RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Андрей Гришаев

Меч слов

21-11-2019 : редактор - Юлия Тишковская





***

Шаверма на том берегу
Давно уж разобрана
Смотреть я туда не могу
У берега сложены брёвна
К другому побегу бегу

Где светится новый побег
И к его разорению
Идёт неминуем Олег
Укрепи меня зрение
Отмстить за увечья калек

Да, мы инвалиды Невы
Мы стихов сочинители
Поскольку на всех не хватило, увы
Отца, берегов победителя
Мы тени из песни, мы вы

А вы, гнезда в новых ветвях
Клювики одиночества
Взываете платы за страх
Возмещения отчества
Вы слёзы, вы слёзы на милых губах


***

Вот ум, летящий над смертью
Состав тронулся

Вот ум, летящий
Молоко, масло, хлеб

Летящий над смертью
Похолодало

В комнату входит порядок
Тапок льнет к тапку
Изнутри не видно
А если так?

Доска и гвоздь
Доски и гвозди
Фотокарточки
Вечер дня

Утро
Вставание сына
Темно, но брезжит
Проводы в долгую школу
Рука в руке

Огонь в сознании
Блестящая дорожка снега
Сияние составных частей
Жизнь — это

Снится сон:
Список покупок
Молоко, масло, хлеб
Что-то, что-то, что-то
Нечитаемое —

Прочитывается
Достаётся с полки
Оплачивается касанием


***

Гневный суп из свежих грибов
Мы их в ласковой тесноте ловили
Соприкосновенье холодных лбов
Или умов в адской кастрюле или
Душ, оставшихся петь в земле
Песни солнца в разъединенном зале
О, комарик, летящий в добре и зле
О, сухарик, подобранный на вокзале


***

Меч слов
В клюве неся

Шёл сосед мой, нетрезв

Шар голубой
Над головой
Поворачивался

Плыло небо из звезд

Кто-то урну поджёг во дворе
Свет её, шелестя
Освещал и лицо его в ноябре
Уводил и держал, уведя

И двойное соседа лицо
Как же осень за горло берёт
Матерка выпускало кольцо
И душило огонь в свой черёд

А меч слов
Улетая, летел

Приходили наверх глядеть
Мать моя и отец
От их тел
Шла любовь
И шар голубой начинал гореть


***

Мороз
Мороз и солнце
Мороз и солнце день

В проёме няни тень
С угольными щипцами

Мой брат как снег встаёт между домами

Кончился ветер. Ты помнишь вечер
Луна. Луна как. «Луна» — сказал мне брат
Деревьев отражение в пруду
В разорванном дымящемся саду
«Сходи купи вина» сказал мне брат

За облаком-собой, летящим в магазин
Пишу и наблюдаю
Мне дали общество, но я сижу один

Жизнь пролетела — ну, здравствуй, брат

Вся комната янтарным светом озарена
Мой брат берёт стакан вина
И пьёт короткими глотками
Глядим, как в целое сверкающее — сад
В оконной раме


***

Где земля любимая
Где любимая земля
Лю лежит неисцелимая
Пяточкою шевеля

Или всё же исцелимое?
Небо небо и земля
Дай вино неисчислимое
Для любви и для меня

Вес вина на землю падает
Пальцы изнутри крадут
Всё что нас несет и радует
Ветер гонит стаи туч

Луч ложится на растение
Голос изнутри крадут
Волосы несёт и радует
Жезл падает на грудь

Сквозь окно стремится близкое
Пальцы изнутри далёк
Радио несёт и падает
С нами солнечное дно

Вырывалось меж листьев леса
Пальцы трогают звонок
Всё вино поёт без веса
Голос изнутри далёк


***

Под ленинградскими берёзами
Да в страхе страшной мировой,
О, мальчик с бедной головой.

С паническими гладиолусами
Ступает скорбно в третий класс,
Не узнавая всякого из нас.

Друзей его летающие личики,
Остроугольные значки,

О, в коробках занюханные спички,
О, кур подвешивание на крючки.

О, всюду космос.
Вот берёт Надежда Игоревна,
И, пальцем медленным по глобусу скользя,
О, взрытый глобус —
Ничего не выиграно.
Летим в столовую по космосу, друзья.

Где Стыд и Срам, и золотом по золоту
Картина стыдного и страшного суда,
Зверьки неутоляемого голода
И ленинградские траншеи навсегда.


***

Из-за головы травы
Из-за головы травы ясней
Из сплетающихся в земле корней
Все встают, дрожащие, видны

То ли дело недрожащи мы
Собирающиеся в земли полет
В голоса живущие вдали
В там где бабочки и ласточки могли

От могилок влажных и крестов
От слияния сомкнувшихся стеблей
От земли растущих мостиков-мостов
Мы идем и дальше и ясней

Чтобы мы не говорили мы
Им дрожащим, вышедшим во двор
В стебельках проснувшейся травы
В оспинках просящих влаги пор

Из-за головы и вверх летит
Оставляя тело в остальном
Быстрое и долгое простит
Меч, летящий в воздухе стальном


***

Вошла и все бумаги разметала
Таблицы, графики, над чем прошли
Пять или десять лет к концу идущей жизни

Моих недополученных зарплат
Рисунки сумасшедшего

Перья и пух
Растерзанной бескровной птицы
Мы летим
Над миром, кажущимся чем-то
Хорошим

Как были хороши и мы, и розы в мае
Пять или десять лет над чем прошли
Над чем - над всем

И это хорошо
И это, в общем-то, прекрасно


***

(на мотив песни)

Он завернул на время.
Я завернул на время.
Времени мало, времени нет.

Он достал из пакета
Сыр, и водку, и хлеб.
Я достал из пакета
Консервы и водку.
Времени мало, времени нет.

Там, где вечный ремонт,
Мы расстелили газету,
Чтобы накрыть и сесть.
Выпьем за лес,
Выпьем за стол,
Выпьем за что-то,
За то, что. Времени мало.

Выпьем за маму,
Выпьем за холод,
Выпьем за дождь,
Выпьем. Времени нет.

Я отворил окно,
Чтобы до нас донесся
Улицы шум 
И холодный уличный свет.

Белый сыр под ножом,
Хлебные крошки,
Буквы и звуки
В руку собрать.

И собрал и выпил за то, что:
Эти обои,
Этот вскрытый паркет,
Эта пыль из бетона.

Все, что ещё
Здесь или там, но с нами.
Всё, что не с нами,
Здесь или там.

Взвесь в стакане забытом.
Как холодит затылок
Обнаженный бетон.
То, что всегда остаётся
Холодным
В этом теплом вокруг.

Слышишь, друг,
Выпьем за это и это,
За маму, за лес,
За холодный за уличный свет.


***

Лес был непробиваемо серьёзен, 
Он читал
Свои стихи чуть сухо, но умело.

А окунь, что явился из пруда
И в банке коротал последние часы,
Читал принципиально несерьёзно,
Чем заслужил восторги милых дам.

Лес заслужил внимание травы,
Пруда, листвы и почвы,
И критика-червя, что водку
Из рюмки, солнечно сверкнувшей, много пил,
Но не хмелел, а будто бы 
Летел лицом в холодные просветы
Между деревьев, составлявших лес,
Изрядно поредевший. 

Сквозь просветы
Нам видно было трассу и пустырь.
Имея их в виду, нам не хотелось
Ни слушать шелест шепелявый леса,
Ни слышать юмор окуня, который
Прочел и заслужил, но умер, умер –

Как все: когда-нибудь, 
Возможно, 
Навсегда.

Ах, сладкий вкус ухи,
Литература,
Дыханье выпившего отца,
Искры огня,
Расслабленные нервы,
Вот это всё.


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah