытряхивая
из себя ороговевшее небо
невольно взбередишь присущие означающие
без тела
как оторванные дверные звонки
прилепленные к чему то другому
ведь память моя ящик пандоры без дна
(слава богу об этом
я тоже плохо помню)
сует мне в руки не то
в честь иллюзии цикла
нет ни в десять ни в пятнадцать ни в двадцать
не было ни теплой горечи стихов
ни бруклин бэйби ланы дел рей
ни призрака свободы-вопреки в запястьях
хоть снег и правда все тот же

но он еще и жесткое
архивысказывание утверждающее
было
не вникай даже
все это было
и всегда теперь будет
буди, буди


***

НОВОГОДНЕЕ


о не наступай прошу
запах прелых мокрых шуб
звёзды и лучи беснят
громче воет дней грызня
разве мог так год истлеть
сдвиньте вспять хоть пару дней
но мой сирый зов отторг
бессловесный гром восторг
лишь моргает звёзд костёр
мир всеобщий семафор
нимб гирлянды морг морг морг
год никчемный в морг в морг в морг
о шампань, мне пасть сцепив
до курантов усыпи


***

постновогоднее


чур сегодня день тоски
тени рушатся с обоев
как пасьянсы не раскинь
не владеть нам брат собою
мы на мойры поводке
пяткой дрыгая повисли
как окурки в молоке
как гробы на коромысле
но попробуем манёвр
чтоб тоска не ожидала
сами прыгнем в пасть её
схватим за руку с кинжалом
сами тем кинжалом брат
вспорем льды на обозримом
сердца полуфабрикат
подгорит заплачет дымом
вспепелился дней костёр
жаром кислым напились мы
сад вербальных верб остёр
бритв гроздья вместо листьев
захлебнётся пусть тоска
в водопадах нашей лимфы
как прекрасен рёв в висках
как отчётлив скорби символ


***

только без паники — это сквозь зубы
комкая бархат халата ангела
шепчет не человек
а стеклянная трещина
небо вдыхают трубы
на кого ты меня оставила
шепчет не человек
а вялая человечина

только без дрожи смотрите как ровно
я развернул театральный буклетик
бросил на кассу и в списке отметил
плачет талый лед голов
я — не плачу я здоров
обнимаю банкомат
и ни в чем не виноват

захлопываю дверь залихватски
поправляю манжет наполняюсь кофе
мирские дела пышут пламенем адским
и радостью слепнет анализ крови

только впустую всё это впустую
если нет бархата халата ангела
я опускаю щетку зубную
не сплюнув
на кого ты меня оставила

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah