| на главную
| рабочий стол
| сообщество полутона
| журнал рец
| премия журнала рец
| on-line проекты
| lj-polutona
| фестиваль slowwwo
| art-zine reflect
| двоеточие
| журнал полилог
| книги
 

RSS / все новости

Новая книга - Сергей Сорока. Тексты. |
Новая книга - Бельский С.А. Синематограф : сборник поэзии. – Днепр : Герда, 2017. – 64 с. |
В. Орлова. Мифическая география. — М.: Воймега, 2016. — 88 c. |
Новые книги - Борис Ильин, Сон и Где постелено |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв, Андрей Жданов. Это будет бесконечно смешно. |
Новая книга - Иван Полторацкий, Михаил Немцев, Дмитрий Королёв. Смерти никакой нет. |
Новая книга - Кирилл Новиков. дк строителей / и / пиво крым / и / младенец воды. |
Новая книга - Александр Малинин. Невод. |
Новая книга - Максим Бородин, Алексей Торхов - Частная жизнь почтовых ящиков. |
Не прошло и десяти лет, как мы починили RSS трансляции. Подписывайтесь! |

| вход для авторов
| забыли пароль?
| подписка на новости
| поиск по сайту











М.Нилин

печатать   ИЮНЬ
редактор - Андрей Черкасов



Ломался сайт.
Погода остаётся неважной, дождик, но стоит иметь в виду вечера, пригодные для камеральных занятий, изредка — и для студийной съёмки.
Показывается солнце и, светя низко, в особенности — из-под тучи, даёт живое освещение.
Проясневший (следствие дождя) воздух, свет, я сказал, пестрей — отражённый неверхними этажами ближних домов — с проблесками от стёкол и неярким, как в мармеладе, мерцанием (рефлекс от зелени) — объект съёмки выигрывает в фотогеничности.
Фотография изобретена и освоена скоро два века и лучшие фотографии сняты не в полдень — позже: пасмурным вечером, в пять-десять минут утешной, с горячащим румянцем, коды света.
Занятно... А, впрочем, как кому... каким образом синего днём оттенка небо становится на ночь глядя — в сторону заката — красным.
«Событьем были для меня» — Додо Сушкова... Надо б, воспроизвожу на память, проверить, — «Небес вечерние явленья»... И, тоже, морды обезьян, в конце долгого дня размещающихся — в античном? нет, на кроне — амфитеатре — рыже краснея, чёрные глаза отливают портвейном... Фанайлова, да, обращает раздражение, нуждаясь, да... Смеркается быстрей, чем гаснет люстра в электротеатре. (Экватор, Африка, опера, перья). Не плоские, на манер кофейного зерна ягодицы Восточного Побережья, зеркальное стекло... кофе жарят, полагаю, не в торговых (их — два) залах, в подсобном, оборудованном вроде кухни помещении... Против вмещающего народа возмущена, чувства необходимы, а народ, известно... То есть темно. С берега свистит мадагаскарский таракан. Привязалась к Сиду, это самка. Йог, Бог мой, дышит, бабоньки, одним лёгким. Да, запах и... вроде бусы берут со стекла на подстолье трюмо... зелёного кофе? и запах жареного. Воронки — свивают приблизившегося в знак восклицания. Раструбы. Грохочущий взыгравший скрежет, краткожизненный. Электрические, со шнеком, дробящие кофе мельницы. Узкие пакетцы... Улица Мясницкая (в Москве)... Так и время уже... Темнеет. Добавляется, смотрим изнутри, толчеи в стёклах. Темнеет, темнеет.
В палец длиной мадагаскарский таракан, с бокастенькую уклейку, голова на кивающем шарнире, с грубо-розовым — как у легкового с подсветкой по днищу автомобиля... с грубо-розовым в подхват по обводу ореолом.
Глазки — розовы, малы, суетливо... испуганно сию минуту примолкнув... долгое тулово — ножками с асинхронной ускоряемой раскруткой без раскачки переносимое — ... глазки... замершее... не выдают, как есть, вверх кося, остановившись.
Да, ещё... Сублимируется, так сказать, страх в бодрость. Поскакали в ночное.
Ещё... Незвучная деликатно тонкая... податлива — с выпыхивающим неслышным выдохом — бумага. По выклеенному донцу пакетец горяч, лёгок на удивление, и там, тильдой гордясь, некому уже съезжать, на заду танцуя, ноги в отверстый сток спускать.
То есть, я говорю, темно.
Объяснение заката.
(Додо — дитя не умело выговорить «Дуня», «Евдокия». Тут, не раз говорил, суть, привычная, складности, лёгкости выговаривания, физиологические основы нативного (нет, не от nates (лат.)) стихосложения. Команды артикуляционному аппарату ещё в оперативной памяти... повторение проще конституирования, сочинения, организации, построения двигательного (артикуляционного) акта. Что говорить.)
Объяснение.
Учат так.
Солнце в зените, свет идёт отвесно... озоновый слой... толща воздуха, годного для дыхания, в пять, меньше, километров. Солнечный, Божий — определяется поступлением в глаз разом всех составляющих: от красного до синего. Глазом интерпретируется как благополучно нейтральный, вроде белого шума — никакой.
А что небо... Небо — фильтр. Толща воздуха перехватывает преимущественно синий. Бьётся — синий, рикошетирует о молекулы воздуха, уклоняется от директории... не пробиваясь к земле, засутолочен в небе. Засутолочен. Задержан. Исключён. Так что, за вычетом, свет солнца, достигший глаза, скорей желтоват.
Но на высоте... Вильям Голдинг, роман «Собор», служил, к слову, в авиации... отсвет неба на руках у каменщиков, пошло голубоватый, как кузнецовский фарфор.
Запрокинь голову — синий в глаз залетит. Ну, и, это самое, лес. С чего б. Синеет.
Объясняют.
Не так строг — фильтр (воздух в значительном объёме) к иным цветам. Отчего так?
В атоме, известно, есть ядро (сопоставительно: футбольный мяч), есть — периферия (в этом масштабе — с футбольное поле). Солнце раскалено и на периферии атома в этой связи случаются скачки, сбросы, возмущенья, сопровождающиеся, верно, излучением. (Иной раз выброс происходит из ядра — но это: жёсткая радиация, сейчас не об этом).
Солнце — исходно — вращающееся облако газа, именно — водорода, значительных размеров, так что в сердцевине образующегося шара давление больше, чем, положим, в центре Земли. Соответственно, жарко. Атомы водорода сливаются в атом гелия, то есть имеет место тот же процесс, что в термоядерной (иначе водородной) бомбе. Давление препятствует взрыву, то и выходит реактор, дающий тепло и производящий гелий и, в малых количествах, иные атомы.
Из срединной, горячей, где атомы серьёзно потревожены, зоны — идёт излучение. Выбраться на поверхность не просто, процесс занимает до двухсот тысяч лет, не без приключений. Наружные слои не слишком горячи, но — излучают и атомы этих слоёв, тем более что бывают затронуты излучением из недр.
Негр, целуя вас в губы, выталкивает языком — одну, строго, порцию (в капсуле) наркотика, прежде оплаченную, понятно.
Скачки на периферии атома, вверх ли, вниз, происходят с этажа на этаж, не иначе, и конкретному этажу, да, соответствует своя со своими характеристиками порция излучения, немедленно и выплёвываемая.
Порции с некоторых этажей есть порции тепла, с других поступают порции ультрафиолета (высвечивает следы спермы в приключенческом кино и ещё особые знаки на банкнотах... но, как таковой, невидим).
А с иных — идёт видимый свет... излучение Солнца на половину состоит из видимого света. Угадав в глаз, порция излучения (чаще всё же не одна, несколько одинаковых) производит... производят... ощущение. Красного ли, зелёного, синего... соответственно этажу на периферии возбуждённых атомов, откуда стартовали.
Так полагают. И дефектом синего объясняют происходящее на закате.
Земной Шар велик и кривизна поверхности, не то чтоб... Так что солнце, когда светит от горизонта... свет идёт сквозь «толщу воздуха» не в пять — вдвое-втрое большую. У синего нет шансов. Сходят с дистанции и другие. Красен. Закат.
Полагают.
Но синий-то.
«Синие тени Сезанна»... «синие сумерки»... Оно не к месту задерживаться... В медицине — как нервоуспокоительное (седатива). Для прогреваний. Из всех цветов всех скорей прогреет — синий. Стройнит. Что это? Ну, да. На флоте в военное время — палубное освещение, где не обойтись, у люков. Синий свет. Издали — не виден? На фоне ночного неба? Блики от воды слегка, в малой степени, маскируют катер, подобное, начистоту — не маскируют...
Считают так. Порция излучения, соответствующая синему — физически, в смысле размеров, на четверть, в таком роде, поменьше порций, что причиняют... оборачиваются в глазу — красным, жёлтым, иными, не синим, цветами. Пульсация... порции излучения пульсируют... в «порции синего» быстрей, и порция эта мощней, но в большей степени, чем иные лишена оригинальной способности. Иные — красного, жёлтого, зелёного — встретив молекулу воздуха, как сивка-бурка, лошадка сказок, жеребчик, пропускают эту молекулу промеж ног... Есть такое сравнение (из ненужных): жук, неуклюж, виражируя, черпает надкрыльем, барахтается, утонет. Кольцевая волна разбегается от места. Прутик. Фронт, как говорится, волны набегает на воткнутый в дно прутик, побежал далее... шрифт обтекает фото... но тут и перестроения, на взгляд, не производилось.
А синий... Жуком бьёт в лоб, задевает грубо, притираясь, во славу Ньютона отлетает сам.
Возможно.
Близко — ультрафиолет. Не загорайте по утрам.
Почему — по утрам?
Оставим.
Не замечают, не братишка-ошарашка... игнорируют, ну, смыкаются позади.
Что ж ещё, до июня относящееся, надо упомянуть. Моранди. Кирико. (Выставки). Выставка привезённого на время из Музея в Нукусе.
Разрешение давней симпатии к Мышиному Горошку. Пришлось на июнь.
Чудны дела Твои, Господи: спрашивают, сочувствую ли педофилии — в пассаже в одной из подборок якобы усматривается. Понимание имеется, но не соображу, каким образом в заметках о фотографии тема могла выступить. Недоразумение, вероятно.
Сказать я б ещё сказал о Римском-Корсакове, имея, впрочем, в виду призвать к поддержке Навального.
Римский-Корсаков... его брат (?), по-моему, был адмиралом... кто-то из родственников?... Морское училище? Морской офицер, добросовестный, твёрдый, любивший учиться. Пожилым человеком, с известностью композитора, посещал лекции в — Консерватории (?). Под его управлением состоял Военно-Морской столичный оркестр.
Музыки, им сочинённой, я не помню, скорей всего не слышал, но чувство приязни к нему, без внятных оснований, за собой знаю. Кстати, ночевал в его квартире. В Питере организовывался в его память Музей (такого рода, что называются мемориальными). Жильцы коммунальной квартиры были выведены (расселены). В доходном доме (не знаю, принадлежала ли ему или жил здесь в съёмной). Приблизительно десять комнат. Планировка выглядела несколько бестолковой... может быть, разгораживалась, став коммунальной... Коридор — из прихожей (?)... три комнаты... три двери в эти комнаты по левой руке. В каждой, понятно, окно.
Квартира на третьем или четвёртом этаже, этажи (потолки) очень высокие даже для Питера.
Представлялись в этих трёх комнатах по левую руку — дочери, выходящие, положим, к ужину. Прикупалась уже мебель для Музея и в гостиной — большой неправильно-прямоугольной комнате — в простенках, то есть между окон, на невысоких лапках стояли гигантского роста зеркала во флотски-чёрном обрамлении. В одном, одетыми, отразились.
На этих днях болтали с братьями-литераторами на бульваре возле «Жан Жака» (кафе), выяснилось, что про «угол отражения», «чему равен», подобное осведомлены приблизительно... сейте вечное... не исключая выпускников Литинститута. В смущении, возможно, мне был отдан после просьбы номер Weekend'а (московский журнал). По совпадению Weekend цитирует Римского-Корсакова. В письме: «Когда думаешь о возможности перемен в здешнем застое»... Далее: хотелось бы, чтобы обошлось сколько возможно мирно... Хотелось бы дожить в культурности, в плоскости, по крайности, привычного бытового комфорта. Хотелось бы, чтобы не при нас. И затем: и сейчас же становится стыдно.
Надо посильно помочь Навальному деньгами. Я перевёл. Пожилым людям — поставить подписи под петицией о допуске Навального к выборам. Объявив фамилию, а придётся и (свой) адрес.
В амбициозном плане идущий век Россией проигран, это не беда, о первенстве думать не приходилось. Но возобновить шевеление, отвернуть от (привычного) оподления, как знать, не поздно. Никакого варианта кроме Навального нет. Между тем не на Путине свет клином. Внутри России и в близком соседстве — горячие сплочённые нации под сильным руководством. России случалось жить под игом, не посягавшим на обряды, верования туземного населения... звезда пляжного отдыха будет сиять нам, пусть переймёт... пусть власть... лицо кавказкой национальности, и это бывало... с готовностью к труду и обороне... к обороне... с парашютными вышками... Колокольный звон местами тоже сохранится.
Мы не выбрали Солженицына. Единственного, и с русскими, вероятно, корнями, у кого имелось, что называется, моральное право указывать нам на злобой и трусостью проявляющиеся недостатки. Не нравилось: верующий. Не располагало, что брался самонадеянно рассуждать, каким образом народ мелкорозничной и рискованной торговли в сто лет оказался в культурном отношении (интеллигенция не могла самонадеянности простить, самого обращения к предмету — никоим образом)... оказался вровень с культурной прослойкой — тонкой, натянутой, какая в долгую историю случилась.
Претензии к Навальному (русофил, верующий, авторитарен), претензии, если вспомнить, кем собрался быть Навальный, должны пониматься... формулировка провизорная... как страх (пониматься) пристукавшихся, приноровившихся, дорожащих достоинством актуального статуса (смелых, умных, обаятельно предостерегающих, резонно — к облому, бодрясь, следующее быдло). Страх... Безотчётный? Навальный, уральцы-компьютерщики с ним, электронное, иными словами — открытое, голосование... (облачная демократия).
Без гарантии не хотим. Не на мусорке найдены настоящее положение, и, опять, достоинство. Тогда как жизнь («жить или лучше сказать вегетировать» — из старинной научной книжки) сопряжена с отсутствием (гарантий; «вегетирование» по смыслу цитаты не параллель к уничижительно-русскому «прозябание»).
Наблюдатели, исследователи, священнослужители и правоверные христиане... сотрудники СМИ... благотворители и владельцы книжных... над схваткой... люди с детьми... Сесть в тюрьму, не выбиться в люди, означает оставить детей без журнала «Америка» (в силу межгосударственного соглашения доставлялся преимущественно людям со связями, государственным функционерам), без образования, без повода посетить, встретить. Вовремя. Так.
Значит, ограничиться переводом денег (Навальному. У Кадырова и ближайшего конкурента — Путина — деньги, вроде, есть).
Общенациональная («жить не по лжи») забастовка интеллигенции — своротила б, нет, и, что возможно, обернулась бы (спустя фазу ненависти — о чём в заметке к прошлой подборке, по-моему, говорилось)... обернулась — уважением — к интеллигенции. Не бывало. Уважения. К чистым профессиям. К актёрам? Инертное (забито, злорадно). К образованному классу... Направляется (справедливо отмечает писатель Шишкин) страхом. Зная за собой страшливость, нет ли. Страхоцентричность — Шишкин. Не было, может быть, случаев... Были случаи? Учреждена (прослойка) начальством. Не из нужд населения естественным порядком. Врачи. Хирурги? Госслужащие учителя.
Нет. Стачечный комитет. А подкоплено? Жить-то на что, затянется? Старики — снимают и не последний ли подход? Молодёжи отложить становление... профессиональный рост.
Чудесна мусульманская молодёжь. По-сталински непьющая, окрепшая в труде. Да, доблестная, не до подлости дорожащая жизнью. Есть боевой авангард. Есть сознание, что с вождём непобедимы.
Стачечный. Ради конченной, неперспективных сельских поселений, охранников, официантов, зло-испуганных учителей (учительниц), сволочи с кафедр: только вперёд ногами, смерть на сцене, не иначе. Плотных ввиду необходимости переносить холод силовиков.
Деньги надо перевести, моё мнение. Перевести, раз прямо Навальному не помогаем, деньги.



1. ночует товарищ.

2. интерьер. Полка.

3. синяя лампа.

4. святитель.

Во времена Сергия (Радонежского) стекла в Московском Крае ещё не варили. В обиходе были известны женские украшения грубой работы со стеклом, в церквах — лампады. У владетельных особ — стеклянные балбошки на лошадиной сбруе и оконницы в покоях, набранные из кружочков стекла в медном, если не свинцовом, переплёте.
Первой завела производство стекла вдова иностранца (Елисея Коэта, литейщика).
Дело было при конце первой трети семнадцатого века. Предполагалось литьё крепостных орудий, но покойный, вероятно, нашёл более удобным испросить у Государя исключительное право на изготовление аптечной из стекла посуды (придворные лекари самостоятельно изготавливали кой-какие снадобья, сидели, можно думать, спирт).
Гута... однокоренное с «хата»... — навес, помещение, сруб со сводчатой с плитой печью, в которой в горшках варится — сплавление компонентов — стекло... через проём к горшкам на плите есть доступ... стекло в горшке вымешивается еловым пестом... из стекла выдуваются и формуются изделия. Формовать можно из вязкого. Дутьё предполагает гораздо более высокую температуру массы.
Топка печи под полом, и дают ей остыть разве что в двунадесятые... На то, чтобы поднять жар в печи после остановки, положим, на ремонт, уходит день-другой. Дрова дубовые, берёзовые, сушатся здесь же. Пожары часты.
Гута стояла в посаде Ново-Иерусалимского монастыря (ныне Истра). Поблизости разрабатывались подходящих кондиций речные пески (песок в составе стекла самый весомый из компонентов; ещё — еловая, редко иная, зола... заливается водой, выщелачивается; вода сливается; упаривается; то, что остаётся, — поташ... если корень pot, то, возможно, латинское: питьё, жидкость, пот, а голландское, английское, немецкое — горшок, корчага... прочие присадки снижают температуру плавления — экономия дров, сообщают стеклу цвет...разжижают массу при варке и проч.).
Сбыт ориентировался на Москву.
Имелась возможность удовлетворять по приемлемой цене громадную потребность гуты в дровах.
В 20-ые ХХ на месте произведены раскопки — приостановившие на два летних сезона эксплуатацию танцверанды: ограждённого помоста в городском парке — к неудовольствию музыкантов и призывного возраста молодёжи.
Помимо пузырьков, сулей, отливались в смазанных ореховым маслом плоских формах тонкие пластины для остекления оконниц с частым переплётом. Формы делались из меди.
Усадка стекла при остывании не велика, а масло — выгорает, так что вытрясти отливку из формы удаётся не всегда. Впрочем, не была простой и прежняя технология: выдувалась халява: сколь возможно большой пузырь... баллон... для чего стеклодув, расставив ноги, становился над траншейкой и (раздувая помалу почерпнутое в горшке стеклодувной трубкой — мундштук деревянный — навёрнутое на трубку стекло) помахивал заготовкой, удлиняя и заботясь о том, чтобы раздалась... укладывал на долок (осиновый с гнилой сердцевиной чурбан — вроде мясницкой колоды — но с полусферическим — мискообразным — углублением)... отжигал трубку (то есть притрагивался к ней из кадки с водой взятым кием — холодным) — отчего трубка с легкостью выламывалась, отделялась от халявы — начинавшей после того оседать... Стеклодув же подскакивал к выдыхавшей жар сопящей халяве с ножом: рукоять деревянная, лезвие раскалено — и вырезал кружок... вырезал так: вёл надрез снизу, слегка отжимая на себя, чтобы стеклянный, с капустный лист, кружок отложился от матерного целого мягко, не повредив собственной правильной горбатости...
Донце узкой халявы отрезалось резом поперёк, кряжеванием. Проще, но и стёклышко выходило меньше блюдца.
Бились ради тонкости — в жилье и днём было темновато, а стекло потолще плохо пропускает свет (литое выходило бугристо).
Предпринимались, не знаю, интересно ли это, опыты изготовления пуговиц (многосложный проект — предполагающий либо закладные стержни, либо — сверление). Делались (шаткие) достаканы (стопки)... Точильные круги ещё были в редкость... Толстостенные с горлышком под гусиное перо сосудцы предлагались как носимые (дорожные) чернильницы — снабдить затычкой предоставлялось покупателю.

5. пасхальный благовест. after Кирико (1888-1978).

6. «Пушкин» — after эстамп Б. П. Кочейшвили.

7. зеркало. (покойник в доме — поверье: душа на выносе норовит остаться,
ускользнуть в сторону, хоть в зазеркалье).

8. железнодорожный узел во времена оккупации.

9. проход.

10. Пушкин в школе - 1.

11. Пушкин в школе - 2.

12. мосэнерго-115-2. (помещаю нравящийся мне снимок: насчёт одной
из подборок текущего года был задан вопрос:
что значит «Мосэнерго-115»).

13. фигурные бутылки и керосиновая без машинки (устройства для подачи фитиля) лампа марганцевого стекла.

14. памяти Моранди (1890-1964).

15. воспоминание о NY.




1.
71,3 КБ

2.
71,3 КБ

3.
71,3 КБ

4.
71,3 КБ

5.
71,3 КБ

6.
71,3 КБ

7.
71,3 КБ

8.
71,3 КБ

9.
71,3 КБ

10.
71,3 КБ

11.
71,3 КБ

12.
71,3 КБ

13.
71,3 КБ

14.
71,3 КБ

15.
71,3 КБ