RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ануар Дуйсенбинов

Dying ficus

20-11-2019 : редактор - Женя Риц





Ладони

Побежать по коричнево желтому полю — упасть. Две ладони вперёд — открываешь — шевелится хвост. Дальше к мягким холмам, к ручейку, к ледяному ключу. Осторожно взглянуть на могилы с крестами. Назад. Пограничное поле, в колючке штаны, исцарапаны ступни в сандалиях. 

Взрыв сирени, зеленая изгородь — стриженный карагач, мостик бетонный через арык, волосы ив полощущий в мутноватой воде, ещё мягкий грецкий орех и стремительный тополь, прямо из кожи асфальта дуб, витиевато растущая вишня, сосны, ели и пихта. 

Аплодирует класс (оставил рюкзак в машине). Смех это чаще про боль. Помогите, милиционер, где дом искать, остановку проехал, наблюдая как двигается движение. Нету формы, оставил на остановке. И насмешками пахнет спортзал. На асфальтовом поле никогда не успел за мячом. Принуждение к присутствию.

Фотокарточка полароид со снимком члена, зарытая под сиренью. Ножик-бабочка, лук вишневый, пальцы в малиновом соке. Музыкантик жужжит в кулаке, пересказывай небу свободу. Сон, нарушенный семенем. Смутный образ, оставшийся на сетчатке исчезает к пятому шагу к ванной. Сладкий запах взросления.

Кружево и помада. Зеркало снов, заползающих в воротник как красные муравьи. Спрятать все между ног, зажать, наяву сновидеть белокаменный город осуществления. Сигарета за джипом, пара бросков рыжеватой земли, молитвами полные до краев сложенные ладони гладят лицо. Слышать песню мягких холмов, ручейка, ледяного ключа. Осторожно взглянуть, обернувшись — оставить надежду.


Dying ficus

day 1

В детстве на похоронах мы каждый раз чувствовали неловкость
Сидели в лоджии на бабушкином сундуке возле полки с книгами
Листая энциклопедии про животный мир с картинками
Иногда попадались картинки ископаемых и мы снова стеснительно
Улыбались как будто шуточно стыдились того что стащили
Со стола сладкий хрустящий хворост

day 2

Первые боевики на vhs вызывали любопытство к насилию
В них умирало столько людей сколько наши родители 
Никогда не хоронили они прыгали с мостов и многоэтажек
Лежали с простреленным сердцем бросались под автомобили
Протыкали друг друга холодным оружием взрывали бомбы
Но больше всего нам нравились базуки базука звучит весело
А потом мы нашли в родительской спальне лики смерти

day 3

Желтоватые пятна расходились от головы чуть за границу крови
Он учился в параллельном седьмом или восьмом и просто 
Выбросился с четвертого этажа на асфальт который мы подметали
На прошлом субботнике поговаривали что в этот день он умылся
Причесался и крепко обнял родителей перед походом в школу
Имя должно быть впиталось в асфальт потому что я его 
Не помню

day 4

С ней я репетировал танец для последнего звонка и всей душой 
Ненавидел эти репетиции этот свой нелепый зеленый пиджак
Свою косолапость о которой не говорил только ленивый и благодаря
Которой я почти превратил ступни своей напарницы в бифштекс
Или это моя вечная отвлеченность и усталое отсутствие 
В принужденном мире в пользу соцветий сирени 
Блеска застывшей черной смолы вкус который никогда 
Ни с чем не ассоциировался и потому ценился как увлекательный 
В пользу луча смерти из дедушкиной лупы разорявшего 
Красные муравейники в пользу приношений еще живых гусениц 
В жертву черным в пользу того времени когда смерть 
Была жестокой игрой и мне не приходилось суетливо оглядываясь 
По сторонам копировать чужие реакции на новость о том
Что чуть позже она разбилась с друзьями 
По дороге к белоснежным вершинам гор 
Куралай была смуглой хохотушкой

day 5

С дядей Болатом родители дружили давно и славно
Никаким дядей нам он конечно не был его жена Ляззат
Обладала агрессивным магнетизмом бесившим почти
Всех женщин на щедрых вечеринках в их коттедже 
С фонтаном во дворе и длинным гостевым домом
Где мы залезали на бильярдный стол чтобы полежать
На темно зеленом сукне 

Когда он продал дом моему отцу мы завели собаку 
Это был кавказец по имени Флюк
Однажды он пропал и оказалось что его съела наша прислуга
Жившая в домике между гостевым домом и баней
Я подглядывал как папа бил светловолосого мужчину
И кричал на него 
Я не мог оторвать от этого глаз
Хотя и умирал от страха 

Дядю Болата несколько лет спустя убили в собственной 
Квартире в Алматы тремя пулями в грудь пущенными 
Через окно спальни

Тетя Ляззат больше не общалась с нашей семьей
Многие считали ее сбрендившей от горя

Их красавица дочь так и не стала моей женой

day 6

За несколько дней до смерти
Дедушка позвал меня в комнату
Достал складной нож и сказал
Как он жалеет о том что у него даже
Не осталось сил чтобы раскрыть его 
И перерезать себе артерии он лишь 
Несколько раз коснулся шеи большим
Пальцем в угрожающем жесте и стал
Истерично смеяться 
Я держал его большой палец
Пока он не уснул

Несколько дней спустя я держал его
Холодеющую ладонь и думал
Что смерть прекрасна а еще было 
Обидно что мне не отдали его нож

day 7

Врач сказал что паразитами его заразили 
Животные сначала они убили печень
Затем захватили легкие и в итоге
Добрались до мозга

Айдыну должно было исполниться что-то 
Около восемнадцати или двадцати

В детстве мы вместе молоком кормили
Ягненка по имени Ақмойын

Папа шутил что его мясо от этого было
Особенно нежным

day 8

Сначала в животе рождается вихрь
Потом трещит электрическими мурашками 
По телу 

Я точно знал что еще один холм и впереди
Развернется сверкающий плавленный металл
Синего и обездвиживающая свобода голубого

Балхаш гнездовье моих снов где мы доплывали
До дальних подводных барханов чтобы встать
В полный рост почти в километре от берега
Где на спине переплываешь пределы страха
А не обнаружив дна плывешь что есть мочи
К оранжевому махровому полотенцу в которое
Мама ловила тебя как бабочку в сачок растирала
Усаживала в песок и приносила пиццу

Где за дальним холмом в саксауле я увидев варана
Кричал посмотри посмотри на красавца его когти едва 
Беспокоя песок уносили драконово тело 
Вдруг прошитое насквозь ржавым куском арматуры
Я попал смотри я попал веселился мой брат победитель

day 9

Искажения нет наблюдаемое движение 
Можно рассматривать как увядание
Поражение формы но листающий картинки 
С ископаемыми продолжает перебирать
Воспринимаемое как единственно возможную
Реальность и только изъян неминуемого 
Ощущается форточкой открытой навстречу 

 

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah