RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Тимофей Дунченко

ресивер

17-10-2019





(дорогая молодая золотая)

1.

Средство выпустить было очень простым, хватишь
чучелко и бросаешь его в кусты. А там некие смысловые
приближения, в среде, где нельзя пояснять
свое поражение. Как для каждой идеи листы
изначально пусты.

А писать бы уже по хаосу слов, да своими да
перечеркивать. И немножечко нежности - ну чего тебе,
на, плечо тебе. А потом его
понесло.

Наливное золотое печеное.


2.

И ножка дрыгнула туда, и ноша вдруг не свет, а мгла.
А с этой мглою, с этой тьмою, ты вдруг не видишь выход к морю.
А выход есть, шипит мой тюнер.
Оно же там, за дюной.

3.

И каждый катышек скоблить, и в каждой радужке
свой собственный набор. Цветов, но вдруг и глитч
напоминает быть, а полный взгляд то ли воронка,
то ль укор.

Прижав себя к себе, собраться воедино. Из хуеты
в могучего вольтрона. И пафосно под вспышки
восприятий. Не выдержать и хохотнуть.

Как не сойтись со собственным шаблоном. Как
задохнуться в собственных объятьях. Но собственно
не в этом даже жуть.

А то что катышек скоблился, глитч дрожал.
А то что я на кнопочку нажал.
А то что тюнер мой шипит, как кошка в течке.
И вырезает "вечность" на скамеечке.

4.

Так незаметно пальцы задумавшись и
выстукивали морзянку. А им те
холодные и костлявые
отвечали.

Тебя же словно в этом диалоге и не было,
коммуникация нечаянная.

Просто завораживают вероятные события,
неожиданные повороты да фантастические виды.

В случайностях сигнального покрытия
не замечать ни битвы ни молитвы.



(искомое)

1.

На челе отпечаток ласки. И слышен вдалеке шелест уходящих лапок.
Засомневался и голову свернул набок. Не придал тому ни значения ни огласке.

А ведь нырнул, тому есть подтверждение - пузырь. С глубин, уверенно,
тянулся разлететься и исчезнуть. А мы не знаем говорят, откуда он, с какой весны.
А вдруг из жопы. Ну чему нам верить.

Мы если честно, тоже врем сейчас. Мы время напридумывали много.
Ты отличишь свой коврик от порога? Когда в последний раз ты коврик тряс? Когда
порог не перешагивал, а трогал?

И вот смотри, избитое пространство. Немного холодок
его смешит. И людно, но в пространстве ни души. И
никакого повторяю никакого шанса.

Красиво и печально завершить.


2.

И знаешь, существенным самым различием нашим,
останется то, что мы сделаем сами, друг другу лицо разъебашив.
Улыбки правка, взгляда правка. Как бурка
сивка и трава муравка. Как в общественном транспорте,
от желания побыстрее успеть, добраться до пункта,
завязанного на том же времени - давка.

Засушенное искомое, пришпиленное к событию
булавкой.

3.

И знаешь что я думаю о прошлом. Что это так прекрасно
и безбожно, что лишнее все лишнее я тоже. Помню.
И его же, как седь с вихра, как стыд и мрак. Немного
приглушить, но не сничтожить.

А вот он ставит локоть на платок.

И предлагает пересилить и забыться, да чем угодно,
еблей пустоты. А холодок слегка его смешит.

И вот он тянет корни вниз, а стебли вбок. Он
этот город знает назубок. Везде пройдет, везде
автопилотом, не помнит был ли тем пилотом
бог.

А тот бы смог печально и красиво, еще и холку бы
игриво закусил. Все завершить.

4.

И вот помятый, скомканный ресивер. Лежит и мысль
в нем живет одна. Я жив. И мыслей больше нету
нихрена.

Не завершаясь, ни печально, ни красиво.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah