RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

От производителя купить багет для картин - интернет магазин с доставкой.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Елена Ванеян

посвящается тебе

05-11-2008 : редактор - Гали-Дана Зингер





друзьям – живым и умершим



***



Прежде чем пройти по глади пруда,

Я в болезни легкой и смертельной,

В радости твоей с тобой побуду —

В сердце дома, в копоти котельной.



Ем да пью, по уголькам гуляю,

Прислоняюсь к душам-недотрогам,

Жизнь дарю, тебя благословляю —

Просто так, на счастье, ради Бога,



Очень нежно, как щебечет семя

С семенами, на пиру укромном,

Бескорыстной нежностью подземной

Разрывая низкий свод неровный...



Здесь трава трепещет как сосуды,

Обмирает, слова не находит,

В маленькой листве, по глади пруда,

Дрожь старанья медленно проходит.









***



1



Шуршит сухая в комнате листва.

Темно и больно. В грудь вонзает жало

Жизнь или смерть, или иная тварь,

Что Богу моему до крови сердце сжала.



Я здесь одна, куда же все ушли?

Я только видела, когда сверкнула спичка:

В глубоком сне раскрылась горсть земли,

Где мальчик спит, и девочка, и птичка –



Забытый, мой, в слезах уснувший прах

В горсти бесчувственной и одинокой…

О зрячих Таинствах, о слышащих Дарах

Что знаю я в моей земле далекой?

Как горько мне в ее родных руках,

В моей кроватке темной и глубокой,



В саду шуршащем, дряхлом и пустом,

Где нет еще ни времени, ни правил…

Здесь Бог ребенка своего оставил –

Исполнись мной, пустой неплодный дом!



Вот стол и кров, кроватка и стена,

Игрушки, хлеб, вино, прощение, вина,

Вот мальчик, девочка сквозь веки смотрит с пола,

Желает встать и шепчет он, она,

Страшась, любя безумные глаголы:

Моя могила щебета полна,

Ни жизнь, ни смерть, ни ночь, ни глубина,

Ни Ангелы, ни Силы, ни Престолы…





2



Кто звал Отца в саду пустом и хмуром,

Кто трогал гнезда, плачущие тонко,

И лисьи норы под листвой и хвоей бурой –

Он в детской, где так горько быть ребенком…



Он здесь останется, и время по-другому

Захочет длиться в комнате холодной.

Любовь мой дом и сад напротив дома –

Еще пустой, застывший и неплодный.



Куда идти – нигде нельзя согреться,

Но звать и плакать в тонкой колыбельке.

На голом древе, в середине сердца

Господь и Бог не спит в своей постельке.



Он больше не уйдет из смертной сени,

Отец и Сын не будут неразлучны.

Мой плач, летящий в темноте весенней,

Благословляют маленькие ручки.



1994-2007









***

1



Я не поймала воздух ртом,

И как мне в яркой быть природе.

Меня в другой, бесцветный дом,

Побыть – умершие приводят.



Как жаль, что я не вижу их,

Работе медленной повинна —

Их, любящих меня, Твоих,

Сопроводить – до половины.



Им так понятно, что со мной,

Когда я так плетусь усердно,

Горящей чувствуя спиной

Их нежность — холод милосердный.



Ни руки мне нельзя согреть,

Ни жгучий ком в груди не тает,

И долго ли стоять, смотреть,

Как воды скрытые питают



Пустое хрупкое белье,

Бессильные сухие жилы.

О, все сокровище мое,

Какое я Тебе сложила.





2



Если б только ум мой очнулся

И без робости поглядел —

Кто осмелился, кто коснулся,

Ризы кожаные задел?



Больно ходит под мертвой тканью

Чудо-рыба, внушая страх,

Все острей плавника мельканье,

Резь в груди, темнота в глазах.



Внутрь меня, как в плывущем храме,

Где не вижу я ничего,

Плачет раненое созданье

Ради Господа своего



И, не зная горького вкуса,

Жизнь вкушает в моей темноте —

Видит только Царя Иисуса,

Одного, на голом Кресте.



2000-2007









Все Святые



В уме прямом, ослепшем и оглохшем,

Ты каплей будь, смягчая неизменно

Источник слез, чтоб руслом пересохшим

Два нищих сна брели по тонким венам.



В глубоком сне звенела электричка,

И дрозд клевал оранжевые кисти,

А в хрупком сне серебряная птичка

Рассыпалась, как крошечные листья.



В разбитый мир приходят Все Святые

(Я вижу их воротники и спины)

И, взяв под плащ, уводят из пустыни

Родные имена своих любимых.



И вас прямые храбрые глаголы

Ведут без страха руслом смертной тени.

Из ветхих снов на свет выходишь голым,

Насквозь одетый светом предпочтенья.



Здесь рады все, что нет тебя любимей

Какой-то мной и Господом Единым.

И хорошо, что утром ярко-синим

Свет украшает сетка паутины.









Мама и Рождество



Заалеют Запад и Восток,

Раб усталый приоткроет веки,

Выпустят сиреневый цветок

Робкого багульника побеги,



Покивав созвездиям простым…

Шепчутся, как волны за плечами,

Рыжеватый свет со светом золотым,

Язычки со встречными лучами.



Скачет колобок в лиловой темноте,

Чтобы горечи на сердце не осталось,

Чтобы не обидела детей

Смерть твоя, немыслимая шалость.



2004









Мама и собаки



На крыле коровка принесла,

Животом улитка начертила:

«Белого на Небо я взяла,

Черного в корзинке опустила.



Старой крови капля пролилась,

Было страшно гибели минутной.

Ныне жизнь другая началась —

В милой бесконечности уютной



Звезд святых белеет молоко,

Винни не боится дня и ночи,

Видят Свет мгновенно и легко

Вечности серебряные очи».



2004









***



Бродит Кора, юная старуха,

Превращает землю в горстку пуха

Для растущих, шепчет умным ртом:



«Умягчи комок убитой глины,

Оживи комок, святая Нина,

Виноградным осени Крестом...»



И в зиянье перепонок рваных

Барабанных горький и бесправный

Тоньше мысли вьется голосок:



-- Как узнать, что мы на свете были?



Потеряли ритм, слепились с пылью

Бабочек раздавленные крылья,

Кровь травы и сердца темный сок.



август 2008









Благовещение



Кто легко воскресает при Слове Завета,

Кто на голос родной поднимается сразу…

Ядовитое горе — зачем тебе это,

Друг, забавный как Марфа, влюбленный как Лазарь...



С мокрым смешаны ветром, несут исцеленье

На веревках белье и промытые флаги,

Только плачь – и подействует пестрое бренье…

Держит белую лилию храбрый Архангел —

И ее воплощает Пречистое Зренье,

Сизый ослик в окне, в голубом полумраке…



Море в небе живет и, как черная пашня,

Семена окружает валами и рвами,

И на синей Земле прорастать им не страшно,

Потому что Господь говорит не словами.



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah