RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Стасевич

A la maniere de...

20-06-2017 : редактор - Андрей Черкасов





мимические мышцы после смерти
расслабились, резвятся и хохочут:
«не будет больше никакого принужденья
ни в горе нам, ни в счастье —
мы лишь игрушки были
чужих страстей, бессмысленных и страшных,
и тяжкий опыт нас давил, и память
сводила судорогой радостей и бед;
и вот сейчас мы наконец-то отдохнём, мы отдохнём
после бессонных долгих лет»

как будто девицы в цвету весенним ранним утром,
в прохладных простынях, в предчувствии любви —
они, набегавшись, под кожей засыпают;
снаружи в это время говорят: «лицо-то как
помолодело»

...и, засыпая, так бормочут: «ни червь, ни корень
нас не заденут, вода сбежит по коже,
зерно, попав на нас, забудет путь свой.
вот разве только волею стихий
мы станем камень на морском утёсе
и только море — но не дождь, не слезы! —
лишит нас твёрдой гладкости,
взамен дав память...
ну а пока что полежим в земле»


+++


если долго дергать чувствительность уменьшится или возрастёт
кто разберёт

начали видеть будто живого то в одном то в другом месте
руки ноги голова
вроде бы всё на месте

поднявшаяся пыль становится внутри как бы деталью от детского конструктора
растёт и вроде бы болит, о жемчуг сердца моего
но знать бы как болит и что и где

атомы листьев сухих
опавших золотых
внутри вызывают запах горенья
это живопись, для завершенья


(a la maniere de прямое высказывание)

                                 «Счастье моё»
                                 Сергей Лозница

говорят, йога помогает от распятых младенцев,
и если поздороваться с незнакомцем, это спасёт от мобилизации,
но только если поздороваться в правильный день и час,
когда свежеумытые улицы блестят на рассвете
и первое встречное граффити образует стилистическое единство с окружающим свободным пространством,
если ж не сделаешь, как положено — быть беде,
быть тебе сторонником соборной кровИ-на-гнилой-воде (вар. — земле),
быть тебе агрессивно—послушным, современность пустившим по пизде,
говорят, также помогает ввод в мировой расцвет,
или понимание, что разговор о сейчас становится невозможным,
некоторых спасают размышление о труде, секс с мертвецами, молитвы о братьях и сёстрах

дайте мне палок крепких и острых,
дайте мне жира и войлока, молока и мёда,
бейте в барабаны и треугольники —
я хочу прбрвть этого Великого Койота,
это великое тело, покрытое травмами,
с татуировкой «ангелистории» на волосатой груди
(грудь твоя — как одна шестая, волосы — как корабельные сосны
облепленные подковами, как говно — мухами),
чья новая интимность так и норовит ткнуть в харю селёдкой,
выкрикивая что-то вроде ты помнишь дружище дорожки освенцима,
а эти фашисты ещё и живут после, это с пограничным-то опытом,
совсем стыд потеряли

палка входит в хтоническую глубину
и выходит, влажная, как/на два пальца, увешанная связками, потрохами, волосами, кусками эпителия размером с одну шестую,
первичный суп, взывающий из глубин бетономешалки -
руки руки твои левиафановы,
и ноги ноги левиафановы,
и сосцы твои с кипарисами — тоже левиафановы,
только глазки глазки папины,
едины, неделимы и неисчерпаемы
«какиатом, какиатом!»


(упражнение)

сны детские и сны животные
сны в детской и сны животные

еда, еда, родители, игрушки

и солнце бессмертных
и, конечно, древний ужас


+++

всякая тварь печалится по пустякам —
после трапезы поздней, после соития, после смерти,
и лежит после, печальная, взглядывает в небеса,
как если бы письмецо в конверте

а в небе одинокий белый плывет потолок,
смерти нет, сверху кричат, смерти нет,
словно легкие листочки облетают
гнев, смирение, депрессия, вот это все;
и, всем телом повторяя пустой конверт,
чувствуешь внутри ровно ноль персон
внезапно
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah