RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

http://florida55.ru/ студия цветов азалия доставка цветов в омске.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ольга Шульчева-Джарман

Месяц Ксанфик

07-11-2009 : редактор - Сергей Круглов







* * *

Сретение

Два воробья, оцененные медью.

Дальнее небо.

Цепью – созвездья.

Долы и холмы,

и песни, и крины.

Жертва живая

птенцов голубиных.

Снега хранилища,

ливней исходы.

Кровь –

окропление перьев свободы.

Радуйтесь с Ним обретению драхмы!

Радуйтесь с Ним –

Он живой,

хоть и заклан

здесь, на помосте,

а не под кровом,

Крест

рассекает

эоны эонов,

тусклое марево

лун и планет –

чтобы

входящие

видели свет.


9 февраля 2009.

+++

Тебе поет и ночь, и день,
Тебе плетут созвездья гимн,
Тебе – полёт степных орлов
И быстрота речных стремнин.
От четырёх Твоих ветров
От всех нагорий и вершин
Тебе поют огонь и снег
Хвалу вовек.

В речных водах – Твои следы,
Твои и птицы, и цветы,
Тебе – оленя легкий бег,
И кипарис, и кедр, и певк.
Твои – и солнце, и луна,
Твои – и лодка, и волна.
Ты знаешь ангелов и нас
По именам.

Тебе – от неводов и стад,
Тебе – от пастбищ и полей,
От склонов – горный виноград
И от маслин Твоих – елей.
И от дождей, и от грозы,
От половодья вешних рек,
И от колосьев и лозы –
Тебе – о всех.

12.2002

Отцу.
Наш луг - железом не скошен,
и вихрю сродни - покой.
Скачи, и хлопай в ладоши,
ликуй, и пляши, и пой!

Рассыпались где-то смерчи,
теплеет твоя ладонь.
Здесь светлые воды мечут
земля, облака, огонь.

Иль ты не понял спросонок
от света в зрачках твоих,
что нет среди моря лодок
и нет нигде неживых?..

18.05.2006

Месяц Ксанфик

Так для всех…христиан есть первый месяц Ксанфик, называемый еще
апрелем, и это есть день воскресения… он приносит радость всей твари…
он распространяет между всеми веселие; он для христиан есть первый
месяц Ксанфик, то есть время воскресения, в который прославлены будут
тела их неизреченным светом.

(Преподобный Макарий Египетский)

Претворяющий полночь – в сиянье,
Безысходность – в ликующий крик,
Прелагающий в пенье – молчанье,
Приближается месяц Ксанфик,

Наполняющий каждому чашу,
Призывающий всякую плоть,
Сам достигнет подвалов и башен
Он, одетый в хитон и милоть.

Не преломит надломленной трости,
Не угасит курения льна, –
Он восставит забытые кости,
Даст вкусить воскресенья вина.

Он грядет – и сердца в ожиданье
Прозревают Грядущего Лик,
Проложившего путь из скитаний, –
Путь в пресветлый месяц Ксанфик.

6.01.2005

Рождественское.

Он не творит еще чудес.
Он только через год - пойдет.
Звезда. Пещеры черный срез.
Склоненный долу небосвод.

То было тридцать лет назад -
кому об этом вспоминать?
Его шагов в Давидов град
и Петр не в силах удержать.

Ужель крепка любовь у тех,
кто счастлив, исцелен и сыт?
Зевак и стражи громкий смех,
и каждый гвоздь - надежно вбит.

...Он больше не творит чудес,
по водам больше не пойдет.
Пещеры каменистый срез
и неподвижный гроба свод.

Спешаший чистой пеленой
укрыть позорной казни срам
Иосиф рядом с Ним - иной.
Здесь только та же - Мариам.

31.12.2006



Над книгой пророка Осии.

Тех светлы глаза, что увидели -
смыт водами след.
Где - взгляни! - твои обвинители?
Их более нет.
Но дороже жизни - жемчужина
на вые твоей.
Хлеб с вином приготовишь для ужина
и лучший елей.
Ты в земле незасеянной, точно в юности
опять будешь петь.
Он вернулся.Он снова с тобой.Он здесь -
Прошедший сквозь смерть.

4.12.06

Исход

Он говорил нам о манне в пустыне,
говорил о воде из скалы.
Он говорил, что исполнилось ныне
все то, что в субботы прочли.

Он говорил о жезле из древа,
что море накрест рассек.
Он говорил, что росток Иессеев
пробился сквозь мертвый песок.

Он говорил о Завете Новом –
кто вкусит его, не умрет.
Он говорил, что кости Ионы
Бог не оставил средь вод.

Он говорил, что Творец Закона
пришел, возжелал и спас.
Он говорил – Кто в огне Вавилона
стал, как один из нас.

Он говорил об Отроке, славы
чей отблеск сиял в купине.
Он говорил о верви Раавы,
о камнях на осушенном дне.

И мы познали – вода Меривы
стала сладкой на вкус.
И ночь отступила от нас молчаливо,
когда мы пришли в Эммаус.

23.09.2008

Свидетель. Martys.

В тот день он не спросит Его ни о чем –
веков рассечен поток.
очами - к очам, и к ребрам – перстом,
и солнца восход и восток.

Кто прежде жив, чем был Авраам,
и Ноя в ковчеге сберег –
и жатва Его, и Его зима,
и всякое время и срок,

и все – от Него, и в Нем, и к Нему,
кто – Странник, как Мелхиседек,
и был осужден, и – Судья всему,
был мертв, и – живой вовек.

В тот день Он не спросит его ни о чем.
От смерти – на дланях след.
И белый камень, и имя на нем,
И тихий, радостный свет.

11 августа 2009

Церковь от язык.

Сын Каина строит град,
Кует сын Каина меч –
Он жаждет Эдемский сад
От сердца навек отсечь.
Адама дочь опалил
Пустынного солнца зной,
От взора её сокрыл
Тот сад с прозрачной росой.
Она над мутной рекой
Склонит темнокожий лик
И смоет слезу волной,
И выпьет слезу тростник.

«Сильнее глубоких рек,
надежней каменных стен,
юнее степной травы
и проще, чем теплый хлеб,
и слаще меда от пчел,
белее млека от стад, –
о, если бы Ты пришел!
О, если б ты был мой Брат!
Уканет в сердце мое
Твоя преславная весть.
О, если бы Ты пришел!
О, если бы Ты был здесь!

Возженный Тобой маяк
Горит на скОле времен.
Твоя пресветлая тень
От дальних сияет гор.
Столетья ловят сквозь пыль
От риз Твоих аромат.
О, если бы здесь Ты был!
О, если б Ты был мой Брат!
Уканет в сердце мое
Твоя преславная весть.
О, если бы Ты пришел!
О, если бы Ты был здесь!

Светлее, чем Млечный путь –
Меча горящая сталь.
Родник пустынных песков
Омоет нашу печаль.
От звука Твоих шагов
Разрушится цепь преград.
О, если бы Ты, мой Бог –
О, если б Ты стал – мой Брат!
Уканет в сердце мое
Твоя преславная весть.
О, если бы Ты пришел!
О, если бы Ты был здесь!»

Адама дочь над рекой
Склонит темнокожий лик
И смоет слезу волной,
И выпьет слезу тростник.

26.05.-18.06.2004

Церковь. Дочь Иаира.

Крыло - серебряней снега.
Спеша на зов,
рванулся полдень полудней,
ветер ветров.
Оплавится моря берег -
кристалл и мед.
Часть рыбы, часть чаши, часть древа -
и часть от сот.
Дыхание жизни - в персть,
и персты - в крови.

Он поднял тебя на руки,
сказал - "Живи!"

26-27 июля 2009


Церковь. Преполовение.

Пой! –
Как прекрасны в сандалиях ноги твои, дочь!
Пой! –
Благовестница, ты –
над долиною пой и рекой,
над землей, -
пой!
Ты найденыш – была,
Он – тебя отыскал.
Пой!
Он украсил тебя,
дал вкусить тебе хлеба с проточной водой, -
о, пой! –
не затопят все реки тебя,
не покроют все волны!
О, пой!
Ты – от Тира встречай корабли,
от Египта – дары.
Пой!
Ты - под солнцем с луною в нагорьях Ливана –
о, пой!
Над пустыней цветущей,
над пропастью бездны -
о, пой!
Над драконом, - тем, связанным Им для тебя –
рассмеявшись, -
о, пой!
Ты – крин и голубка,
Ты – пажить Его и покой, –
пой же, пой!
…Пей!
Из пригоршней Его прободенных
напейся водой, –
пой!
На дланях Его предначертаны стены –
город твой.

27 мая 2008



По «Гомилиям на Песнь песней» Оригена.

“Миновал, перестал дождь,
отошла навсегда зима.
Встань, спеши, голубка Моя –
Я осилил бешенство бурь,
покрывала Меня волна.
Встань, иди, голубка Моя –
восстановлена тишина, -
Я тебе проложил путь,
и навек разорвал сеть.
Прииди, голубка Моя –
Я воскрес, умертвив смерть”.

Отчего говорит Он: “Встань!”
Отчего он зовет :“Спеши!”
То – достигла цели стрела
в Эммаусской ночной тиши.


Призывает сестру Брат,
и забрезжил уже рассвет.

Не горело ли сердце в нас?
Не вкусили ли мы хлеб?

03.2002.



Церковь. Дочь Авраама.

Солнце стояло нал Гаваоном –
полдень ей лик обжег.
Руки ее – к Эль-Эльону,
ноги – в пыли дорог.
Братья ее – разумны и сыты,
сердце их тук покрыл.
ноги сестры – о камни избиты,
очи – к Господу сил.
И не удержат деву ни вьюга,
ни заушенье ланит –
новые песни ветра от юга
в сердце она хранит.
Руки ее – к Эль –Эльону,
ноги – на камне гор.
Двинулись звезды по небосклону,
с Нищим – ее шатер.
Копоть лучины и двери овина, –
гвалт подняло воронье.
Знает Один, пасущий средь кринов
дивное имя ее.
Тайной, и властью, и силой особой
дар ей – опять и опять –
час ей – рыдать, приникая ко гробу,
и, обратясь, узнавать.

8-9 февраля 2009



Церковь.

Как скала, как стрела - от алеф и до тав,
по кирпичным дорогам, по тропам меж трав,
среди странствий своих ткёт червленую нить,
смеет тварей Господних с ладони кормить -
что о крыльях, копытах и многих очах,
что поя, вопиют, и взывают, крича,
бесприютна, бездомна, седа и юна,
неприступная, словно в огне купина....

18.06.2006


+++

Он, прорвавший уловом сети,
был средь мертвых - и вновь живет.
Навсегда знаменован смертью
Он, вкушающий мед из сот...

Он, неузнанный - узнаваем
по следам на Его ребре.
Он не в ветхом городе с нами -
на пути к Масличной горе.

Сухо древо, и свиток горек,
но не смирны здесь аромат,
и не спрятал Его садовник,
и цветет Его виноград.

27.05.2006




Кесарий - Григорию.

«Дождусь архангельского гласа, последней трубы, преобразования неба,
претворения земли, освобождения стихий, обновления целого мира. Тогда
увижу и самого Кесария не отходящим, не износимым, не оплакиваемым, не
сожалениями сопровождаемым, но святым, прославленным, превознесенным,
каким ты, возлюбленнейший из братьев и братолюбивейший, неоднократно
являлся мне во сне, потому ли, что так изображало тебя мое желание,
или потому, что это была сама истина».
Св. Григорий Богослов. Слово надгробное брату Кесарию.

Не преткнем ноги о камень,
И средь бездн пройдем стопами,
В пальцах – глина, воды, пламень,
О Григорий брат!

Упадут на землю росы,
На глазах просохнут слезы,
И ничто уже не поздно,
О Григорий брат.

Что чело твое понуро?
Он избавит Диоскуров!
Нам Плеяды светят в бурях,
О Григорий брат.

5-6 июня, Троицкая Родительская Суббота.


Цикл «Урия Хеттеянин»
Теофания первая.
Песнь Урии.

"Мы больше не живы, мы - те, кто спустились в шеол.
Удел наш - забыть, что мы видели ночи и дни.
О, если б Ты только расторг небеса - и сошел!
О, если б коснулся Ты гор - и расселись они!

Мой конь без наездника скачет по хеттской стране,
и если Давид меня предал - то кто не предаст?
И если прощен его грех, кто вспомянет о мне?
Кто снова зажжет свет небес в глубине моих глаз?

Здесь змей - Илуянка, с холодной, как смерть, чешуей.
Мне с ним не сразиться - меча не удержит рука.
Подняться я смог бы и биться - будь только со мной
Твоей колесницы с ковчегом два страшных быка.

Так! Лучше собаке живой, чем убитому льву.
Не петь Тебя мертвым, не славить сходящим во ад
и в этих краях не явиться Лицу Твоему...
Ты - Бог неприступный, Ты - праведен, дивен и свят".




Теофания вторая.
Песнь Давида.

День тот – больше тысяч,
песнь –
выше трона.
Пред рабынями рабов –
до хитона!
Арфы радугой струна
Ноя, Ноя.
Хоровод веди – по два
и по трое.
Бог Израилев, явись
скоро, скоро!
Се – супруг твой,
не стыдись,
о Мелхола!..
Шаг быков, как ход светил –
скор и ровен.
Кто тебя во гробе скрыл,
Хеттский воин?
…Где Ковчег? И – тьма, и – лед,
и – ни шага…
Стон предсмертный разберет
Ависага.
- Где твои умершие?
- Не воскресли…
Оскудели, кончились
песни, песни.




Теофания третья.
Родословие по Матфею.

Слышишь – стихии стонут
с высей и до глубин?
Здесь осаждает город
яростный сын Навин.
Алая вервь Раавы
брошена сквозь проем,
колос дщери Моава
цел под смертным серпом,
юной лозой Вооза,
ростком в пустынных краях
отрутся Рахили слезы,
уймется Иаковль страх.
Нет, не сыны Энкиду
рвут горизонта круг –
Урии и Давиду
светлый родился Внук.





Теофания четвертая.
Девяносто и девять.

И омоется кровью Давидов иссоп…

Девяносто и девять взирают с высот.
Страшный лик
над потоком склонили быки,
взрыть способные горы
ударом ноги.
Омрачается свет в херувимских очах,
от тоски ослабели суставы в плечах
и колени с хребтами
качнулись на миг –
перед тем,
как трубящий, неистовый крик,
рев, рычанье и вой,
истребляя людей,
ход светил прекратят,
их свергая с путей,
как иссушат моря
лишь ударом крыла
те создания, что с головами орла.
Раскроят они перьями-бритвами твердь,
перед тем, как придет их черед – умереть…

Девяносто и девять взирают с высот –
всякий кедр упадет, как поверженный сноп!


…Колесницу сдержал Обуздателя жест –
девяносто и девять не стронулись с мест.




Теофания пятая.
Исход. Видение пророка Амоса.

Ветром бурным ворота срывать-
так только Он приходит, спасая,
горы круша
и кедры ломая -
вниз -
к уже не могущим звать,
тем, кто вдали -
позабыт или брошен,
тем, кто вблизи -
и смертельно устал...
Вниз! -
где неслыханно Имя Божие.
В ризе
дивней горного льна,
Он -
сошедший в забвения бездну
и испытавший ее до дна -
древом Креста - не жезлом железным -
Тот же - все Тот же -
едина черта,
йота едина,
Очи - к очам -
Вынесет,
вызволит -
Драхма, -
Овча,-
Чадо, -
Видишь? -
Ладоней Его
начертанье...






Теофания шестая.
Исход.

И ныне – вовек! –
небывало-иное –
слова, расколовшие горы надвое –
- Идем!
Дождем
обновится пустыня сухая,
и мертвая кожа,
и память глухая –
- Идем!
Зрачок – ко зрачку,
и дыханье – к дыханью,
за руку – рука разорвет расставанье –
- Восстань! Отсюда идем!


Теофания седьмая.
Целование мира.

Видишь?
Крылья голубки
прорвали навек
окоём.
Слышишь?
Имя Его
призывают вдвоём
и втроём.
Он пролился
росой на траву,
на пустыню дождём,
Он свободен –
Он стал посреде,
прободенный копьём.
Видишь?
Он одолел,
и восшел,
и воссел со Отцом.
Целование мира –
о Нём.


Теофания восьмая.


Всё то, что желали – сталось
Наоборот,
И ветер не пойман в парус,
А в нем живет.
От полночи до полудня -
Наперекрест –
Закаты стремятся утру
Наперерез,
Сжимать материк не стало
Широт кольцо…

Глядятся галактик стаи
В Его лицо,
А ветер воды тревожит,
Силен и тих.
Друзья на Него похожи,
А Он – на них.




______

12.03.2009
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah