RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Светлана Богданова
|  Новый автор - Юлия Подлубнова
|  Новый автор - Виталий Аширов
|  Новый автор - Андрей Родионов (СПб)
|  Новый автор - Рамиль Ниязов
|  Новая книга - Татьяна Нешумова. Надежда есть, но ее не существует.
|  Новый автор - Лиза Неклесса
|  Новый автор - Александр Самойлов
|  Новый автор - Римма Аглиуллина
|  Новый автор - Ангелина Сабитова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ефим Ярошевский

Еврейский квартал. (Из цикла "Наивные рассказы")

31-10-2016 : редактор - Женя Риц





Предчувствие лета

«Ты уже встал, Гедали?»
………….
Был сон в весенней деревне... Украина. Тетя Роза, село Андре-Ивановка…
Цветущие, теплые вишни. Клейкие стволы...
Пчелы, облетающие зрелую землю. Лето созрело. Булькотанье молока... Тепло!..
Зрелое гудение пчел. Гуд... Утро. Голуби...
Синее небо, радость. Мед... Жизнь.
— Ты уже встал, Гедали?
Это мама. Мама спросила и вышла в деревянную дверь — в солнце, — и исчезла, унесенная солнечным ветром. Она сама стала светом... Где я был?
Я спал под пахучим деревенским пододеяльником и совершал бессмысленный полет в узорах обоев.
Узоры пульсировали и держали меня крепко.
— Ты уже встал, Гедали?
Мама ушла, оставив эту поющую фразу в хате, и она повторилась.
Меня спрашивал мамин голос. Я уже встал. Гедали — это я.

...Я, ослепший в прохладном полумраке деревенской кровати, откинувший козлиную шкурку одеяла, ослепленный смуглым блеском своего детского тела. Я, согреваемый вечным, бессмертным библейским огнем моей бабушки Мирл. Я проснулся.
Смуглый отрок с тонкой еврейской кожей и потрясенным скелетом.
Тонконогий курчавый ингеле* встал горячей от сна стопой на деревенский пол...
Оставляя жидкие морщинистые кизяки на утренней земле, в глубину двора уходила корова.
Вишневые стволы горели на солнце... Белье улетало в синее египетское небо...
У моего глаза, потрескивая, как на огне, сидела стрекоза.
— Маня, увизьмить свое видро, он уже полный!
Эта бабушка Мирл.
— Гедали уже встал?

Я беру стрекозу за твердое бестрепетное крыло, с трудом отдираю ее от своей головы,
смотрю в выпуклые, неземные глаза, в которых ключевой холод;
она выгибает горячее длинное тело в пластинках, присасывается к самой себе...
Мне кажется, она смотрит на меня с холодной ненавистью...
Она похожа на немецкий "Юнкерс"!..
Я не могу на это долго смотреть. И я ее отпускаю
Я ее отпускаю, и она, подумав, летит в огороды. В полете я вижу, что у нее голова в скафандре.
— Ты уже встал, Гедали?
Я уже встал...

____________\
*ингеле (идиш) – мальчик


***
         памяти Ленички Гильбурда...

— Фима, где мы находимся, Фима? Кругом бандиты.
Я шел недавно по улице домой, с работы.
Было еще не так поздно. Правда, уже было довольно темно… Ты же знаешь наши переулки?
Смотрю: идут себе две бедные женщины и никого не трогают.
Вдруг появляются неизвестно откуда два бугая — здоровые, что тебе говорить, — и начинают к ним приставать.
Они пристают, а женщины пугаются. Я бы сам испугался... Я не мог долго на это смотреть. Я решил вмешаться.
Я решил им сказать… Я им только сказал:
«Оставьте этих женщин в покое. Они же вас не трогают». И что ты думаешь?
Они подошли ко мне и, ничего не спрашивая, начали меня бить.
Они меня хорошо избили и ушли... Когда я поднялся, я спросил: «За что?»
Тогда один из них вернулся и дал мне так, что у меня до сих пор голова болит.
Ну как тебе нравятся эти подонки? Бандиты — и все.

И Леничка Гильбурд ушел... Я долго смотрел ему вслед.

Потом было страшное.
… Леничка Гильбурд, тихий задумчивый еврей с печальными красивыми глазами (как у художника Левитана) и большой головой на тщедушном теле, жил с мамой в квартале от меня, на Костецкой - на улице, которая уже тогда поросла травой…
Кажется, он закончил какой-то техникум, работал. Любил читать, что-то всегда мастерил.
Часто приходил ко мне в гости и приносил с собой… одну-две фразы из только что прочитанного и открытого им Бабеля: «Она была такая длинная, как степь…» Как тебе, Фима? Смеялся. «Во мне столько юмора …» - грустно говорил он. Доверительно рассказывал мне потом, что познакомился с одной замечательной девушкой, и про то, как ему приятно было просто гулять с ней по городу… и просто дышать.
«Она шла рядом, и была, как море… Я впервые в жизни чувствовал себя так хорошо и спокойно.
И главное: она не задавала глупых вопросов… Ты понимаешь?… это так редко бывает…»
- Наверно, мне надо было на ней жениться… - мечтательно произнес он.
- Так в чем же дело, Леня?!
- Знаешь, это так не просто…
      Тетя Рая, его еврейская мама, очень горевала по этому поводу:
«Я не знаю, что с этим делать… Фимочка, он такой одинокий!
Скажите Игорю, пусть он его познакомит с кем-то.
Игоря он послушается…»

… Леня часто любил уходить к морю, особенно осенью, когда народу вокруг было мало -
и там, на скамейке, рядом с пляжем он одиноко читал какую-нибудь любимую книгу…
Бабеля. Или Толстого.
И слушал шум моря.
Часто засиживался до темноты…
   Однажды он не вернулся.
Обезумевшая мама металась по улицам и кричала: «Леня, Леня!...»
Пришлось обратиться в милицию. Меня в эти дни не было в городе…
Его нашли через три дня на 10-й станции, в воде, почти у берега,
с пробитой головой…………
(что там произошло на самом деле, никто уже не узнает)
………
Леничка, Леничка…
Прости, что я не сумел (что мы не сумели!) тебя защитить…
Светлая память тебе, дорогой…


Над Молдаванкой - ночной ливень
         (посв. Шурику Рихтеру)

...На балконе шумит дождь.
Там ночь. Древняя ночь, похеренная культурой.
В тропических ливнях зреют папоротники.
Мокрая тьма, в которой набирают влагу нездешние растения.
Треск молний над дикой, но плодородной планетой.
…Уснул дядя Моня, спит дворник Степан. Спит без сновидений.
Дышит алкогольным смрадом, дергает во сне деревянной ногой...
Уснул безумный Наум, спит тетя Геня, снится ей (почему-то) Испания,
Израиль, дядя Монус в чалме,
слепой продавец примусных иголок,
обливающийся потом, гнилой и сладкий Привоз,
дочь, выходящая замуж за араба...
Спят жители и соседи, квартиросъемщики и жильцы...
Уносится вприпрыжку ночным богомолом, хромающим кузнечиком чужого несчастья
ночной гость по мокрым крышам - и исчезает в кромешной тьме,
в теплой одури дождя...
Шумит, шумит над Молдаванкой первозданный ливень...
Я подставляю под дождик свою бедную сумасшедшую голову, остужаю ее
— и тоже иду спать...
Спокойной ночи...
Спокойной ночи...
А гите нахт... (идиш)...........

80-90-е годы


______________
Одесса – Германия.......
2016
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah