RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ануар Дуйсенбинов

У пограничья нежности

19-10-2019 : редактор - Женя Риц





Отражения



*

Когда Асыл впервые поцеловался ему казалось
что он делает что-то неправильное

Айдос был старше года на три
на нем были ярко красные плавки
они сидели в парилке домашней бани

Асыл боялся что кто-нибудь сейчас войдет

Много лет спустя кто-то постучался 
и вошел 

Это бабушка зашла в гости
проведать их с Сережей

Әй балалар бауырсақ әкелдім
сказала она Сережа улыбаясь принял
из ее рук пакет и усадил ее в любимое 
кресло застеленное курак корпешкой
украшенной сотнями треугольных лоскутков 
всех цветов радуги которую она 
принесла в прошлый раз

Ажека бы наверняка расстроилась узнай она
что Сережа и Асыл вовсе не собираются
есть баурсаки потому что фигура это важно

Но все они вместе обязательно 
тяпнут бренди


*

Я никогда не хочу секса говорит Алан Динаре
я ненавижу прикосновения
не люблю кожу на ощупь
объятия приятны только в одежде 
и если я предупрежден

Я могу «как бы» вожделеть кого-то
но я ловлю себя на мысли 
что хочу вселиться в человека 
и потреблять этот новый образ на фоне 
себя самого

Когда я учился в третьем или четвертом классе у мамы был водитель Витя
он мне ооочень нравился но я не хотел его
я хотел быть им

Он звал меня кататься с ним
у меня было много кассет с крэнберис энигма и джордж майкл
мы ехали на речку и он мыл машину
а я надевал мамин лифчик
под футболку и сидел в машине

Думаю это было очевидно
и тогда у меня еще даже не было желания заниматься сексом
но я был телка Вити или что это вообще было трудно вспомнить даже

Динара говорит ты не был никакой телкой Вити
что это за слово такое телка вообще откуда оно
понимаешь возможность любви это такое чудо
которое даже не хочется объяснять и более того
начни это делать и чудо исчезнет


*

Однажды я влюбился в одного чувака
который жил в Темиртау



Я напивался в Астане и говорил всем что еду домой
а сам ехал в Темиртау



Автобус ехал так охуенно долго что успевало стемнеть
я заходил в его подъезд на цыпочках
стоял этажом ниже и курил
иногда трогал его дверь но не стучал



Потом ловил такси до Караганды и ждал на вокзале
первый автобус или электричку до Астаны
потом я ждал не на вокзале а у Жени
трансвестита из Караганды
который мне читал свои странные стихи про любовь



Так прикольно было
приключения
и я такой тупой ужас
я так делал раза четыре точно

Азат ты слушаешь блин Азат
ты что
снова уснул говнюк 
мой любимый ласковый говнючок
спи мой хороший
все равно это было давно 
и правда

Да не сплю я просто подумал 
что будет здорово рассказать
это все твоей мамке завтра в ЗАГСе

Вот говнюк!
Никакого брака слышишь!
Мне не нужен такой ябеда!
_
Пух той шуточной драки полетел из окна
в ту сторону где станет похож
на сажу туда где невозможно 
оставаться чистым и осел на плечах
человека который одиноко курил 
в подъезде с растерянным видом
как будто забыл в какую ему надо
дверь


*

Айгерим нервно собиралась
перемерила шесть платьев
несколько пар джинс какие-то шаровары
шорты красилась дважды и смывала 
все а потом подумала что это же не свидание
какая разница наверняка Оля тоже больше
озабочена транспарантами

Love is love

Это между мной и Аллахом

Make love not war

Сколько можно собираться сказала
мама я уже закончила нам пора
отец уже там

Айгерим вошла в комнату и радостно
выхватила у мамы радужный флаг
с вышитым родовым знаком
В уголке

Нам до Бульвара Нуржол
сказала она остановив такси
на Республике


*

Мне очень нужна колыбельная
мам споешь мне пожалуйста
я понимаю что я уже совсем взрослая
но мое сердце разбито
он больше меня не любит
я не хочу есть я не хочу ехать с вами
ни в Алмату ни в Караганду
я хочу лежать в твоих белых
коленях реветь и спать мам
можно мне так сделать
спой мне пожалуйста колыбельную

Все печали когда-то станут песнями
сказала мама давай попробуем спеть 
твою

Волна бросается на берег словно большой
синий кит словно большой грустный кит
неведом ей холодных скал оскал
волна росла под солнцем и мечтала
что ветер любви понесет ее к ласковым
ласковым берегам что нежность обещанная
горизонтом примет ее в теплые теплые
пески но волна разбилась и снова стала
Океаном

Ты Океан моя любимая ты прекрасна



Ты прибой ты сильна моя девочка



Ты храбрее любого из мужчин

Спасибо мамочка а когда придет мамочка

Мамочка тоже придет сказала мама
и тоже споет тебе и это будет самая прекрасная
песня потому что мы обе любим тебя
_
Отголоски той песни приснились 
одной женщине она проснулась 
посреди своего несчастного брака
какая одновременно грустная и счастливая
песня подумала она ни это счастье
ни эта печаль без которой непонятно было бы
счастье недоступны мне здесь только 
нетронутый ужин и долгие гудки 
в телефоне


*

Если я ношу юбки и крашу ногти 
в электрический синий цвет
что это значит? Кто я?

Арман обратился отец почему ты думаешь
что одежда или цвет ногтей
должны рассказать тебе кто ты?

Мы всю жизнь пытаемся понять кто мы
мы познаем себя день за днем
в этом заключена красота жизни

Не морочь голову сказала мама
Арман может быть кем угодно
уже сейчас даром что ли Арман 
значит Мечта

Будь кем хочешь Арман
если хочешь можешь даже никем не быть
тебе не нужно название
чтобы мы любили тебя

У тебя есть имя
и этого достаточно

Улыбка на лице Арман
казалось освещала мягким светом
всю комнату и предметы выглядели так
будто вмещали в себя столько тишины
и покоя сколько нужно для радости
_
Вдруг за окном в ночи стали мелькать
какие-то тени казалось они с болью 
и надеждой смотрели на происходящее 
в доме за ними тянулся электрический 
синий шлейф еле слышного далекого
крика
_
Кто это бабушка ты тоже видишь это
кто это кто это

Да так сказала бабушка будничным голосом
не обращай внимания это просто наши
отражения на изломе всего
человеческого 


Молчание

твое молчание
я бывал в каждом его уголке
ходил всеми его тропами 
напряженный словно песня
возникшая как жест 
как движение от страха к любви
взъерошенный как пивная пенка
вглядывался в усталое веселье
лиц

на шезлонге, в мягком кресле
на диване, в очках, без очков
утопающий в гвалте
молчишь не упрямо
но сквозь панорамные окна
дыханием света в листве

духота

ты молчишь до рассвета
молчание твое холодок свежей мысли
скрытый ток от желания коснуться
того пограничья, что делит игру
и возможную близость

невозможную близость


Посмотрим

Тяжёлый поцелуй, зависший в воздухе — он неосуществим,
и всякий обречён на гибель пилигрим,
дерзнувший покорить отчаяние.

На крик его ответит сход лавины отчуждения,
и больше взгляд совсем не говорит,
непроницаема завеса и неулавливаем ритм-куда.

Все совершенство наших никогда
вот здесь, где свет и звук, берет начало.

И если бы душа вдруг одичала,
как просто понималось бы тепло —
из глаз в глаза, фотонным языком.

Что требовать с глухих, в какие биться двери,
выстукивая минимал как цикл одиночества,
как паттерн тьмы, в котором тема света
упрямо двигает сюжетом сета,
где злость в конце концов роняет бит,
и раненый танцор с прикрытыми глазами
«Посмотрим, что там дальше», — говорит.




У пограничья нежности



*

Мы находимся у пограничья 
моей нежности к тебе

Твоя комната далеко отсюда 
и ты лежишь на той стороне кровати 
от которой у тебя болит спина

Рядом с тобой конечно же 
не найдется рации

Поэтому ты не сможешь ответить мне 
и завершить свой ответ фразой 
конец связи 

А я продолжаю задавать 
глупые глупые вопросы 
в несуществующую рацию

Неужели это конец 
говорю я неужели
это конец 

Конец связи


*

Помнишь в детстве 
мы копались в грязном арыке
и сжигали в нем 
плохие сны

Я всегда играл за хороших
приносил китайские
резиновые игрушки
из детского мира

У меня всегда были деньги
я не знаю откуда
они просто были

А у тебя всегда были
плохие сны


*

Ты отказывался от одеяла
но утром так прижимался ко мне
будто я был единственным
источником тепла на всей кровати

А я и был единственным источником тепла
на всей кровати

Всю ночь я не мог уснуть 
и разглядывал твое лицо 
и гладил твои серебристые волосы

Твоя грудь поднималась и опускалась
в положенном ритме как день сменяет
ночь или как наше безудержное веселье
сменяется тремя днями апатии

Ты дышал воздухом моей нежности
я гладил твои волосы и заглядывал
в твои закрытые глаза как в открытые


*

Когда мне было десять я заболел
я не знаю как называлась та болезнь
но я предпочитаю звать ее тьмой

Когда я болел тьмой то не мог уснуть
если был хотя бы малейший свет

Полоску света под дверью я закрывал
полотенцем и плотно зашторивал окна
потому что луна слепила меня
сквозь еловые ветви за моим окном

А звездный свет я ощущал 
покалыванием по всей поверхности
кожи


*

Когда я видел тебя в последний раз
я хотел чтобы ты скорее ушел

Потому что танец больше не искрился
ни в твоих огромных глазах ни на кончиках 
моих волос я больше не чувствовал ритма

Мне казалось что диджей уснул за пультом
а вместе с ним уснуло мое всегда беспокойное
сердце

Я подгонял его как мог и ты подгонял свое
из последних сил и когда мы оба поняли
что разгоняться дальше некуда ты наконец
ушел

Я долго сидел на воздухе провожая тебя
твердым молчанием изредка нарушавшимся
фразами вежливых отговорок для друзей
которые должны были поверить что у меня
все хорошо что я в пятнадцатый раз вышел
покурить а не сижу здесь уже два часа
мы просто разминулись это совпадение
конечно я иду танцевать конечно я буду
дорогу да и на афтепати поедем естественно
у кого сегодня вписка да я хочу чтобы ты угостил 
меня текилой да я ходил это прекрасный фильм
новая драматургия Кешиша гипнотизирует
а сцена с родами овцы да просто гениально
я и сам сейчас такая же овца овца новой
мать ее драматургии

*
Я услышал стрельбу когда сидел 
в прокуренном бильярдном зале
с книжкой кажется это был Верн

Как-то в этом зале я получил
кием в лицо когда неосторожно 
проходил мимо собравшегося 
покорять лунку мужчины 

Еще тогда я понял что эти мужчины
все время хотят покорять лунки
и обязательно кого-нибудь ударят
по этому поводу

Отец иногда водил меня туда
а я всегда брал книжку туда
куда водил меня отец потому что
риск умереть от скуки по опыту
был достаточно высоким

То это был преферанс с греками
то переговоры про контрабанду
спирта с китайцами то обувной
цех с евреями то семейный подсчет
долларовых купюр из большой 
сумки а то и вовсе бешбармак 
под разговоры о братках 
с родственниками

Мне было то ли одиннадцать
то ли двенадцать и водитель
вроде его звали Артур
кудрявый здоровяк в майке
услышав стрельбу увел меня
в машину и сказал ждать
_
Я до сих пор его не дождался


*

Ты никогда не поймешь кем был
для меня твои красивые большие глаза
никогда не посмотрят на меня как мои
узкие смешливые глаза смотрели на тебя

Мы находимся у пограничья
моей нежности к тебе

Твоя комната далеко отсюда
и ты лежишь на той стороне кровати
на которой лежал я и твоя спина
больше не будет болеть

Вспомнив о белье ты вытащишь его
из стиралки и будешь беситься
что твои белые брифы стали розовыми
опять твои соседки что-то напутали

Рядом с тобой конечно же 
не найдется рации

Поэтому ты не сможешь ответить мне 
и завершить свой ответ фразой 
конец связи 

А я продолжаю говорить
и говорить в глупую несуществующую
рацию потому что давно уже 
говорю не с тобой

Помнишь в детстве мы строили 
снежные города мы лепили 
серпантин вокруг ствола ели 
за моим окном по этому серпантину 
вниз катились желтые бочки из-под киндера 
мы представляли что это транспорт
людей будущего

Мы стали людьми будущего 
мы приехали в желтых капсулах
к пограничью моей нежности к тебе

Моя комната далеко отсюда
я закрыл полоску света под дверью
полотенцем плотно зашторил окно
и лежу на той стороне луны
где нет рации

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah