| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











Олег Шатыбелко

печатать   [гештальт-терапия]




-0-
Я ещё Здесь что-то вспомнить получить письмо уличить свет
<покупаю газету и становлюсь Человеком который покупает газету>
Бисмарк меня возьми покрываюсь гневом как древо корой
Атеизмом вру говорю пишу эту рукопись и становлюсь

Мой homo legens не может прочесть весь их пепел ни буквы
<Навязанная телесность удара> <допрос третьей степени>

<Боль предел коммуникативных возможностей языка>
Неречие нож у мембраны крошечной тишины

<Вытеснение невозможно> <стыд уничтожения неистребим>
Я запятая Тадеуш Боровский запятая Примо Леви запятая
<Ресентимент> направленный на самого себя
Абрис ушедших входящего абрис

<Казуальная атрибуция>* приклеена к языку тела
Думаешь мы знаем кто мы на самом деле

Besame mucho
young urban professional мой новый яппи

Мне кажется я начинаю понимать почему
Молчат все те кто были на той стороне войны
Себя




* Амери Ж. По ту сторону преступления и наказания: Попытки одоленного одолеть / Пер. с нем. М.: Новое издательство, 2015.



-1-
Путеводная млечь отсюда и до прощеного воскресения
Все зимы впадают в март не обессудь если
Я опадаю с плеч на дно как подводная лодка
Весь из себя атомарный легкой вам тишины
Немь натянув до подбородка как небо на пяльцы
Пусть проплывёт надо мною весь в белом корабль
Трогая лоб акустическим пальцем как сон
в небе зима и свистать всех наверх

Скошен чуть вправо в окне говорится декабрь
Смятый тенями бумажный лежит на земле горизонт
И наверно восходит звезда
Как букварь


-2-
берег отбросив прилив возлежит распростертым
светом притален маяк возвышенный как перст
мьянма моя глоссолалия нерв подъязычный
в память впадает как небо впадает в меня
машет силком и пугает прибрежную инь

город уходит во снег переходит на вечный
жук под стеклом словно смерть в янтаре так светла
ночь переходит на бег покрывается ветром

флюгер дрожит как уставший живой человек


-3-
... снег перекошен Григом как реками явь непременно
утро туманный Рейкьявик ты будешь со мною
айсберг земли натолкнулся на тень перелётною птицей
завтра прибудет четверг и авось говорит как часы
снег подбивает итоги и тает как пленка
тонкого льда на реке рекетмейстер боится себя
обращаясь по отчеству к ветру и смеет что важно
врать в эту дверь как умеет мираж и отважно терпеть


-4- подольский паренёк

не дай стоять супротив юродивого напротив не в уставной форме
упаси нас от нас их плоть от плоти только что из учебки
впишите в вечные рядовые святцы Жуков Суворов Барклай де Толли
положите к ногам моим чёрное золото Ватерлоо г-н президент
и когда я стану вечный огонь Ленинграда без памяти девять
пропустите меня к воротам Христа ради хотя бы одним глазком
посмотреть закономерность летс гоу


-5-
И вот когда пласты времени вскроют нас землетрясением
налетев друг на друга смерть на смерть на брудершафт
годы прессуясь в речь восходят новым асфальтом привет славяне
и центавры смотрят на нас светом далёкой альфы
каждый вновь вифлеем


-6-
Если с глазного яблока как с луковицы
Снимать слой за слоем плёнку за плёнкой
времени годовые кольца –

Прошлое оживёт мезозойское внутриутробно
Заворочается на глазном

А потом слой за слоем аккуратно обратно –

Ты увидишь немедленное настоящее через прошлое
Так видят кошки

А если не сойдёшь с ума ещё через сто пятнадцать дён
И будущее
Так видят птицы


-7-
Это когда если он существующе замер на полувдохе
Застыл супротивно глаза в глаза ты и время перегляделки
В детстве оно в тебя потом ты из него сегодня

Сердце его болит зло обезболено горькое цинандали
знает теперь оно небессмертно эгоподобострастно
Тьмабог и душа висят над ним в миллиметре держат иголку
меж большим и указательным немтырь о полку игореве


-8-
междуречье хроноса освежеванная каша из топора
жили замертво долгий верблюжий горб даже наверно два
речи впроголодь позвоночный дождь держит твои облака

the rest is silence взвешенное подвешенными в межзвёздном
<гамлеты в хаки стреляют без колебаний>*

Любили против себя




* Джеймс Джойс



-9-
Каждый Когда Бессловесный учит молчать свой понедельник
Бессмысленно ему от слова совсем стойкий агностик
Каждого Когда Бессловесный утречает его чай без сахара
Чает его аспирин

В Каждом Когда Бессловесный проплывает снег улица лица
будто окно закрыли на все изнутри
Перелистывать буквари прачетта во языцах

Прикрывает в метро глаза ти'кает в полудрёме
Предотвратив себя многократно восходит на эскалатор
Едет спиной наверх смотреть вниз всем очно навстречу
Ненавидит Мальчишку через семь ступенек таких же как он не боится
прожить свой сон в биллион этажей сиречь стоп-кадр

Каждый Когда Бессловесный слова подбирает:

несистемные радиопомехи милосердия
искры близости
бессмысленно везёт
решающие моменты всегда так мимолётны


-10-
тишина наушничает мало коому дела у всего
жена мужу ситцевая у них
словно благая весть и о погоде
всем всем всем я есмь тество
одиночества твоего
семь вод


-11-
или спокойствия абсолютной воды засмеёт камень
облака несут небо непременно в белом
где-то боится Ольстер и закрывает руками
асфальта голое тело падает в снег
и обводит как мелом идущего человека
во сне


-12-
мне хочется мая уставшего праздного после победы
преддверье каникул и целая жизнь на песке в бледно-белом
и сцена немая где главный инспектор уехал
себя понимаешь Калигулой трогаешь пальцами крупный
на блюде кизил и пространные вещие вещи
ты знаешь что точно не знаешь что чувствуешь утром
целую Оптину пустынь зим


-13-
после человека потому что зеркал нет
оставшемуся здесь да прибудет на автобусной остановке
если и пить то уж лучше разные вина и ради бога
коньяк водка виски бренди портвейн последнее
поскольку пить надо много часто без лишних одинаково одиноко
не выключать телевизор чтоб кто-то был рядом и восхищённый
но оставаться трезвым как говорил уже выше

например зинфандель средней насыщенности чем
Сира или Шираз Савиньон Блан Пино Гри или Пино Нуар тем более
слишком горчит послевкусие терпкое жесткое и учти
нужно что-то нежнее тоньше протяжней напевнее впрочем
закусывать лучше фруктами или нетвёрдым сыром хотя и они
мне нравятся разные

ещё можно гулять но там люди

читать
желательно что-то бумажное перелистывать запахи
содержание важно но в принципе второстепенно насколько не знаю
и телевизор про путешествия там где нас нет и не бу
зато красиво и мало слов

можно соцсети но там тоже они

вместо
утренней сигареты повторять наизусть окно
снег дорогу небо сбился снег дорогу небо и тополь
смотрящий в тебя из подлеска напротив бывает белое зимнее
отвечать: даже невыносимая боль бесполезна
колющая режущая тупая фантомная и
чем невыносимей тем бесполезней

у электронной сигареты пластмассовый привкус и нет души
чем бесполезней тем невыносимей нет нет да


-14-
и снег с оглядкой на прямую речь со спины неприступен
зачем тебе такой шиворот навыворот если не считать
завтра ходит по кругу себеподобных но не теперь
иммунизированная антигеном сыворотка некоторые извлечены
геном жизни данного вида организмов
просторечие изма слов


-15-
Уклонение смысла как ускользание логики понедельника
Тавтология несуществования впрочем преодолённая
Напряжение речи суть оставленная по себе молитва
Устойчивое ощущение невыразимого не суть но привычка
Гипостазирование себя за пределами текста и слова
Ай-люли исковерканное аллилуйя

Хлебные крошки антиутопий травести совести
Смыслы более-менее понятны только
в повторяющем себя пространстве боли


-16-
Тело слепое раздвигает руками воздух
Тень солнца сомнительно падает на Гудзон

Странное НЛО неба приоткрывает веко
Когда время на смерть становится человеком ибо
Несть числа снисходительности любви

У смерти есть свой язык на нём молчит тело
На нём говорит птицелов и октябрь оно как стебель
бутон его распускается словом тебя


-17-
Что мы горсть сумасшедших атомов шторм унд дранг

И скрещённые на груди руки в качестве например следствия
И другие слепые намерения геометрии причинённой страсти
И мы оправданы каждым дождём молчания щёлочь
И сигаретный дым острого непрощения
И щенячьи глаза чувствуют отвращение как профессионал
И боль приравнивается к стихотворению
И полторы минуты ясновидения милосердия
И невинность лжесвидетеля правды соприродны

Вот креолизация вечности и мгновения/времени и языка его
Вот осколки стекла строят гримасы зеркалу гроздья гнева
Вот вина и судьба ходят самые заклятые друзья



-18-
Нас их нет в будущем потому и будущего нет в нас их
Хитин спящего насекомого спящего хитин
Линза увеличительного стекла фокусирует нас солнечный зайчик

Кажется млечный туман мерцал на миллиметр левее
Если солнце погаснет узнаем минут через восемь

Кровь наша снег невесома бестактно тактильна

За руку водит Овидий сошедшего Данте
так ненавидит только беспечно любимый когда-то


-19-
Ходить не убояться каждой симфонии Шостаковича
Все пьяццо кончаются дорогами пилигрима
Клео меня возьми положи в воду истории
Я молюсь святому Клиномену в каждом неопределённом месте
Боги пребывают в межзвёздном пространстве и
Не вмешиваются в д(т)ела людей с особым цинизмом
Бездна вглядывается в себя в каждом зеркале
Караваджи подмешивал сепию в любой белый
Бабочки слов улетели в отвратительную пустоту
говорил А. Белый завершая рецензию и себя


-20-
Да не убоюсь собственной сути суеты сует аспергера ежекратно
Отчаяния исподтишка всуе гнева твово упаси избави
Дай напиться колодезной умолчания запятой да вдосталь
Ошую и одесную в бумажную опуская по локоть умыться
Вдох взвешивать на языке семь раз отмерь отрежь
Посполитая сажень косая кирилица бьется во рту чуть живая
Скажешь смерть носить в решете буду смерть в решете
Медленная черепаховая колючая чертополоховая
Да прибудет воля твоя и моя луковая крохотная


-21-
Где застигнет нас март в светофорном и жёлтом осоловелом
Натюрморты витрин в чём-то белом летучем за нами Москва
Выдохнем сигаретный перелистнём заоконно-трамвайный

Склеился с ветром четверг ночь выдыхает нас оземь
Снег читает Гандлевского в окончательной прозе


-22-
Потом из тебя идёт снег и обернулся ветр
Врет тебя некто похожий на друг
И эта проблема случается с каждой субботой
А мелок неба остаётся на пальцах ночи
Едет в тебе разрисованный в кровяные автобус

Ирис солнечных пятен летает в витринах
Светофорный зрачок краснотала мигает теперь ярко-зелен
Раскрываешь ладонь: в ней перепутались ветви деревьев
В каждое ты обернуться нельзя


-23-
Моментальный январь и цитирование снега
Импровизация скуки и сыграть на опережение
Оцепенение света и несомненность страха
Жилка на виске бьется почти синяя и смешная
Немного мертвых бабочек и мы справимся
Их у нас ещё восемь

Но всё начинается с

Каждой что ли минуты противовеса предназначению

По утрам кислый инжир света
Такова фотография смысла жизни


-24-
Иже еси на небесех сорадуется истине словно Приштина
Верлибры Блока странно и сладко
Чеховская ремарка на западном фронте без перемен
Либо молчание либо эстетизация бесконечного слова
<Глаголы движения в Вишнёвом саде>
Вариативность драматургии
Лексема

Дизьюнкция абсолютного выбора окончательного
Тщательное преодоление лирического высказывания как себя
Соразмерность графически отделённого персонажа
<Озеро совсем не видно> <налево видно озеро>*

Самость твоя погружённая в память вытесняет цели и страхи
Значения произносимых слов не равны смыслу
Объяснить значит оклеветать их
Тщета тела вытеснение за грань здесь-бытия я-мета-слова
Бо оно распадается на смерть Маяковского
и философскую лестницу. В небо




Киборгов отсутствия выбора




* Доманский Ю. В. Чеховская ремарка: некоторые наблюдения: Монография – М.: ГЦТМ им. А. А. Бахрушина, 2014.


-25-
... говорение смерти страх
Господень четвёртая стадия химиотерапия
Шаманство шагреневая кожа плевать кто сказал
Нострадамус всегда должен чувство вины от похмелья
Платон Гомер Кант Чаплин не справились сволочи
Другие пролегомены алетейя время по Гринвичу
Амплитуда диапазон жизни скорость звука и света
Святая Эмили Дикинсон иже еси во имя аз бука веди
Оставь им хотя бы поэзию жить в неведении


-26-
Она знает любую правду от полу до лжи пожалуйста защити нас
Фактологическое изложение разбивается об интерпретатора навзничь

Опыт память боль диктуют нас диктатуре совести жертвопринося
Виктимологисты спускают ищеек государство в истоме выбора
Не дай захлебнуться игоревым твоим стоя на цыпочках перед зеркалом
Отражённый расстрелянный изо всех рук СМИ по-македонски
Судьи твои хеопсы застыли на книжных в присяжных изгнании
Гипероксия оный пресыщен другим нежно-инжирной плотью его
Что просторечь исходящая из них как Паулина из глаз Сенеки
Невсутерпь им есть-пить это слово кругом ни вписаное ни живое

Будто люблю сил нет как


-27-
Тело её распростертое вынимал изо рта клал на ладонь
Рассматривать аортальное контролируемая истерика отдышаться

Тело её обнажённое не знало как налюбоваться собой
Пело ело с ножа глазами на взводе чуть искра и
Удостоенный страсти возжелать трансцендентного
Сердце двужильное возлежит чело вечное спроси не отвечу

Преломленный артос на пасху слова твово творог
Живительное запечатлённое Микеланджело как первородный
Впавшая в тело моё жалость кинжальная об

Осталась во мне облатка невозможная выжить когда
Вдвойне надежда остро` подребро не вымолвить даже шага
Оберег ежели дышать дальше подробно буквы песнь песней
Кувырк казнь опроверг в прощёное воскресение не знаю как


-28-
И вот он мчится по ночному шоссе открыв все радио-килогерцы
Со всеми кто у него в сердцах на всех частотах снег и джаз
Сердце утреннего одиночества молчит в зеркале заднего вида
Сердце децибелое бьётся на встречной

Дорога вываливается из него языком бесполезным
Невозможным Тарковским Стравинским музыкой необъяснимого
Молитвой прочим молчанием ни о чём Уоррена Чанга

Спустя за поэзию прозу от первого лица вычеркивает из списка живых
Про себя говорит в третьем из разрешённого верит только
Проституткам наркотикам зачеркнуто
детям Энди Уорхолу и Джексону Поллаку

Ненавидит их же преподаёт словесность фото двух сыновей
Младший ударник у Оззи Осборна написал монографию
<Преодоление пафоса романтизма смерть лирического героя
в современной поэзии>

а он молится по утрам оксиморон примерно
супрематически

Речь его опоясывающая горит говорит эмболия врет их
чужая жемчужина в горле с моллюском боли внутри
прими нас

-29-
<Когда страх чтобы обрести достоинство оборачивается гневом>*:

Висеть между ними равнозаряженно истовое безумство
Они просыпаются человеком из человека просыпаются они
Артикуляция парализована: макиавеллизм страха внезаконие гнева
Рефлексия сделать ночь мало-мальски переносимой
<история смесь банальности и апокалипсиса>**

Декартова система координат искорёжена по спирали
Трагедия вырывает язык у реальности низлагает до фарса

Пережившие первую не ждут эффект домино второго тик-так
уходят переводя часы вперёд до немой сцены в последнем такте


Амери запятая/ Боровски запятая/ Леви запятая




* Амери Ж. По ту сторону преступления и наказания: Попытки одоленного одолеть / Пер. с нем. М.: Новое издательство, 2015.
** Чьоран Э. М. Генеалогия фанатизма. Желание и боязнь славы. Из книги «О неприличии быть рожденным»; журнал «Дискурс», 2002.