RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Кирилл Кирсанов

Письмо

24-11-2019 : редактор - Женя Риц





ЗИМА

Зима-ма-ма белым бела:
От тихих ЗИ до грозных МА
В снегу рассеяны дома...
А над землей застыла мгла,
И колок снег, и скользок лед,
И воздух вьюгами ревет,
Пока сугроб несет домой,
Где ты, в осколках теплой суеты,
Свет нашего окна поймала.
А где-то тут блестит стакан -
Я весел и как будто пьян:
Не вспоминаю, что прошло,
И в гости звать весну - смешно, пока
Зимой-мой мой горит фонарь,
Разгорячен январь-звонарь,
И звуки щелкают по стенам,
А сами стены вовсе немы;
И в голове звучит ни "Мы", ни "Тьма",
И точно уж не кутерьма за дверью, -
А там отрывистое МА...
Замоморозила меня
Ровесница времен, их королева.


***

Все, что хотел сказать, забыл,
Когда увидел твои руки навстречу,
Ту нить потерял, помню
Лишь легкость, что-то такое...
Но, все же, как неуверен, и тяжело вспоминать,
А мысль вырывается, словно, конечно же, птица,
Которая расправила крылья и улетает в молодость, свежесть,
Пока горизонт не сдвинут и не очерчен,
И под кожей толкается липкое то:
Что смущает видом многообразным,
Что передвигается вплавь или по суше,
Что растет, множится и чередой,
Поколение за поколением,
Истекает из времени,
Словно вода из горных камней.
Не спрашивай, что хотел сказать тебе, -
Я не знаю...


О ЗВЕЗДАХ, О МАСШТАБАХ

Вечера открытое окно. Звезды еле видны, но сколько их там! – боюсь, столько раз пальцы мне не согнуть. Красивые имена: Альдебаран, Полярная, Сириус, - буква или номер в каталоге, как повезет. Миллиарды, световые года, - то ли плакать, то ли смеяться: камушек носится в космической центрифуге, на нем блоха орет: “Закрой окно, сквозняк же, простынешь!” Во времена (которые можно только представить), когда не было окон, человек смотрел на звезды и чувствовал, что кто-то позаботился о нем, включив этот ночник, - и не так стало страшно, хотя вокруг дикие звери. А свет от костра гладил стены, гладил бегущих быков, лошадей. Так и раздвигалось пространство пещеры.


В ГОРОДЕ ПРОШЛОГО ЛЕТА

Нет, не был в городе этом
Ты, чье имя купалось в рассвете,
На берегу надменно солнцем плюешься,
Вспомни: в белом халате луна
К тебе приходила,
Сухое вино пригубил ты,
На развалинах его предвкушая... 
Но это черное небо
Не только тебя полоскало:
Эпохи следы на ладонях оставив,
Те люди, сухое вино они пили -
Как матери молоко.


***

Пожалуйста, не ходи с воротничком из стекол:
Отражения с годами обманчивей;
Лучше носи поцелуи на шее,
Лучше утром, когда лучами пригрет,
Спроси: "Зачем мне такое скудное золото?"
Ведь если знамя - то цвета солнца
И безразмерное...
Такой день! Нельзя поощрять тишину -
Громко-тихо, глухо-звонко, пусть будут взрывы:
Мерные, как движение сердца,
Яркие - ослепительно,
Неповторимо-похожие,
Как ты и я.


ПИСЬМО

Когда идешь так осторожно,
И чудится радость, близость,
То вспоминаешь письмо, которое -
Я разве не упоминал? -
Так начиналось:

" Я...Я...Я...

Спешу сообщить тебе...

Хочу рассказать о себе...

Помню, было время, когда мы..."

Короткие строчки и точки,
Слова, что жмутся поближе,
Печатные пропуски, паузы
Не скажут более того, что означено,
Но раскроют возможность лист бумаги плоский  
Сложить так, что привидится поле -
Для каждого путника воля,
Край, где осень это такое же лето,
Где двое, повернувшись друг к другу,
Услышать пытаются, значениями маются, -
Но не по прихоти надуется парус,
Слова не соврут и выделят главное:
Частями, мелкими, хлипкими, сложится целое,
Хоть и придется
Ножками в гору топ, топ,
На небо глазками хлоп, -
А чувство, кажется, и зарождается так:
Даже жалкий миг, ничтожное переживание
Растворяются в движении 
Рассказа, смешной басни
И этого подобия песни…


СКАЗКА

Холодное солнце, ее улыбка и голос, обнаженные плечи. Дышу, горю, слышу и вижу – четыре глагола, способных разрезать пространство и зашить его звуком. «Люблю», - говорит она, и рассыпаются замки.  «Люблю», - говорит, и растворяется небо. Наш герой учился любить: опьяненный моментом, то слезы свои утирал, то смеялся над ходом событий (прельщен, он боится в этом признаться). «Люблю», - говорит, и рассыпаются замки. «Люблю», - говорит, и растворяется небо. «Люблю», - говорят они, - «наши лица и наши мечты».


***

Сердечко раз два три, раз два три,
Сердечко раз два три, раз два три, -
Это вальс на костях прошлого лета.
Да, уже прошлого,
Но что-то осталось:
Например шмель зависший над цветком
Или как я машу рукой, а ты в ответ улыбаешься.
Не верится, да, как-то, не хочется,
Что и обо мне будут вспоминать
когда-нибудь
возможно
не важно
я же отважен
прокажен напомажен
Просто встревожен немного!..
Жук жужжащий,
Живой.
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah