RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Ольга Алтухова
|  Новый автор - Роня Хан
|  Новый автор - Тем Рэд
|  Новый автор - Елизавета Трофимова
|  Новый автор - Владислав Колчигин
|  Новый автор - Алина Данилова
|  Новый автор - Екатерина Писарева
|  Новый автор - Владислав Декалов
|  Новый автор - Анастасия Белоусова
|  Новый автор - Михаил Левантовский
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Анна Гринка

Речная болезнь

13-11-2018 : редактор - Тимофей Дунченко





Должна же быть какая-то связь

блестящий капот этой машины
был соединён со всеми лужами района

обычно если кто-то проходил мимо и ловил в нём своё отражение
гладь окатывала его
прозрачными колючками
морозными бликами
так что в глазах долго щипало и ныло

пострадавший начинал мерцать:
рандомно появляться на несколько секунд
в разных дворах переулках и так далее
ровно на том месте где из луж испарялась вода
а потом передумывала и вправлялась обратно

возле мерцаний хорошо собирались голуби
обычно делились на две группы –
поскольку изображение было плоским
каждая команда следила за своей стороной

их явно привлекала зернистость картинки:
мерцающий человек постоянно искажался
рвался на мелкие молнии
дробился на частицы
которые может быть так и хотелось склевать

как правило мерцание продолжалось около часа
но порой занимало и целый день

более долгий срок означал
что оригинал уже непоправимо повреждён:
у пострадавшего зернилась голова
её кусочки больше не прилегали друг к другу тесно
и поэтому выливались в окружающий мир
создавая нечто среднее между головой и фоном на котором она оказалась

то же самое затем происходило с туловищем конечностями одеждой
только к тому времени дальнейшие переходы
уже не были так интересны
то ли дело голова

она так перемешивалась со средой
что человека больше нельзя было снять с фона
он торчал в нём а потом и висел
как насекомое на ловчих волосках росянки
медленно по зёрнышку перевариваясь
встраиваясь во внешние клетки

но так происходило очень редко
чаще всего мерцание заканчивалось быстро и уходило с поверхности над лужами
не отзываясь в оригинале слишком выраженной болезнью –
так что человек мог даже не знать о недавнем своём приключении
и спокойно продолжал заниматься обычной не встроенной ни во что жизнью

разве что иногда –
пока его копии ещё мерцали над лужами –
у человека побаливала голова:
какой-нибудь сантиметр висков или затылка
выскакивал мелким квадратиком
смешно пульсировал в интерьере
но потом обязательно возвращался на место
и кротко затихал

.....

почему всё это происходило мы не знали
связующий капот блестел себе на солнце
всегда идеально чистый –
но кто его мыл тоже оставалось загадкой:
машина ни разу не сдвинулась с места
и у неё постоянно менялись владельцы

каждая новая бумажка с телефонным номером на лобовом стекле
уводила наши звонки в темноту вне зоны действия

......

однажды шёл долгий дождь
подъезды выходили прямо в грязную воду
за месяц мы уже успели привыкнуть
как вдруг – тучи разошлись
оставили ясный вечер

ночью заорала сигнализация
и наш проснувшийся дом увидел
как удалялась машина
разбрызгивая зернистый лунный свет
вокруг себя

удалялась медленно
а вместе с ней и улица и двор и голуби в нём да и сам разбуженный но тихий дом
тащились от нашего поля зрения
в спокойную заднюю картинку
дробную как и всё происходящее

а происходило вот что:
каждое окно
качнулось отошло
и вместе с квартирой отвалилось
на противоположную сторону фона

поползло становясь чем-то средним
между рябью района и рябью простой

перемешиваясь
одним словом

.....

так и жили

наше общее
двухмерное изображение
то появлялось
то исчезало
и видело зерном
видело окнами
видело нами
любопытных птиц
а также следы
всех прежних номеров телефона
с лобового стекла в луже
на глубине

бумажки плывут от него оторвались
чернила из ручки
испарения в воде



Ожидание электрички

выйдя из метро я обнаружила что станция "серп и молот"
от которой обычно везёт меня домой электричка

стала недействительной

нет ничего не взорвалось
не ушло под землю
просто магазины и забегаловки
облепившие обе стороны пешеходного бега
вдруг оторвались от внутренних продавцов и уборщиков
после чего форма (растворяемая пилюля от этих разных макушек)
покинула помещения
вывелась из несущих систем

лишённые лекарства
некогда приземистые и смирные в общем-то здания
пустились в речную болезнь
а попросту говоря –
растеклись линиями и объёмом
перемешались с окружением

и теперь идти в улице
означало дышать кирпичом
стачиваться шаг за шагом
своим же контуром вползать в жидкие окна-двери
протирать в них лазейку
оставляя покровы по микрокуску позади
пока не протянешься полностью
такой же глубокой дорожкой графона
в котором внутренние органы стали
тоже полосками
и стремятся в обратную от движения сторону

сама станция мерцала прямо и устойчиво
в нескольких метрах от меня

с удивлением
через марево растворённых
я разглядела фигуры людей на платформе
их было немного но все они спокойно стояли себе
повернувшись к подходившему поезду

но когда он остановился
и открыл двери
силуэты качнулись и медленно исчезли

стало ясно:
платформа
привыкшая нести на себе ожидание электрички
теперь просто имитировала
выделяя всё нужное из восприимчивого бетона
и одевая его в человеческую пыльцу
висевшую сейчас в общей каше

но как только поезд подходил
ожидание ныряло обратно в платформу
потеряв очертания людей и необходимый для них материал

тем не менее это означало что люди ещё способны появиться –
только конструировать их будет не случай
а накопленные вещами закономерности
осязаемые желания

и всё такое

но долго нельзя смотреть:
вдохнуть и перемешаться было бы слишком легко
и поэтому
я вернулась в тёплое метро
уже полное таких же –
сбежавших

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah