RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Анастасия Палихова

23-10-2019 : редактор - Женя Риц





О



1

до чего диалектичен
этот воздух перед ссорой
ты был скользко-закавычен,
ты фальшивил каждой порой

но увидел, как берёзы
тонут в чернозёмной хтони
сжался лес в комок белёсый,
поместился на ладони

и какие птицы свили
этот лес — гнездо печали?
и вдруг ссору мы забыли,
и вдруг оба замолчали.


2

эта нежность такая большая
и как она помещалась
если ей тесны даже силлабо-тоника
и все алфавиты

эта нежность такая беззвучная

но будьте внимательны
нежность легко превращается в теплый ток

нет, не из-за слов (неточных и необщих)
не из-за глаз (несмелых и ненужных)
и не из-за губ (зацелованных и уставших)

она превращается в ток из-за подушечек пальцев
(послушай, как они тихо искрят, касаясь)
и даже без скобок
все равно искрят
но со скобками это как будто такая случайность


3

люби кого-нибудь другого

я препарирую мгновенье
я раз за разом умерщвляю,
вскрывая из-за любопытства,
любое чуть живое чувство

люби кого-нибудь другого

я не умею жить моментом
я вечно вспарываю хрупкость
ветвистых нервных окончаний,
лишь бы дойти до самой сути
но суть теряет много крови

ну почему ты не уходишь


4

и такой тщетой пахнуло
что уже не разобраться
это солнце или дуло
это спазмы или танцы

в мякиш дней всю боль скатало
это гнусное светило
и таращилось овалом
еле-еле укатило

но луна его сменяла
освещала город лица
и таращилась овалом
не пытаясь закруглиться

тот же город те же лица
отупляющая слабость
я пыталась разозлиться
но внутри что-то сломалось

я пыталась разозлиться
но внутри что-то закрылось
тот же город те же лица
плесневелая застылость

и тщетою затянуло
небо снова наудачу
что мне солнце что мне дуло
не смеюсь не злюсь
не плачу


5

Из этой любови так странно и пошло торчали гештальты
Они возвышались костями над полем чернеющих ирисов
Я лучше умру в этом поле, из чрева стихи твои вырезав,
Чем буду смотреть, как нетрезвое время опять крутит сальто.

Взгляни в зрачки этих безногих дворов и пустых переулков
Ты их и меня оставлял, обещая вернуться счастливым,
Но — видишь? — ревут водостоки и стонут плакучие ивы
Им вторят бродячие псы воем жутким на вечной прогулке.

Но боль, что запряталась в трещинках богопотерянных зданий,
Моя боль, рождавшая сотни канючащих четверостиший,
Она истончается, как эндометрий, становится мельче и тише
Ты зря ее плавишь на крохотном солнце своих оправданий.

Из этой любови так странно и пошло торчал глупый случай,
Он высился черепом над этим полем, похожим на сад,
Но вот уже тонкая стрелка часов покатилась назад
Возьми все стихи до последнего, время, и больше не мучай.


6

словно тень
под язык
этот день
мне впритык

и кольцо
что петля
буквой о
ты и я

эта ночь
так кругла
тянет прочь
эта мгла

словно соль
этот снег
светит ноль
вязкий бег

тихий нимб
под луной
только в лимб
и домой


7

Ну что ты опять натворила?
Уже никуда не годится.
В иссиня-дурацких бахилах
Сбежала тайком из больницы,

Зачем-то опять мне звонила,
Читала вслух Дона Делилло,
Рассказывала небылицы.
Карманы набиты тротилом
Из слов «милый», «мы» и «влюбиться».

Просил же: не трогай текилу
И не запивай ей таблетки.
Но вновь, продираясь сквозь ветки,
Иду, куда ты поманила,
Иду возвращать тебя силой
Из леса, из церкви, из ЗИЛа,
Из бара, из чьей-то квартиры,

И сколько бы ты не винила
Тоску, алкогольный делирий,
Январь, запятые, чернила,

И сколько бы мы не делили
Паршивую блажь ностальгии
На две несъедобные части —

Верну тебя к общему счастью.

Верну вопреки и, как будто
Смущенный нелепой игрою,
Тебя одеялом укрою,
Сотканным из фенибута.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah